© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

IWPR организовал онлайн-дискуссию на тему «Какой будет стратегия ЕАЭС в период коронакризиса?»

11 июня 2020 г. IWPR и CABAR.asia провели экспертную онлайн-дискуссию, посвященную проблемам ЕАЭС в период коронакризиса, в которой приняли участие эксперты из России, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана.

COVID-19 стал серьезным испытанием не только для стран, но и для региональных объединений, в том числе для ЕАЭС. Каковы подходы разных стран к развитию ЕАЭС в условиях кризиса? Возможно ли расширение ЕАЭС в период пандемии? Каково будущее организации? Чтобы найти ответы на подобные вопросы, 11 июня 2020 года было организовано онлайн-мероприятие на тему «Какой будет стратегия ЕАЭС в период коронакризиса?» В мероприятии приняли участие эксперты из Центральной Азии и России.

Модератором дискуссии выступила программный менеджер/редактор IWPR в Таджикистане Лола Олимова. После вступительных ремарок слово было предоставлено старшему научному сотруднику Сектора постсоветских исследований, ИМЭМО РАН, к.и.н. Станиславу Александровичу Притчину, который рассказал о подходах РФ к развитию ЕАЭС в условиях экономического кризиса и пандемии коронавируса.

«Принимая во внимание опыт борьбы с пандемией COVID-19 международного сообщества, можно констатировать что оно в целом не прошло проверку на серьезное трансграничное испытание и стало более разобщенным и разрозненным, нежели до начала пандемии. В целом в мире отмечается очень низкий уровень взаимопомощи, сотрудничества, выработки единых рекомендаций по борьбе с эпидемией, координация профилактических мер.

Станислав Притчин

Редким исключением в вопросе сотрудничества можно отметить страны постсоветского пространства. Здесь, во-первых, присутствовала скоординированность на уровне Евразийской комиссии, продолжились встречи, консультации по экономическим вопросам, проблемам закрытия границ. Помимо этого, Россия в рамках партнерства со странами ЕАЭС разослала около 100 тыс. тестов на коронавирус. Россия предприняла в одностороннем порядке шаги по упрощению режима нахождения иностранных граждан на своей территории. С учетом большого количества трудовых мигрантов, работающих в России и вынужденных ежемесячно получать специальный патент на трудовую активность, правительство РФ до 15 июня 2020 года отменило необходимость получения патента, а также продлило срок разрешенного пребывания иностранцев на период карантина. Эта мера позволила иностранным гражданам без штрафов и дополнительных расходов оставаться в России, оказавшимся без работы или не имеющим возможность выехать из страны ввиду закрытых границ. Также имела место активная гуманитарная взаимопомощь на региональном уровне, когда стороны обменивались или предоставляли помощь в одностороннем порядке. Особо можно выделить Узбекистан, который на фоне закрытия границ для предотвращения распространения коронавируса отправил гуманитарную помощь своим соседям Афганистану, Таджикистану, Кыргызстану для преодоления последствий экономического кризиса. Вслед за Узбекистаном активно начал оказывать гуманитарную помощь и Казахстан. В целом страны Евразии показали высокий уровень готовности помогать соседям, оказавшимся в трудных условиях.

Несмотря на сложности и ограничения экономического сотрудничества на фоне распространения коронавируса, Россия продолжает инициировать и продвигать инициативы по углублению интеграции в рамках ЕАЭС. ЕАЭС в новых условиях продолжило сотрудничество и обсуждение как мер координации и помощи друг другу в сложных условиях, так и планы на будущее. Так, в ходе онлайн встречи Высшего совета ЕАЭС в конце мая обсуждалась «Стратегия развития ЕАЭС до 2025 года»  – документ, который должен стать «дорожной картой» развития объединения на следующие 5 лет».

Во второй сессии эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы, Лидия Пархомчик сделала доклад на тему “Дальнейшее развитие ЕАЭС: казахстанский подход”.

«Пандемия COVID-19 стала настоящим вызовом для всего человечества, испытывая на прочность не только национальные государства, но и региональные объединения как ЕАЭС.

Макроэкономика всего союза отошла на второй план, а необходимость в координированном подходе в борьбе с коронавирусной инфекцией, обусловила формирование отдельного направления работы Евразийской экономической комиссии.

Лидия Пархомчик

Так 16 марта 2020 года, Совет ЕЭК принял решение освободить от ввозной таможенной пошлины товары, импортируемые для предотвращения распространения COVID-19. А 31 марта коллегия ЕЭК приняла решение установить временный запрет на вывоз из стран ЕАЭС отдельных видов продовольственных товаров. Был утвержден перечень товаров критического импорта, в отношении которых предоставляется тарифная льгота. Межправительственным советом был отменен ряд процедур оценки соответствия медицинских товаров, создан «зеленый коридор» для импорта критически важных товаров, временно снижены или обнулены ввозные таможенные пошлины на комплектующие материалы для отдельных отраслей экономики.

Анализируя стратегию развития ЕАЭС до 2025 года, стоит подчеркнуть, что Казахстан, со стороны которого прозвучало наибольшее количество критических оценок, сохраняет приверженность целям и задачам ЕАЭС.  В корне неверно утверждать, «что будущее ЕАЭС не такое радужное, если само государство, которое инициировало эту идею перестало в нее верить». Развитие в рамках ЕАЭС остается приоритетным для Казахстана.

Оценивая будущее ЕАЭС, мы можем заключить, что 2020 г. будет довольно драматичным в плане снижения экономических показателей, сокращения объемов торговли. Значительное падение все равно будет. Гипотетически, распад объединения принесет еще больше экономических последствий, чем продолжение упорной работы над созданием дальнейшего эффективного интеграционного объединения. Поэтому нельзя прекращать консультации с партнерами – нужно снова сделать ЕАЭС привлекательным для вступления других стран».

Выступил со своим докладом и основатель Центрально-азиатского института свободного рынка (CAFMI) из Бишкека, Мирсулжан Намазаалы, который оценил взаимоотношения Кыргызстана и ЕАЭС в период коронакризиса и попытался ответить на вопрос, что будет с ЕАЭС – расширение или сужение?

«Прогнозы о том, что торговля Кыргызстана резко возрастет со вступлением в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), пока ошибочны. Более того, вызванный пандемией нового коронавируса кризис показал, что ЕАЭС – не более чем геополитическая структура, дающая минимум экономической пользы.

Пандемия сильно ударила по Кыргызстану. В этот момент, как никогда прежде, Кыргызстану необходима была поддержка для беспрепятственной торговли, однако многие ожидания так и не оправдались.

Мирсулжан Намазаалы

Во-первых, антикризисные меры ЕАЭС состояли практически только в том, чтобы ограничить экспорт средств индивидуальной защиты и основных продуктов питания. Также, ввели нулевые пошлины на импорт СИЗ и медицинского оборудования. ЕАЭС это сделал после того, как КР уже приняла такие меры, поэтому «с» или «без» ЕАЭС, КР могла сама это выполнить.

Второе, Высший евразийский экономический совет лишь в конце апреля 2020 г. принял решение «Об основных ориентирах макроэкономической политики государств – членов ЕАЭС на 2020-2021 гг.», которое на 80% состоят из описания общемировой и региональной ситуации и трех страниц рекомендаций, которые и без этого национальные правительства стремятся выполнять.

Третье, 14 апреля руководители стран ЕАЭС приняли Совместное заявление членов Высшего Евразийского экономического совета в связи с пандемией COVID-19. В нем, единственное, что более практично и необходимо вместе выполнять – это «зеленый коридор» для жизненно-необходимых товаров.

Четвертое, на деле ситуация оказалась другой. Сотни фур не могли долгое время проехать кыргызско-казахскую границу. Даже критика президента КР Сооронбая Жээнбекова об усилении контроля и введения ограничения на поставки продуктов, не решила вопрос. 3 июня комитет по международным делам ЖК КР снял с повестки все вопросы по ЕАЭС и отказался далее рассматривать вопросы ратификации документов по ЕАЭС до тех пор, пока не решатся проблемы на кыргызско-казахской границе.

Пятое, еще вначале апреля в стенах ЖК КР уже звучали сомнения в эффективности ЕАЭС. Депутат Абдывахап Нурбаев предложил правительству КР обратиться к ЕАЭС с просьбой временно убрать пошлины на ввоз грузов из третьих стран. Его поддержал его коллега Алтынбек Сулайманов, который сказал, что нормы ЕАЭС внутри организации уже нарушаются, и привел в пример Казахстан, который на днях ввел ограничения на продажу зерна и зерновой продукции.

И напоследок, надежда правительства КР была на $260 млн., принадлежащие совместному межправительственному Российско-Кыргызскому фонду развития, чтобы поддержать фермеров. Однако Россия отказалась выдать эти средства КР, вместо этого Москва разместила эти средства в ценных бумагах на российском рынке.

Все эти действия со стороны партнеров по ЕАЭС являются показательными. В кризис Кыргызстану нужно выкарабкиваться самостоятельно, при этом продолжать умолять страны ЕАЭС открыть границы. Точно также, как Кыргызстан просил открыть границы и до вступления в ЕАЭС.

Принимая во внимание критику президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева о стратегии развития ЕАЭС до 2025 г. и опыт участия Кыргызстана в ЕАЭС (пока негативный), на мой взгляд, расширять членство в ЕАЭС пока бессмысленно. Напротив, если раньше никто из политиков КР не ставил под сомнение ЕАЭС, то сейчас их становится много. Будущее организации – туманно. Всем известно, что ЕАЭС создавался и расширялся быстрее, чем мог осилить. Поэтому все решения ЕАЭС последних годов направлены на тушение пожаров, нежели на проактивные действия, которые были бы полезны его членам».

Бахром Раджабов, PhD и эксперт по вопросам политэкономии и развития в постсоветских странах, в своем докладе обсудил вопрос, стоит ли Узбекистану присоединиться к ЕАЭС в качестве полноправного члена.

Бахром Раджабов

«Сам факт того, что вопрос сотрудничества с ЕАЭС обсуждается в Узбекистане означает позитивный сигнал, так как ранее эта тема не так интенсивно поднималась в обществе. Хотел бы отметить, что вопрос вступления или невступления в ЕАЭС имеет множество измерений. Изучать его можно и следует с разных точек зрения, так как мнений очень много.

Некоторые эксперты считают, что ЕАЭС еще не сформировался как экономический союз. Насчет эффекта свободной торговли в теории среди исследователей нет согласия. Специалисты отмечают как положительные, так и отрицательные последствия свободной торговли. Есть даже ученые, которые искренне считают, что свободная торговля вредна для развивающихся стран и лучшим рецептом для их экономик мог бы стать протекционизм. Другого мнения придерживается, пожалуй, большее количество экономистов, считая свободную торговлю положительным фактором развития экономик развивающихся стран.

ЦЭИР провел опрос «Оценка влияния возможного вступления Узбекистана в ЕАЭС и ВТО». Результаты опроса показывают, что 74% всех опрошенных поддерживают вступление Узбекистана в ЕАЭС и 16% высказалось против. Здесь нужно учитывать, что общество диверсифицированное. Многие эксперты, наоборот, не разделяют этого мнения и считают, что нам нужно больше сфокусироваться на интеграции Центральной Азии, а вопросы торговли с Россией, с соседними странами и с партнерами вне ЕАЭС так и так налажены.

Некоторые эксперты считают, что статус наблюдателя Узбекистана – это, по сути, отложенное вступление в ЕАЭС. Я же считаю, что это не «отложенное вступление», а именно статус наблюдателя. Это связано с объективными обстоятельствами в экономике, которые пока не позволяют Узбекистану вступить в союз в полной мере и взять определенные обязательства. Здесь можно отметить естественные монополии в стране и свободную торговлю в рамках ЕАЭС. И тут нужно сказать, что Узбекистан, по сути дела, уже присоединился в ЗСТ до определенного времени, а вопрос о более широкой интеграции пока не стоит на повестке».

И напоследок, Уктам Джумаев, к.э.н., доцент, страновой эксперт Международного бюджетного партнерства, оценил прогнозы приоритетного развития Республики Таджикистан и ЕАЭС.

Уктам Джумаев

«Для Таджикистана является достаточно поучительным пример того, как ЕАЭС смогла создать единую скоординированную политику между стран членов ЕАЭС в борьбе с пандемией на основе интеграции сектора здравоохранения и социальной помощи населению, выгоды от которой может получить и Таджикистан, в случае присоединения к ЕАЭС. Также стоит учесть, что экономические убытки, рост инфляции и безработицы создали кризисные условия в национальной экономике. Поиски выхода из этой ситуации, как вариант, могут вынудить Таджикистан присоединиться к ЕАЭС, который, по мнению многих, экспертов может создать стимулы для улучшения доходов мигрантов и их переводов в страну, а также роста экспорта сельхозпродукции.

Однако, несмотря на все это, следует выделить ряд угроз, которые, по нашему мнению, стоят на пути вступления Таджикистана в ЕАЭС. Экономика страны слабо представлена в экспортном потенциале, следовательно, свободный товарооборот между стран-членов союза, доступ к рынкам свободной торговли не создадут стимулы для интеграции Таджикистана. Вступление Таджикистана в ЕАЭС заставит власти пересмотреть политику регулирования внешней и внутренней торговли, где на сегодняшний день преобладают сегментные монополии и высока нагрузка таможенных пошлин в доходную часть бюджета. По мнению экспертов, власти Таджикистана, пока еще не нашли альтернативу этим решениям. Участие Таджикистана в других интеграционных группировках, торговых соглашениях и региональных проектах как «Один пояс, один путь», «CASA-1000» и другие создают условия доступа страны к международным инвестициям, технологиям и рынку сбыта, что снижает заинтересованность вступления в ЕАЭС. Активная инвестиционная политика КНР и США способствует формированию других векторов развития Таджикистана создавая альтернативы ЕАЭС. Да и сам ЕАЭС пока еще не сформировался как полноценный интеграционный механизм, где присутствуют внутренние конфликты интересов между участниками союза, что создаёт угрозы для вступления Таджикистана. Более того, по мнению экспертов, «отказ заинтересованности» Молдовы для вступления в ЕАЭС, «слабые экономические дивиденды» от участия Кыргызстана в ЕАЭС могут стать «кейс-стади» для Таджикистана при принятии решения по вступлению в данный союз».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: