© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

“Родители хотели сына”. Зачем кыргызстанок называют суеверными именами?

В Кыргызстане постепенно изживает себя традиция называть девочек суеверными именами в желании обзавестись сыном. Однако это не значит, что девочки становятся такими же желанными детьми как и мальчики, считают некоторые психологи. 


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Сегодня, 11 октября, отмечается Международный день девочек, который был провозглашен Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 2011 года (резолюция 66/170) в знак признания прав девочек.

Этот день был придуман, чтобы обратить внимание на социальные проблемы и неравенство, испытываемые девочками во всем мире, связанные непосредственно с отношением окружающего общества к женскому полу. Также сюда входят возможности получения образования, полноценного питания, медицинского обслуживания, социальные права, защита от дискриминации, насилия и принудительного замужества в детском возрасте.

Кроме всех перечисленных проблем, в Кыргызстане существует еще одна – некоторые родители, чаще всего отец и его родственники не хотят рождения девочек. И если она все-таки рождается, то упрекают мать в том, что не смогла подарить мужу наследника.

В Кыргызстане, когда в семье рождаются несколько девочек подряд, она прибегает к суевериям. Одно из самых распространенных – назвать девочку Жаӊыл, Бурул или Уулжан, чтобы после нее родился мальчик.

«Жаӊыл» – с кыргызского переводится как глагол «ошибись», «Бурул» – «повернись», также у этого имени есть такие варианты как «Бурулсун» и «Бурулча».

Родители, желавшие мальчика, давали дочке имена с приставкой «уул» – «сын». Также появились женские имена с корнем «мырза». Обращение «мырза» используется в кыргызском языке в отношении уважаемых мужчин. Теперь его используют и в женских именах.

 

Клеймо на всю жизнь

Меня зовут Жаӊыл. Не знаю чьим именно было решение назвать меня так. Родители очень хотели сына, а я у них – четвертая дочь.

У старших сестер красивые имена. Папа с мамой говорили, что это суеверие помогло и поэтому родился мой младший брат. В детстве я гордилась тем, что как-то повлияла на рождение брата, но сейчас понимаю, что моей роли там не было.

Да и носить имя, которое говорит всем окружающим, что я не очень желанный ребенок в семье, неприятно. Свою дочь, сколько бы их у меня ни было, я бы так не назвала.

Психолог Мария Самсонова считает, что подобные имена могут сильно отразится на дальнейшей жизни девочки. По ее словам, такая девочка ощущает, что семья ее отвергает и ей не рады, а бремя виновности за свою половую принадлежность большим грузом на плечи ребенка. 

«Для девочки это как клеймо на всю жизнь. Имя будет всегда напоминать, что ты нежеланный ребёнок, тебя не хотели, ты получился не такой, ты расстроил родителей, не оправдал надежд», – отмечает она.

Журналист молодежного образовательного проекта Bilesinbi.kg Асель Жолдошбек кызы рассказала, что к ним поступает много вопросов от женщин, которые хотят зачать мальчика.

«Они обычно интересуются, есть ли специальные медицинские, народные или религиозные методы, чтобы зачать мальчика. Часто рассказывают о том, что на них давят мужья и их родственники. Некоторые вовсе удивляются, узнав, что пол ребенка биологически зависит от мужчины», – рассказывает Жолдошбек кызы.

Она поделилась одной из историй, поступивших к ним:

Не успела я забеременеть, как свекровь начала твердить, что я должна родить ей внука. Повторяла пресловутую фразу, которая переводится: «у плохих женщин рождаются одни дочки» («жаман катын кыш тууйт, кыш тууса да кыз тууйт»).

Всякий раз свекровь напоминала о том, что мужчине нужно продолжение рода. Муж тоже не скрывал того, что ему хотелось бы сына, а не дочь. Я с ужасом ждала наступления беременности, а потом определения пола.

Мне было без разницы сын это будет или дочь. Просто я боялась, что, если рожу дочь, ее не будут любить папа и бабушка. Потом я родила сына. Все были счастливы, но, как оказалось, ненадолго.

Теперь твердят, что мальчик не должен быть один, ему нужен брат.

По словам Асель Жолдошбек кызы, девочки, рожденные в таких семьях, страдают не меньше, чем их матери.

«К нам обращаются уже взрослые девушки, у них психологические проблемы и неприятие себя, поскольку они с детства чувствовали, что они не желанные дети. Они обычно рассказывают, что отец или его родственники унижают их из-за половой принадлежности. Встречаются истории, где девушки жалуются на то, что долгожданный мальчик в семье растет избалованным, а с его сестер большой спрос за все», – отметила она. 

Мария Самсонова. Фото из личного архива

По словам психолога Марии Самсоновой, это очень травматичная ситуация для психики девочек, которая может сказаться на всей дальнейшей жизни.

«Закладывается программа: «Я не имею право на жизнь, я виновата, я не должна была появляться, мне не рады». В лучшем случае, такая программа повлияет на желание достигать высот и доказать родителям, что она ничем не хуже, чем мальчик и имеет право на жизнь. В худшем случае, будет вести к саморазрушению», -считает Самсонова.

По ее словам, в будущем женщина, рожденная в семье, где хотели мальчика, может отвергать свою женственность, половую принадлежность, а значит и себя.

«Это влияет на самооценку, на уверенность в себе. Девочкой быть плохо, но и мужчиной стать не могу. Это печальная ситуация, в которой просто необходима психологическая помощь», – отмечает психолог.

Суеверные имена на новый лад

Если родился сын они устраивают той, а если дочь, то могут не провести той.

Координатор страновой программы ПРООН по гендеру Айсулуу Камчыбекова отмечает, что на положение девочек в стране также влияет общая социально-экономическая ситуация, которая ухудшается с каждым годом. Родители уезжают на заработки, оставляя своих детей родственникам, что тоже создает условия для нарушения прав детей, и в частности, девочек. Поэтому чаще семьи радуются мальчику больше, ожидая, что он будет кормить их в старости.

«Но ведь нет такой гарантии. В современном обществе и девочки, могут также, а иногда и лучше помогать родителям в пожилом возрасте. Особенно такие стереотипы, развиты в сельской местности, где еще сильны такие нормы, обычаи и есть культурные особенности. Например, если родился сын, они устраивают той, а если дочь, то могут не провести той», – говорит Камчыбекова.

В последние годы кыргызстанцы стали придумывать новые женские имена с суеверным уклоном. Появились Асылмырза, Акмырза, Уулбийке, Уулзат, Уулкумар, Уулмырза, Уулданай и Бурулайым.

 

По словам врача-гинеколога и заведующей консультативным отделением ЦСМ №2 города Бишкек Айсалкын Джунушалиевой, в столице родители уже одинаково относятся к рождению как девочек, так и мальчиков. Поскольку теперь наблюдается другая проблема – сложность забеременеть.

«Сейчас так трудно забеременеть. И тем более сегодняшняя молодежь, особенно мужья, особо не заморачиваются насчет пола. Лишь бы родила здорового ребенка», – отмечает Джунушалиева.

Однако в регионах ситуация может заметно отличаться от бишкекской, отмечает гинеколог.

Исследователь и социолог Рейна Артурова говорит, что подобные, суеверные женские имена постепенно изживают себя, но это скорее потому что они более старомодны.

«Это скорее связано с тем, что сейчас имена дают исходя из других социальных убеждений. Например, больше стало мусульманских имен, потому что ислам приобретает большую распространенность. Больше стало каких-то международных имен в связи с тем, что есть интернет, есть масс медиа. Но это не говорит ни в коем случае о том, что патриархата становится меньше, что девочек уже начали ценить на уровне с мальчиками», – отмечает Артурова. 

По ее словам, до сих пор сохраняется тенденция того, что мальчики – более желанные дети.

«Три года назад мы опрашивали все регионы Кыргызстана мы спрашивали: «кому вы предпочтете дать образование: мальчику или девочке?». И все равно большинство родителей говорили, что мальчику. Потому что мальчик потом останется с нами, потому что мальчику это нужнее, потому что девочка выйдет замуж и будет рожать детей. Это не значит, что они не любят своих дочерей, но приоритет в отношении сыновей остается», – говорит Артурова.

Марлен Маматалиев. Photo: kenesh.kg

У депутата парламента Марлена Маматалиева четверо дочерей, а недавно родился сын. Он говорит, что когда четвертой родилась девочка, немного расстроился, но сейчас понимает, что это чудо. 

«Я бесконечно благодарен Богу что у меня четыре девочки. И все похожи на свою маму-красавицу. В остальном характер и т.д. – мои копии. Каждый день почти стараюсь с ними делать домашнее задание. Уже сейчас учу их быть честными и открытыми. То есть некий барьер между нами не создаю, но и строг конечно. Они у меня занимаются таэквондо и дзюдо. Учатся старшие только на пятерки», – рассказывает парламентарий. 

Неравное отношение к полу ребенка существует у некоторых наций и оно не имеет отношения к религии, отмечает сотрудник отдела фатвы ДУМК Бактияр Токтогазы уулу. По его словам, согласно исламу, мусульмане должны довольствоваться тем, кого нам дал Аллах, будь то мальчик или девочка. 

«Можно просить у Всевышнего до наступления беременности ребенка определенного пола, в этом нет греха. Также есть хадис Пророка: “Бойтесь Аллаха и воспитывайте своих детей в равенстве и справедливости”. Поэтому я хотел бы призвать кыргызстанцев относиться к своим детям одинаково хорошо. Если Аллах решил, что должна родиться девочка, значит так надо. Обязанность родителей дать ей любовь, заботу, внимание и хорошее воспитание», – сказал Токтогазы уулу. 


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: