© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Нужна ли Кыргызстану парламентская демократия?

«В переходных государствах выбор формы устройства правления чаще всего делается не в пользу наиболее оптимальной системы. На первый взгляд может показаться, что в основе всего должны лежать рациональные соображения, например, обеспечение общего блага. Однако определяющий мотив выбора формы правления – это очевидно интересы политических игроков», – отмечает Акбар Какеев, специалист по гос. управлению, в своей статье для раздела “Мнение”. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram


Взыскательный кыргызстанский избиратель может найти в списке свою партию за которую отдаст голос. Другое дело качество самих партий. Фото: 24.kg

Универсальная модель

Дискуссии о наилучшей форме правления, которая отвечала бы интересам различных социальных групп и подходила бы всем ведутся уже давно. В последнее время, с начала двадцать первого столетия, доминируют, в основном, президентская, парламентская и смешанная формы правления. Сторонники президентской республики подчеркивают, что избрание президента и формирование правительства происходит внепарламентским методом, из чего следует, что президент имеет довольно обширные права, ибо он назначает председателя правительства или возглавляет его сам. А это, как они считают, гарантирует стабильность.

Последователи парламентской республики описывают другие достоинства: сильные партийные институты, ответственное правительство, присутствие оппозиции в парламенте, чередование власти. При этой форме государственного правления говорят о “слабом” президенте. Общие направления деятельности, которыми, порой, конституция наделяет президента парламентской республики, осуществляются, как правило, правительством, которое в лице своего главы или министра контрассигнует акты президента. 

В качестве альтернативы президентской и парламентской системам рассматривается смешанная модель власти. Главным плюсом смешанной республики является баланс властей. В парламенте при демократии всегда представлены разные силы от левых до правых, что превращает его в срез всего общества. Президентские и парламентские республики хороши большей стабильностью самого государства. Смешанные республики более открыты для зарождения конфликтов внутри себя, которые будут подрывать его изнутри.

 Любой выбор не идеален

Размышления о лучшей форме правления носят весьма условный характер, так как идеально подходящей модели для всех существует. Безусловно, есть страны, желающие поменять систему на более современную, прогрессивную и результативную по сравнению с имеющейся. Но реалии таковы, что не может быть единой для всех формы, так как у каждой страны присутствует индивидуальная история, ментальность, и особенность. Также следует учитывать исторический промежуток времени и действующую на этот момент политическую ситуацию.

У всех форм государственного управления есть свои плюсы и минусы, а потому преобладание одной из них над другими – это сомнительная позиция. Справедливая же позиция допускает более глубокий анализ достоинств и недостатков в общем контексте. Положительные и отрицательные стороны могут абсолютно по-разному проиграться в кризисных ситуациях, а значит неизвестно, это позитивная или негативная характеристика формы.

Каждая из трёх нами затронутых популярных систем, лишь отчасти может считаться наиболее оптимальной.

Парламентская республика для Кыргызстана

Кыргызской государственности более двух тысяч лет, а в новейшей истории, независимость страна обрела чуть больше четверти века назад. За период после распада СССР мы увидели несколько форм государственного правления, есть с чем сравнивать. Была президентская и смешанная (действующая) модели, не было только парламентской.

Основные преимущества парламентской республики – это то, что главный объем власти концентрируется в руках единого органа – парламента. Кроме того самые важные политические решения принимают с помощью коллегиального принципа парламентского большинства. Помимо этого в отличие от президентской и смешанной республики в них нет какого-либо органа либо должностного лица, который может препятствовать решению парламента при помощи наложения на него своего вето.

Обычно люди правильно критикуют существующую политическую структуру, но бывает заблуждаются в формулировке разновидностей этих структур и прибавляют им призрачные заслуги. Возвышение одной формы правления сопутствуется сильным осуждением других. Критиков парламентской системы более чем достаточно. Их доводы тоже имеют место быть, например, что такая конструкция не подходит для стран, в которых нет условий для развития политических партий и низкий уровень соперничества среди них.

Однако в Кыргызстане имеется определенный уровень плюрализма взглядов и конкуренции. Взыскательный избиратель может найти в списке свою партию за которую отдаст голос. Отсюда и пять партий в пятом созыве парламента и шесть в шестом, как в развитых демократических государствах. Другое дело качественный состав партий, но это как говорится совсем другая история, ведь в этом деле мы пока новички.

Сработает ли система?

В дискуссии о лучшей форме правления присутствует убежденность в том, что верный выбор машинально ведет к благоприятным достижениям: демократическим преобразованиям, увеличению коэффициента полезного действия власти, подконтрольности фракционных лидеров и членов правительства. Такой выбор меняет правила игры в сторону сильного парламента и очень сильного правительства, что будет записано в основном законе – конституции. Однако на бумаге зачастую все хорошо написано, а на деле бывает по-разному. 

Во-первых, форма правления – это структура не только юридическая, но и фактическая. Взаимоотношения между ветвями власти зависят как от правовых предписаний, так и от неформальных политических практик. Пример Кубы периода «тандема» в этом отношении показателен, сложилась ситуация при которой власть «перетекла» от брата к брату.

Во-вторых, могут возникнуть серьёзные расхождения между конституцией и практикой: смешанная система во многих странах, собственно, переросла в президентскую, а кое-где даже в “суперпрезидентскую”. Тут примеры приводить смысла нет, их вполне достаточно. Не стоит забывать, что институционализация формы правления не единовременный акт, а относительно длительный процесс, посредством которого форма правления приобретает ценность и устойчивость.  

Вдобавок надо закрепить и то, что структура формы правления де-юре требует создания ее механизма на практике. Конечно, есть проблемы и в развитых государствах с парламентской системой, особенно из-за нестабильности правительства, но они благополучно решаются путем переговоров.

Ключевые игроки

В переходных государствах выбор формы устройства правления чаще всего делается не в пользу наиболее оптимальной системы. На первый взгляд может показаться, что в основе всего должны лежать рациональные соображения, например, обеспечение общего блага. Однако определяющий мотив выбора формы правления – это очевидно интересы политических игроков, считающих иные модели орудием в борьбе за политическое выживание. Создатели конституции (это не обязательно авторы) преследуют собственные интересы, которые тяготеют над всем, и именно эти интересы предрасполагают их к выбору одних политических моделей и порицанию других.

Игроки могут руководствоваться преобразованиями новой системы, либо личным интересом, возможно, тем и другим одновременно. Когда ввод в эксплуатацию новой системы удачно осуществлен, и она имеет хоть небольшой, но фундамент, начинается борьба за власть с новыми, иногда не всем понятными правилами игры. Вот тут появляются основные бенефициары данной модернизации, так называемые ключевые игроки. Начинается повсеместный передел собственности и распределение ресурсов, преследование политических оппонентов.

Но что удобно при выборе игроками парламентского варианта, так это определенные гарантии безопасности проигравшей стороне. Блок государственных деятелей, определенная социальная группа, люди, объединенные общей идеей или один человек собравший вокруг себя единомышленников, создавшие политическую партию будут иметь реальную силу. Если за ними будут пять-семь процентов населения страны, то тяжело будет не считаться с ними при любой ситуации. Даже если они не попадут в коалицию большинства и в состав правительства, их ждут места в оппозиции, представленной в парламенте. И в отличии от президентской и смешанной систем, могучим кулаком правоохранительных органов и специальных служб, прокуратуры и судов невозможно будет закрыть рот неугодным оппозиционным депутатам, так как предусмотрен парламентский контроль. И это одно из высших достижений парламентской системы правления.

Выводы

 Подводя итоги можно выделить несколько моментов:

  1. Яростные диспуты о самой безупречной демократической форме правления не завершены и вряд ли будут когда-нибудь окончены. Единого мнения на этот счет не будет. И основное, наука не доказала, что одни системы государственного устройства ведут к демократии, а другие к авторитаризму.
  2. Парламентаризм в Кыргызской Республике существует, но пока в половинчатом состоянии, все-таки имеются определенные ограничения. Общество пока не доверяет и не понимает этот институт власти, так как это новое явление.
  3. Любая система заработает, если заполнить все существующие на сегодняшний день нормативно-правовые бреши, и привести законы в соответствие с основным, то есть с Конституцией Кыргызской Республики. А также провести долгожданную судебную реформу, о которой постоянно твердят, но почему-то откладывают. Все просто, нужно чтобы законы работали для всех одинаково.
  4. Ну и чтобы все подытожить: нужно понять – что делать? Ответ есть и это не сложно, в 2020 году, можно раньше или немного позже провести всенародный референдум, с одним вопросом: какую форму правления для своей страны, вы видите наиболее подходящей? И три варианта ответа: 1) Президентская республика; 2) Смешанная республика; 3) Парламентская республика. Два варианта народ уже увидел в действии, третий пока еще интересен и нов. Итог предугадать, конечно сложно, но то, что гражданам страны надо дать шанс самим выбрать дальнейшую судьбу. Мы уже оставляем позади тот переходный период, который мы взяли, чтобы смягчить резкий перескок из президентской формы правления в парламентскую. Десять лет смешанной республики, вполне достаточно в исторических сроках для плавного перехода.

Материалы, опубликованные в разделе «Мнение», являются личным мнением авторов и не отражают позицию редакции.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: