© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Есть ли у ЕАЭС-скептицизма перспективы в Казахстане? 

«C учетом того, что авторство ЕАЭС принадлежит Нурсултану Назарбаеву, критика евразийской интеграции в Казахстане воспринимается властью оппозицией политическому курсу», – отмечает политический обозреватель Бауржан Толегенов, в статье написанной специально для CABAR.asia.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


29 мая 2014 года в Астане президенты России, Белоруссии и Казахстана подписали договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

В мае 2014 года в столице Казахстана собрались президенты Казахстана, России и Беларуси. Главы трех государств были в хорошем расположении духа и преисполнены историческим моментом – подписанием Договора о создании Евразийского Экономического Союза (ЕАЭС).

Для казахстанского лидера Нурсултана Назарбаева этот момент был по-особенному волнительным. Его идея об евразийской интеграции наконец-таки (спустя 20 лет) воплощается в реальность. Вместе с подписанием Договора политический статус Назарбаева масштабирован с национального на континентальный уровень: он стал называться не только отцом нации – Елбасы, но и инициатором ЕАЭС[1].

Этот личностный контекст является одной из важных характеристик оппонирования евразийскому проекту в Казахстане, предопределяя ее фрагментарность и периферийность. И, кажется, у казахстанского ЕАЭС-скептицизма нет шансов на институциализацию. Но это не утверждение, а только предположение, на что есть свои доводы.

Что такое скептицизм и при чем здесь ЕАЭС?  

В этом году Евразийский экономический союз перешагнул через пятилетний рубеж. За это время состав организации расширился до пяти членов, каждый из которых принимал решение о вхождении в Союз без референдума. Плебисцит в принципе и не является обязательной процедурой для получения членства в этой организации (впрочем, как и во многих других интеграционных объединениях), а легитимность дополняется ратификацией парламентом.

Однако общественный мандат на интеграцию исключил бы вопросы о целесообразности нахождения той или иной страны в ЕЭАС. А поскольку этот проект является результатом политической воли правящих элит, то скептицизм выступает естественным фактором интеграции.

И, казалось бы, отсутствие общественной легитимности, помноженное на неоднозначность экономических результатов и неизбежность эрозии национальных суверенитетов, должно привести к институциализации критики ЕАЭС. Однако оппонирование евразийской экономической интеграции не является значимым фактором политики на пространстве всего Союза. В чем это выражается?

  • скептицизм по отношению к ЕАЭС не имеет четкой представленности в идеологической палитре стран-участниц этого объединения, не представлен на партийно-политическом ландшафте;
  • критическое осмысление развития евразийского проекта не является предметом серьезного академического и экспертного исследования на пространстве Союза;
  • в политическом лексиконе и медийном дискурсе нет устоявшегося понятия, которое замыкало бы на себе критику ЕАЭС.

Возможно, общества стран-участниц ЕАЭС находятся только в начале становления антиинтеграционистких настроений. И судя по опыту Евросоюза, внутреннее вызревание антиинтеграционизма, процесс долгий. Так, феномен евроскептицизма стал складываться только через 30 лет после запуска Европейского экономического сообщества. А для преодоления маргинальности потребовалось еще несколько десятилетий. Однако за время своего «взросления» евроскептицизм получил серьезное научное осмысление. В частности, критическое отношение к ЕС типологизированно от принципиального отторжения (жесткий, радикальный евроскептицизм) до частичного неприятия (мягкий, умеренный евроскептицизм).

В контексте истории евроскептицизма у антиинтеграционистких настроений в ЕАЭС, возможно, и есть будущее, а их сегодняшняя аморфность является естественной эволюционной стадией. Пока же идет вызревание мы, по аналогии с евроскептицизмом, будем оперировать понятием ЕАЭС-скептицизм. В него мы вкладываем общее критическое отношение к этому прожекту интеграционной инженерии, без привязки к евразийству как к таковой и без типологии на формы (жесткую и мягкую).  

Есть ли в Казахстане ЕАЭС-скептицизм?

Оппонирование евразийской интеграции в Казахстане имеет небольшую историю, а процесс непосредственного вступления в Союз не имел существенного организационного противодействия.

  • в апреле 2014 года, за месяц до создания ЕАЭС, в Алматы прошел Антиевразийский форум, завершившийся резолюцией о необходимости перенести на десять лет подписание Договора[2];
  • в мае в Алматы прошли общественные слушания против создаваемого Евразийского экономического союза[3];
  • в мае, накануне и в день подписания Договора о создании Союза городах Алматы и Астана прошли пикеты против вхождения Казахстана в ЕАЭС[4];
  • в октябре 2014 года, когда Договор об ЕАЭС находился на ратификации, оппоненты евразийской интеграции провели пресс-конференцию на которой предложили провести референдум[5].

Главным лейтмотивом критики выступало мнение о том, что создание Евразийского экономического союза приведет к потере независимости. Однако после 15 октября, когда Договор был подписан президентом Назарбаевым, протестность против создания ЕАЭС пошла на убыль[6]. В целом критика, сопровождавшая «подключение» Казахстана к ЕЭАС, была сконцентрирована преимущественно в соцсетях, а ее природу казахстанские власти объясняли низкой информированностью. Базовые позиции контраргументационной риторики Акорды можно сформулировать следующим образом:

  • ЕАЭС – это исключительно экономическое объединение, «красная линия» интеграции – политическая сфера;
  • интеграционные издержки отчасти субъективны и обусловлены профессионализмом и компетентностью чиновников, ответственных за проведение и отстаивание национальных интересов в рамках ЕАЭС;
  • неоднозначные экономические результаты с одной стороны, обусловлены стартовым этапом интеграции, когда процессы находятся в режиме сглаживания; с другой стороны, выступают стимулом для конкурентоспособности и диверсификации национальной экономики;
  • Казахстан не рассматривает вопрос введения единой валюты в рамках ЕАЭС, поскольку национальная валюта выступает одним из столпов независимости[7].

В целом казахстанская власть занимает оппозицию по отдельным аспектам интеграции (последние примеры – вопросы посылок[8] и софта[9] и удерживает интеграцию в экономической плоскости[10], однако базово и неизменно выражает поддержку ЕАЭС, не ставя под сомнение пользу от нахождения в Союзе.

При этом с учетом того, что авторство ЕАЭС принадлежит Нурсултану Назарбаеву, он же называется архитектором данного проекта и является почетным председателем высшего органа ЕАЭС[11], критика евразийской интеграции в Казахстане воспринимается властью оппозицией политическому курсу.

ЕАЭС-скептицизм не имеет постоянной «прописки» в идеологической палитре.

Так или иначе, ЕАЭС-скептицизм не имеет постоянной «прописки» в идеологической палитре. Так, провластные партии, составляющие большинство на партийном поле, поддержали создание и вхождение в Союз[12]. Кроме того, с 2014 года в Казахстане прошли две парламентские, и столько же президентских избирательных кампаний. Однако ни в одном из случаев критика ЕАЭС не выступала сюжетной линией предвыборных кампаний, всегда находилась на периферии политического дискурса. Такая маргинальность во многом является следствием и того, что критика ЕАЭС не развивается и не углубляется, оппоненты евразийской интеграции не имеют развернутой методологической и аргументационной базы, академически не осмыслили антиинтеграционизм.

Экономический потенциал ЕАЭС-скептицизма   

1 февраля 2020 года официально завершилась 47-летняя история нахождения Великобритании в европейском объединении. Позиция страны в Европейском Союзе всегда отличалась особым мнением, да и понятие «евроскептицизм» зародилось именно под Юнион Джеком. Поэтому завершившийся Brexit закономерен.

Ну а пока на улицах Великобритании праздновался выход из Евросоюза, а премьер-министр Борис Джонсон обещал стране национальное возрождение, в нескольких городах Казахстана прошли выступления владельцев автомобилей, стоящих на учете в странах ЕАЭС. Это был уже не первый митинг с автомобильной повесткой. Маховик протестной активности раскручивается с середины января, когда государство обязало поставить машины с иностранного на местный учет, для чего необходимы существенные денежные средства[13]. Поэтому автовладельцы отказались от годовой отсрочки, на которое пошло государство[14], и настаивают на полной амнистии. А не считаться с их требованиями невозможно – по официальным данным в Казахстане «бегают» более 200 тысяч машин, состоящих на учете в странах ЕАЭС. Поэтому география автомобильных протестов покрывает практически всю страну. И вне зависимости от региона, ставится вопрос об экономической целесообразности нахождения в ЕЭАС. И если проблема не решится, то она войдет в электоральную повестку предстоящих парламентских выборов. А вместе с этим могут быть реанимированы и другие «больные» для казахстанцев темы экономического порядка, которые пока находятся в «накопителе» общественного сознания – закрытие рынка для мирового автопрома, антироссийские санкции, использование курсовой политики и торговых барьеров для поддержания конкурентоспособности и т.д.

Тем более, что общий экономический выхлоп от ЕАЭС для Казахстана неоднозначный. Достаточно обратиться к объему торговли, одному из ключевых показателей интеграции. С вхождением в Союз, который снял барьеры и создал единый рынок, национальная экономика не может выйти из минусового тренда[15]. Все это ведет к снижению общественного одобрения евразийской интеграции и позитивного восприятия ЕАЭС. Так по данным Интеграционного барометра ЕАБР, по итогам 2017 года в Казахстане произошло снижение поддержки евразийской интеграции с 80 до 76%».[16]

Политический потенциал ЕАЭС-скептицизма  

В январе нынешнего года в казахстанском сегменте Facebook активно тиражировалась новость о том, что президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев якобы отверг возможность вступления в ЕАЭС. Правда, фактчекинг опроверг  указанный посыл[17], однако эта история показательна тем, что власти Узбекистана рассматривают вопрос вступления в ЕАЭС через призму независимости, таким образом дополняя кейс о «втором дне» этой организации.

Одни критики считают, что Евразийской экономический союз угрожает независимости странам-участницам; другие видят в нем инструмент реализации геополитических устремлений Кремля; третьи предполагают, что интеграция приведет к реинкарнации СССР. Все эти версии казахстанские власти называют фобиями, категорически настаивая на сугубо экономической платформе интеграции. Только Нурсултан Назарбаев с 2011 года несколько раз лично опровергал политический контекст интеграции[18]. Такое частое отрицание (причем на высшем уровне) для Казахстана неслучайно.

В местной системе ценностей угрозы независимости и государственности – сильные раздражители, поскольку оба понятия являются ценностями сакрального порядка с сильным консолидирующим эффектом. Эта особенность составляет главный политический потенциал для ЕАЭС-скептицизма в Казахстане, а его разворачивание прямо пропорционально развитию интеграции. И дело даже не в исторических фобиях, а в закономерных издержках интеграции, предполагающая передачу части полномочий и компетенций с государственного на наднациональный уровень, что закономерно приводит к эрозии суверенитета.

Эта неизбежная вилка будет приводить к том, что по мере развития интеграции вопрос защиты от эрозии государственности будет актуализироваться, соответственно ЕАЭС-скептицизм будет приобретать политическое значение. Вполне возможно, что критика евразийского интеграционного проекта может войти в политическую повестку уже предстоящих парламентских выборов. К примеру, Тогжан Кожалиева, намеревающаяся создать партию «HAQ», считает[19], что «первым делом войдя во власть, в парламент, маслихаты мы должны поднять вопрос о целесообразности нахождения Казахстана в Таможенном союзе и ЕАЭС». С критикой ЕАЭС выступают и лидеры готовящейся к регистрации «Демократической партии Казахстана», однако в проекте программы[20] мы не нашли пункта об отношении к ЕАЭС.  

В ожидании

Таким образом ЕАЭС-скептицизм в Казахстане находится в стадии становления, что обусловлено с одной стороны, естественным «вызреванием», с другой стороны, политическими тонкостями, а именно тем, что одним из авторов и архитекторов Евразийского экономического союза выступает первый президент РК Нурсултан Назарбаев.

Этими факторами объясняется организационная, идейная и методологическая аморфность оппонентов евразийской интеграции в Казахстане. При этом Казахстан рассматривает ЕАЭС как сугубо экономический проект – не ставя под сомнения экономическую целесообразность ЕЭАС, целенаправленно блокирует выход интеграционных процессов на политические рельсы.

В то же время процесс по разворачиванию антиинтеграционистких настроений в казахстанском обществе имеет необратимый характер и будет развиваться прямо пропорционально темпам и динамике интеграции, в частности «включателями» будут выступать: разочарование результатами интеграции; общее недовольство политикой правящей элиты; экономическая неоднозначность интеграции; усиление наднациональности ЕАЭС.

Все это неизбежно приведет к политическому оформлению ЕАЭС-скептицизма в Казахстане. Одним из ускорителей этого процесса может стать заинтересованность самой казахстанской власти, которая тем самым расширит маневренное поле для удержания интеграции в экономической плоскости[21][22], а также для нивелирования субъективного фактора (профессионализма и компетентности чиновников).


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project». Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] Путин выразил благодарность Назарбаеву за создание ЕАЭС. – https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/putin-vyirazil-blagodarnost-nazarbaevu-za-sozdanie-eaes-387029/

[2] «Антиевразийский форум» в Алматы. – https://rus.azattyq.org/a/antievraziiskii-forum-almaty/25330706.html

[3] В Алматы прошли «Антиевразийские слушания». – https://rus.azattyq.org/a/25394392.html

[4] Давление на выступающих против ЕАЭС усиливается. – https://rus.azattyq.org/a/protivniki-evraziyskogo-soyuza-davlenie/25402438.html   

[5] Оппоненты создания ЕАЭС предлагают референдум. – https://rus.azattyq.org/a/eurasjiskij-soiuz-opponenty/26623211.html

[6] Протесты против Евразийского союза пошли на убыль. – https://rus.azattyq.org/a/protesty-protiv-eaes/26638443.html

[7] Казахстан не поддержал введение единой валюты в ЕАЭС. – https://kursiv.kz/news/finansy/2018-12/kazakhstan-ne-podderzhal-vvedenie-edinoy-valyuty-v-eaes

[8] Казахстан и Россия поспорили из-за посылок. – https://lsm.kz/nur-sultan-ne-pozvolit-moskve-ubit-rynok-pochtovyh-otpravlenij-eaes-mintorg

[9] Разногласия в ЕАЭС: Минторг Казахстана хочет разбирательства против России. – https://liter.kz/25960-2/

[10] Удастся ли России сделать ЕАЭС еще более похожим на Советский Союз?. – http://www.exclusive.kz/expertiza/daily/118193/

[11] Назарбаев стал почётным председателем Высшего Евразийского экономического совета. – https://informburo.kz/novosti/nursultan-nazarbaev-stal-pochyotnym-predsedatelem-eaes.html

[12] Провластные партии поддерживают Евразийский союз. – https://rus.azattyq.org/a/evraziiskii-sozuz-nur-otan/25390483.html

[13] Сенаторы подняли вопросы по защите прав граждан, владеющих автотранспортом. – Сенат РК, 31.01.2020 –  http://senate.parlam.kz/ru-RU/news/details/1472

[14] Для автомобилей на иностранном учёте отсрочка на год. –  Токаев. – https://kolesa.kz/content/news/dlya-avtomobilej-na-inostrannom-uchyote-otsrochka-na-god-tokaev/

[15] Союз тревоги нашей. – https://rezonans.kz/soyuz-trevogi-nashei/

[16] Интеграционный барометр ЕАБР – 2017. – Доклад №46 – https://eabr.org/analytics/integration-research/cii-reports/integratsionnyy-barometr-eabr-2017/

[17] «Мы не вступим в этот союз». Говорил Шавкат Мирзиеев это или нет. Проверяем. – https://factcheck.kg/ru/post/350

[18] Назарбаев: «Реинкарнации» СССР в виде ЕАЭС не будет. – https://www.zakon.kz/4897278-nazarbaev-reinkarnatsii-sssr-v-vide.html

[19] https://web.facebook.com/story.php?story_fbid=2487004141369344&id=100001793477809&_rdc=1&_rdr

[20] https://web.facebook.com/story.php?story_fbid=2821426521242009&id=100001240674075&_rdc=1&_rdr

[21] Перераспределение доли таможенных пошлин в ЕАЭС противоречит национальным интересам РК. – https://kaztag.kz/ru/news/pereraspredelenie-doli-tamozhennykh-poshlin-v-eaes-protivorechit-natsionalnym-interesam-rk

[22] Перуашев о позиции казахстанских госорганов при переговорах в ЕАЭС: Мы «сопли жуем». – https://kaztag.kz/ru/news/peruashev-o-pozitsii-kazakhstanskikh-gosorganov-pri-peregovorakh-v-eaes-my-sopli-zhuem

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: