© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Кыргызстан: Amnesty International требует расследовать разгон марша 8 марта

Эксперты полагают, что провокаторы и милиция были заодно во время срыва мирного марша 8 марта в Бишкеке. Ответственности за произошедшее пока никто не понес и со стороны властей нет внятной реакции на произошедшее.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Amnesty International потребовала расследовать действия сотрудников милиции 8 марта на мирном марше в защиту прав женщин в Бишкеке. В заявлении международной организации также отмечается несостоятельность правоохранительных органов в деле защиты мирных демонстрантов от неизвестных.

«Кроме того, властям следует возместить вред мирным манифестантам, которых задержали в произвольном порядке и нарушили их право на свободу мирных собраний и свободу выражения мнений. Помимо прочего, следует установить личности нападавших и предать их суду», – говорится в заявлении.

Одновременно с этим ООН выразила свою обеспокоенность ситуацией.

«Государство обязано не только предоставить защиту от насилия и угроз насилия всем гражданам. Когда государственные органы не предпринимают действий против лиц, виновных в запугивании и насилии, они создают в умах населения непреднамеренное впечатление, что эти люди в масках и все те, кто способствуют ненависти и нетерпимости, поддерживаются государством», – отмечается в заявлении.

Между тем по мнению активиста Азамата Аттокурова, власти Кыргызстана были в сговоре с провокаторами. По этой причине, сотрудники милиции не стали задерживать их, а скрутили участников и участниц акции.

«Люди были заказные. Все они выкрикивали стандартные заученные реплики про ЛГБТ, “прозападников”, “грантоедов”. Это уже не первой свежести высказывания. Власть не координирует свои действия. Модель подавления марша силовыми структурами провалилась и за этим наблюдал весь мир. И это урок на будущее. Силовой метод решения подобных вопросов не эффективен, а напротив бьёт по имиджу страны, который и так подорван», – отмечает Аттокуров.

Photo: Kloop.kg

Маски не сорваны

8 марта в Бишкеке должно было пройти мирное шествие за права женщин. Однако оно было сорвано сначала провокаторами, а затем сотрудниками правоохранительных органов.

Женщин, вышедших на площадь Победы с транспарантами и лозунгами, встретили молодые люди в масках и калпаках. В итоге транспаранты были сломаны, лозунги порваны, дети, с которыми пришли некоторые участницы мирного марша, напуганы. Но вместо того, чтобы остановить нарушителей, милиция задержала организаторов и участниц мирного марша. 

Одна из организаторов митинга, художница и активистка Алтын Капалова во время разгона марша и массовых задержаний получила ушибы и ссадины, которые тут же засвидетельствовала. Она и еще несколько журналисток заявили, что сотрудники милиции применяли в отношении задержанных физическую силу.

В тот же день пресс-секретарь премьер-министра Кыргызстана Адилет Султаналиев сообщил Радио Азаттык, что действия милиции были оправданы, поскольку разрешения на митинг объединению «Бишкекские феминистские инициативы» мэрия не давала.

Однако на следующий день, 9 марта, Генеральная прокуратура опровергла этот факт, заявив, что запрет мэрии является незаконным, поскольку:

«Согласно статье 34 Конституции КР, каждый имеет право на свободу мирных собраний. […] Не допускается запрет и ограничение на проведение мирного собрания, а также отказ в его надлежащем обеспечении ввиду отсутствия уведомления».

Конфеты вместо Конституции

Помимо Бишкека марши 8 марта также готовили в Оше и Ошской области, но по каким-то причинам шествия были отменены. Практикующая адвокат из Оша Мухайё Абраупова считает, что мероприятия отменили из-за страха.

«Акцию организовывала и планировала относительно молодая организация, у которой пока нет серьезной поддержки. Накануне митинга им звонили и предупреждали, чтобы не выходили, якобы, акция не согласована. Это их и остановило. Если бы они обладали большей поддержкой, думаю, тоже бы вышли», – считает Абраупова.

Но кое-где на юге страны шествия все же состоялись. Без задержаний и провокаций.

В Ноокате марш поддержали сотрудники милиции. Они прошлись по улицам с остальными участниками акции, среди которых было много женщин и подростков. Стоит уточнить, что с начала года в Ноокате было зарегистрировано 20 случаев семейного насилия не только в отношении женщин, но и в отношении детей, стариков и даже мужчин. 

«Нам на высоком уровне говорят, что подобные митинги – нарушение традиций и привычных устоев, и, что женщин принято поздравлять конфетами и цветочками. Нет абсолютного понимания, что 8 марта – день солидарности в борьбе за равные права. В нашем случае, это возможность быть услышанными и защищенными», – отмечает Абраупова.

Photo: Игорь Коваленко / EPA / ТАСС

Реакции на скандал

Реакция властей на инцидент, произошедший 8 марта, была неоднозначной. Как сообщила пресс-служба ГУВД Бишкека, в тот день было задержано шестеро женщин-активисток и пятеро мужчин-провокаторов. При этом до сих пор не понятно с чьей подачи действовали последние. 

Национал-патриотическое движение «Кырк чоро», которое ранее выступало против феминнале, а также пыталось сорвать мирный марш 8 марта в 2018 году, в этот раз опровергло свою причастность к провокациям и срыву. Лидер организации Замирбек Кочорбаев рассказал СМИ, что к действиям молодых людей, нападавших на женщин, его организация и он сам отношения не имеют. 

«В день проведения марша за права женщин мы никого не провоцировали. Мы просто стояли в стороне, а это не запрещено. К тем, кто нападал на женщин, я и члены движения не имеют никакого отношения. Мы их не знаем и не видели среди задержанных в УВД Свердловского района», — сказал Кочорбаев (цитата по 24.kg).

Какой-либо внятной реакции от властей Кыргызстана пока нет. Спустя два дня после срыва мирного шествия пресс-служба правительства сообщила, что глава кабмина Мухаммедкалый Абылгазиев призывал стороны не допускать конфликтов во время акций с участием граждан.

Привлечь к дисциплинарной ответственности сотрудников милиции  потребовал аппарат Омбудсмена. Вот только не за задержание участниц марша, а за то, что представителей аппарата не пропустили к задержанным.

Часть депутатов парламента отделались осуждающими постами в социальных сетях, а на заседании Жогорку Кенеша обсуждение свелось к тому была ли демонстрация за права женщин гей-парадом или нет. 

Азамат Аттокуров полагает, что какой-либо внятной реакции или расследования произошедшего от властей ждать не стоит. Но все пострадавшие, по его мнению, должны обращаться в суды, ГКНБ и другие инстанции.

«Государственная машина должна захлебнуться в этих делах, каждый участник и участница митинга 8 марта должны написать заявление, чтобы машина работала и понимала, насколько неэффективны были их методы. Суды, может, ничего и не решат, но система будет работать «вхолостую» и они поймут, что их действия асимметричны и неадекватны», – добавил Аттокуров.

Эксперт по безопасности и экс-заместитель председателя ГКНБ Артур Медетбеков отмечает, что сотрудники Свердловского РОВД, которые задерживали женщин, допустили грубейшие ошибки. Но в любом случае ответственность несут руководители, а не рядовые милиционеры. Ведь они выполняют приказы и действуют четко по инструкции. 

 «Их задача – работать на упреждение и недопущение провокаций, а также обеспечивать безопасность граждан. Но остановить беспредел со стороны молодых парней милиционеры не смогли. Правовую оценку их действиям должен дать надзорный орган, то есть Генпрокуратура», – отмечает Медетбеков.

В интервью Elgezit правозащитница Динара Ошурахунова сообщила, что уверена в том, что нападавшие были переодетыми милиционерами. Слишком согласованными и четкими были их действия.

Эту точку зрения поддерживает и депутат парламента Дастан Бекешев. 

«Эта группа однозначно действовала, заранее согласовав свои действия, с сотрудниками милиции, а милиции в свою очередь отдает приказ Министерство внутренних дел. Знал ли президент о том, что все произойдет так, как произошло, я сказать затрудняюсь», – говорит Бекешев.

ООН в своем заявлении отмечает, что в Кыргызстане в последнее время участились случаи бытового насилия, нетерпимости, ненависти и давления в отношении групп, отдельных активистов и общественных организаций, защищающих права женщин. И это тревожная тенденция, которая может «подорвать обещания в достижении ЦУР, ограничить голос и участие женщин, пространство для гражданских действий в Кыргызской Республике».


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: