© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Президент разрешил говорить. Как казахстанцы реализовывают право на митинги?

28 сентября в Алматы прошел разрешенный митинг казахстанских феминисток. Это первая разрешенная акция протеста после послания президента Касыма-Жомарта Токаева народу страны, в котором он поручил идти навстречу мирным пикетам.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Photo: CABAR.asia

Митинг прошел днем 28 сентября в единственном отведенном для мирных собраний месте – на площади за кинотеатром «Сары-Арка» в Алматы. Это, конечно, не окраина города, но и далеко не центр. Руководитель феминистской группы KazFem Вероника Фонова отметила, что лишь с 45-й попытки им дали разрешение на проведение мирной акции протеста и связывает это с тем, что власть, по ее мнению, решила снизить протестный накал.

«Здесь медаль о двух сторонах. Теперь нам могут сказать, что митинги будут вот такие – на другом конце города, в сквере, куда тяжело добираться, а все другие движения будут под запретом. И это как будто даёт государству право их арестовывать. Мы против этого. Мы выступаем за уведомительный характер митингов, но вот сейчас пока так», – констатирует Фонова.

На самой акции около ста девушек дружно скандировали речевки, призывающие соблюдать права женщин и ужесточать наказание за насилие. У многих в руках были плакаты с надписями, осуждающие превосходство мужчин во многих вопросах. Самые активные брали микрофон и со сцены рассказывали истории, отражающие ущемление прав женщин. К слову, плакаты держали и мужчины. Они выражали свой протест насилию над женщинами и называли проституцию «оплаченным изнасилованием». Участники митинга разошлись после часа выступлений.

За митинги штрафуют и сажают

О том, как агрессивно власть в Казахстане реагирует на протестные акции знают не только внутри страны, но и за рубежом. Кадры с митингов, на которых силовики, бесцеремонно, скрутив руки женщинам и пожилым людям, заталкивают их в автозак, разлетелись по всем независимым мировым СМИ.

На этом неприятности задержанных не заканчивались. Везло тем, кого несколько часов удерживали в отделении полиции и отпускали, предупредив, чтобы больше их «на митингах не видели». Но зачастую тех, кто оказался задержан на местах митинга, подвергали административному наказанию: штрафовали на ощутимую сумму, закрывали в спецприемник на 15 суток или вовсе привлекали свидетелем и даже подозреваемым по уголовному делу.

К примеру, в 2016 году участников земельного митинга в западноказахстанском городе Атырау Макса Бокаева и Талгата Аяна осудили на 5 лет. В том числе и по 174 статье Уголовного кодекса «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни».

В мае этого года в городе Уральск (на западе страны) задержали юношу, вышедшего на центральную площадь с пустым плакатом. Таким образом он хотел показать, что в Казахстане отсутствует свобода слова и демократия.

А 30 мая, накануне визита главы Европейского совета в Нур-Султан, активисты пожаловались председателю Европейского совета Дональду Туску на «вопиющие нарушения прав человека и гражданских свобод» в Казахстане. Это не помогло и в июне, во время и после президентских выборов, только по официальным данным МВД, было задержано четыре тысячи человек. Тогда в ведомстве напомнили, что митинги могут проводиться только с разрешения местных исполнительных органов».

По закону, для проведения мирного пикета в Казахстане нужно подать заявку в акимат (мэрию) не позднее, чем за 10 дней до даты митинга. Практика показывает, что граждане подают заявление в срок, выполняя все требования оформления заявки, но местные власти все равно отказывают. При этом никогда отказ не дается в прямой форме. Почти всегда в своих ответах чиновники пишут, что митинг невозможно провести в намеченный день по причине «уборки территории», «проведения праздничных мероприятии» или «ремонта труб».

Законодательно места для проведения митингов строго урегулированы. Даже в самом крупном, двухмиллионном Алматы проводить мирные акции разрешено только в одном месте. Директор Казахстанского международного бюро по правам человека Евгений Жовтис отмечает, что из-за ограниченности локации для мирных собраний, в Казахстане стали невозможны шествия, так как они подразумевают проведение акции с движением людей по городу.

Тактический ход власти

Но в сентябре этого года во время послания народу Казахстана президент Касым-Жомарт Токаев поручил давать побольше мест для митингов.

«Если мирные акции не преследуют цель нарушения закона и покоя граждан, то нужно идти навстречу и в установленном законом порядке давать разрешения на их проведение, выделять для этого специальные места. Причем, не на окраинах городов. Но любые призывы к неконституционным действиям, хулиганские акции будут пресекаться в рамках закона», – заявил тогда Токаев.

Казалось, механизм по демократизации общества успешно запущен. Но опытные правозащитники, активисты и политологи пока не видят от власти искренних шагов на встречу к протестному электорату.

Галым Агелеуов. Фото взято с личной страницы в Facebook

«Это [заявление Токаева о разрешении на митинг] популизм. Небольшие послабления, конечно, будут, но уверен, что кардинально ничего не поменяется. Власть будет определять кому давать провести митинг, а кого наказывать. Главный критерий для определения – это лояльность к власти, поэтому при наличии политического оппонирования, однозначно, будет запрет на проведение [митинга]», – рассуждает руководитель общественного фонда «Либерти» Галым Агелеуов.

Он полагает, что это направлено на раздробление протестного электората, чтобы одна часть оппозиции винила другую в сговоре и лояльности к власти в связи с тем, что ей разрешили провести митинг.

Политолог Толганай Умбеталиева также скептически относится к словам президента и считает, что они в большей степени относятся в главной политической партии Казахстана Nur Otan.

«Nur Otan почему-то имеет право проводить свои митинги на центральных площадях, а оппозиция – только на задворках. Поэтому, говоря о том, что митинги могут и должны проводится и на центральных улицах, скорее всего, он имел в виду только митинги Nur Otan», – считает Умбеталиева.

После заявления Токаева в стране начали активно обсуждать перемены к лучшему. В основном, это исходило от госаппарата. В СМИ стали появляться сообщения о том, что полицейских обучат более вежливому диалогу с митингующими. Чуть позже полиция получила новые автозаки для более комфортного пребывания в них задержанных.

Димаш Альжанов. Photo: the-village.kz

Заявление президента и последовавшие за ним действия активисты называют тактическим ходом власти. Это вовсе не значит, что будет изменён закон о митингах, но будут определены дополнительные места для санкционированных митингов. Такой запрос со стороны акима Алматы Бахытжана Сагинтаева уже поступил в маслихат, говорит политолог, участник гражданского движения Oyan Qazaqstan Димаш Альжанов. 

«Чтобы сбавить уровень протестов, изменили поведение полиции – на митингах теперь больше людей в гражданской одежде, чтобы СМИ не фиксировали явное присутствие полиции. Все меры властей не означают, что граждане могут гарантированно реализовать свое право на мирные собрания без ограничений. Все возможности и механизмы, аресты на 10-15 суток сохранены. Поэтому, в случае массовых акций, власти могут вернуться к этим методам», – утверждает Альжанов.

Отмечая возможные мотивы Акорды к демонстрации перемен, Альжанов напоминает, что после подавления протестов во время президентских выборов сформировался негативный имидж власти.

«И сейчас принимаются меры, чтобы его [имидж] исправить, но без каких-либо фундаментальных изменений. В СМИ специально делается акцент на то, что политика властей поменялась, и мы якобы на пути к изменениям. Но это не стоит воспринимать серьёзно, пока закон не будет изменён, пока не будет гарантирована уведомительная система без резерваций в виде специальных зон для митингов», – резюмирует Альжанов.

Власть боится несогласованных митингов

Последние события в сентябре показывают, что пока в Казахстане нет предпосылок к уменьшению протестов. После послания Токаева в нескольких городах Казахстана, включая обе столицы, прошли несанкционированные митинги против «китайской экспансии», на которых участников не задерживали. Однако после были арестованы более 30 человек в тех городах, где проходили акции протеста.

Версии арестов разные. По одной – это были последствия участия в антикитайских митингах, по другой – арестовывали, чтобы не допустить выхода на новые несанкционированные митинги 21 сентября, где полицейские задержали 57 человек.

Правда власти, как и прежде, рапортуют, что задержания на несанкционированных акциях протеста связаны с тем, что граждане вышли по призыву лидера признанного экстремистским в Казахстане движения «Демократический выбор Казахстана» Мухтара Аблязова, «несмотря на предупреждение Генпрокуратуры не поддаваться на провокации извне». Такие же пояснения давались и после летних митингов

Несмотря на то, что в вопросе прав и свобод граждан власти рапортуют о положительных изменениях, многие международные правозащитные организации, в том числе и Human Rights Watch, все еще призывают президента Казахстана пересмотреть законы о мирных митингах и прекратить задерживать мирных демонстрантов.

А активисты, как и прежде, намерены выходить на мирные акции без разрешения по принципу «нам не нужно разрешение, чтобы говорить».

«Нужно выходить и дальше на митинги не согласовывая с властями. Верно и последовательно отстаивать позицию», – считает Димаш Альжанов.


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project». 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: