© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Таджикские власти не торопятся отдавать детей, привезенных из Ирака

Власти хотят быть уверены, что в будущем эти дети не будут представлять угрозу обществу.


 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Таджикские власти передали возвращенных из Ирака детей в школы-интернаты и детские дома. Однако родные детей всё ещё ждут разрешения, чтобы забрать малолетних родственников под свою опеку.

Из 84 детей, которые были возвращены из Ирака в Таджикистан, до сих пор ни один не передан родным. Об этом стало известно во время бесед с представителями министерства здравоохранения, социальной защиты и министерства образования и науки.

Ранее власти говорили, что дети школьного возраста будут отправлены в учебные заведения, а дошкольного – в семьи.

Из 84 детей, которые были возвращены из Ирака в Таджикистан, до сих пор ни один не передан родным. Фото: CABAR.asia
Из 84 детей, которые были возвращены из Ирака в Таджикистан, до сих пор ни один не передан родным. Фото: CABAR.asia

Заместитель министра здравоохранения и социальной защиты населения Таджикистана Шодихон Джамшед в беседе с CABAR.asia сказал, что кто-либо из родных или посторонних может взять этих детей под свою опеку, усыновить или удочерить,   если имеет хорошие жизненные условия.

Шодихон Джамшед. Фото: moh.tj
Шодихон Джамшед. Фото: moh.tj

Он добавил, что 44 ребёнка в возрасте от одного до пяти лет были перевезены в детский дом №2 Душанбе. 33 ребёнка школьного возраста были распределены по интернатам и детским домам. Ранее Шодихон Джамшед сообщал Радио “Озоди”, что среди вернувшихся из Ирака были и две несовершеннолетние девушки с грудными детьми, которых отправили в учреждения профтехобразования Министерства труда, миграции и занятости населения.

Сейчас четверо детей проходят лечение, а остальные здоровы. Замминистра пообещал, что возвращенным детям будут предоставлены все необходимые медицинские услуги.

«Возвращённые дети учатся наравне с учениками»

Пресс-секретарь министерства образования и науки Эхсон Хушбахт также подтвердил CABAR.asia, что все дети школьного возраста зачислены в школы-интернаты и в настоящее время учатся вместе с другими сверстниками.

Эхсон Хушбахт. Фото с личной страницы в фэйсбуке

«Все дети, которых вернули из Ирака, находятся под наблюдением государства, правительства страны и министерства образования и науки. Рабочая группа министерства время от времени также получает информацию о положении детей и создает все необходимые условия для их жизни», – заверил Эхсон Хушбахт.

Заместитель министра здравоохранения и социальной защиты Шодихон Джамшед сказал CABAR.asia, что те, кто находятся в детских домах, на основании подтверждающих документов и удостоверений личности, будут постепенно возвращаться родственникам.

Шодихон Джамшед отказался от более подробных комментариев и подчеркнул, что вопросы детей решают другие ведомства.

В конце апреля власти Таджикистана привезли в страну 84 детей граждан страны, которые оказались на территориях Сирии и Ирака, контролируемых террористической группировкой ИГИЛ, запрещенной в Таджикистане и ряде других стран мира. Матери этих и других детей, задержанных иракскими властями, были заключены под стражу. В СМИ сообщалось, что в общей сложности 35 семей в Таджикистане подали заявки на воспитание этих детей. 

Однако, во время разговора с CABAR.asia, некоторые из представителей этих семей сказали, что они еще не получили детей под свою опеку. По данным родных, детей перевезли из санатория «Харангон» и поместили в школы-интернаты и детские дома. Но, пока власти не говорят определенно о том, когда вернут в семьи возвращенных из Ирака детей.

В чем нуждаются дети, вернувшиеся из Ирака?

«Для двух внучек я подготовил отдельную комнату»

Некоторые из родных сообщили CABAR.asia, что у них есть все условия для приема детей. Две внучки 60-летнего жителя  Нуриддина Туранова, жителя Пенджикента – города на северо-западе страны, – 7-летняя Хадича и 4-летняя Фатима вместе с другими детьми были возвращены из Ирака на родину и размещены в санатории «Харангон».  Потом Хадича была принята в школу. Но ее дед Нуриддин до сих пор не видел внучку. Власти обещали, что скоро позвонят, и он сможет с ней встретиться.

Примерно месяц назад Нуриддин Туранов виделся с другой внучкой – 4-летней Фатимой, за которой присматривают в детском доме №2 города Душанбе. По его словам, условия там хорошие, и там ему обещали, что передадут  внучку после того, как подготовят необходимые документы.

После возвращения внуков в страну Нуриддин Туранов разговаривал со своей невесткой, которая сейчас находится в иракской тюрьме. Она сказала, что власти Таджикистана обещали передать детей их близким родственникам.

«Мы хотим взять их под свою опеку. Я выделил отдельную комнату для своих внучек, подготовил все условия для проживания. Ждем согласия властей», – добавил Нуриддин Туранов.

«Процесс адаптации детей не будет легким»

Чиновники говорят, что дети до трех лет с большой долей вероятности будут с необходимыми документами переданы родственникам, а дети школьного возраста на некоторое время будут распределены в образовательные учреждения и приюты. Чиновники считают, что эта группа детей подверглась психологическому воздействию, и для их реабилитации необходимы специальные программы.

Уполномоченная по правам ребенка в Таджикистане Раджабмох Хабибуллозода. Фото: CABAR.asia
Уполномоченная по правам ребенка в Таджикистане Раджабмох Хабибуллозода. Фото: CABAR.asia

Уполномоченная по правам ребенка в Таджикистане Раджабмох Хабибуллозода заявила на пресс-конференции, что процесс адаптации детей не будет легким. По ее словам, для того, чтобы дети росли в хорошем окружении, необходимо первоначально хорошо проверить тех, кто хочет взять их в семью.

Министр внутренних дел Рамазон Рахимзода во время последней пресс-конференции подчеркнул влияние атмосферы войны на психику и мышление детей.

«Мы предпримем все возможные меры, чтобы они могли стать адекватными членами общества. Чтобы они отошли от идеологии и менталитета, которые они там приняли», – сказал Рахимзода.
В июле текущего года министерство образования и науки создало специальные группы для содействия процесса адаптации детей к новой жизни. В министерстве считали, что подготовка этих детей к новому учебному году также будет сложной. Некоторые подростки, например, не знакомы с  таджикским алфавитом.

Министр образования и науки Нуриддин Саид на пресс-конференции в июле сообщил, что с этими подростками проведут дополнительные занятия.

«Вопросы обеспечения едой, одеждой, здоровья и восстановление отношений с родственниками детей находятся под контролем», – добавил Н. Саид.

«Я всё ещё не видел своих внуков…»

Хамза Турабеков, 50-летний житель Зафарабадского района Согдийской области, говорит, что после того, как он узнал, что часть детей отвезли из санатория «Харангон» в детский дом №2 города Душанбе, он отправился туда навестить своего 4-летнего внука. Но он его там не нашёл.

Сопровождавший его сотрудник ГКНБ сказал Турабекову, что тот не сможет увидеться со своим внуком, так как последний проходит лечение. Власти пообещали, что  дед сможет увидеть внука после того, как его состояние улучшится. 

Другого внука, которому уже исполнилось пять лет, увидеть тоже не удалось.

По словам сотрудников ГКНБ, ребенок находится в школе-интернате, но в каком – они не уточнили. Таким образом, Турабекову ещё не удалось встретиться ни с одним из внуков.

По его словам, дети, живущие в детском доме № 2 в Душанбе, находятся в хороших условиях. Но он говорит, что им не хватает ласки родителей, любви дедушек и бабушек.

«У них в Таджикистане больше никого нет, их отцы погибли, матери получили пожизненный срок заключения, я обязан о них позаботиться», – говорит Хамза Турабеков.

Жена, дочь и двое сыновей Хамзы Турабекова уехали в начале в Сирию, а потом пересекли границу Ирака в 2015 году, оказавшись на территории, контролируемой террористической группировкой ИГИЛ, запрещенной в Таджикистане и ряде других стран. От сыновей никаких известий нет, но его дочь и жена в Ираке были приговорены к пожизненному заключению за «незаконное пересечение границы» и «содействие террористам» группировки ИГИЛ, запрещенной в Таджикистане. До тех пор пока его дочь не связалась с ним из тюрьмы в Багдаде, Турабеков не знал о выезде в Сирию и бывшей жены, с которой он был в разводе до  этой поездки.

«Дочь согласилась, но поставила условие»

Вначале дочь Турабекова не соглашалась давать разрешение на вывоз детей в Таджикистан.  

«Потом мне позвонили и попросили уговорить её. Она согласилась при условии, что я стану опекуном внуков. Однако, по прошествии более 120 дней, власти не отдали мне детей. Теперь, когда я с моей другой дочерью и новой супругой подготовили все необходимые условия для усыновления, неясно, что решат власти», – добавил Хамза Турабеков.

Он отметил, что некоторое время назад власти разрешили родным видеться один раз в месяц с детьми дошкольного возраста.

Между тем, пресс-секретарь министерства образования и науки Эхсон Хушбахт заверил, что родные могут «без препятствий» всегда навещать детей в школах.

«Также руководителей школ-интернатов обязали, чтобы они сообщали об этих детях в министерство образования и науки», – отметил Эхсон Хушбахт.  

Он уточнил, что дети школьного возраста были распределены не только в школах-интернатах Душанбе, но и других учебных заведениях страны.

Международный комитет Красного Креста рекомендовал властям Таджикистана отдавать этих детей на воспитание близким родственникам, чтобы они могли быстрее адаптироваться к новой среде и жизни.

Почему детей не отдают родным?

Психолог Марьям Давлатова считает, что находясь среди террористов, все эти дети получили серьезную психологическую травму. Чтобы решить эту проблему, нужна работа специалиста и много времени и усилий.
«Но в семьях есть любовь к детям, которую ничто не заменит», – подчеркнула Давлатова.
Она считает, что, процесс лечения пойдёт быстрее, если родственникам разрешат чаще навещать детей в школах-интернатах.

М. Давлатова считает, что эти дети не представляют опасности для других, поскольку находятся под круглосуточным наблюдением школы-интерната.

Социолог Назри Асадзода также обеспокоен психическим здоровьем детей. К такому выводу он пришел после разговора с психологом Махмадулло Давлатовым, который по поручению власти проводит исследование психического состояния детей, привезенных из Ирака.

Назри Асадзода утверждает, что некоторые дети считают окружающих «кафирами» (неверными), которых необходимо убивать.

Встреча детей прибывших из Ирака в аэропорту Душанбе. Фото: CABAR.asia

По этой причине, по его словам, этих несовершеннолетних пока не следует оставлять без присмотра.

«На изменение экстремистских и опасных взглядов детей, с одной стороны, требуется больше времени, а с другой –  нужна помощь экспертов. Учитывая экстремистские взгляды этих несовершеннолетних, их лучше держать в особых условиях и оказывать им психологическую и образовательную поддержку опытных специалистов. Продолжать такую работу будет в интересах, как детей, так и в интересах общества», – считает Назри Асадзода. 

По его словам, нет гарантий того, что в семейных условиях, без использования специальных научных подходов и без содействия специалиста, ментальность этих детей, может быть исправлена.

«В особенности это касается тех семей, которые придерживаются радикальных фундаменталистских взглядов», – отметил Назри Асадзода.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: