© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Эмиграция из Казахстана как отток человеческого капитала

«Процесс эмиграции не оказывает существенного влияния на демографические показатели народонаселения в Казахстане. В Казахстане нет угрозы депопуляции и старения нации», – отмечает социолог Ольга Симакова, специально для CABAR.asia, анализируя вопросы миграции в Казахстане. 

English


Подпишитесь на наш канал в Telegram


Краткий обзор статьи:

  • Казахстан оказался лидером в Евразийском союзе по миграционному оттоку населения;
  • Однако сальдо миграции в Казахстане в десять раз меньше естественного прироста населения страны;
  • Эмиграция из Казахстана имеет не только определенную этничность, но и приобрела конкретный возраст; 
  • Наметилась тенденция на отток из страны специалистов высокой квалификации;
  • Понятие «казахстанец – трудовой мигрант» приобретает устойчивость;
  • Казахстан проигрывает борьбу за высококвалифицированные трудовые ресурсы, но сохраняет привлекательность для трудовых мигрантов с более низкой квалификацией.

75% казахстанцев, планирующих переехать из страны, имеют профессиональное образование: каждый третий (33%) – высшее образование, в почти каждый второй (44%) – среднее специальное образование. Фото: tengrinews.kz
В последние несколько лет тема эмиграции из Казахстана привлекает все большее внимание общественности. Первопричиной повышенного интереса к теме эмиграции из Казахстана стал устойчивый на протяжении последних шести лет рост отрицательного сальдо миграции. Так, в 2018 году сальдо миграции по сравнению с 2015 годом увеличилось в 2 раза, а по сравнению с 2012 годом – в 20 раз (см. Рис.1). Согласно данным Комитета по статистики МНЭ РК[1], начиная с 2012 года, страну безвозвратно покинули почти 230 тыс. человек, в том числе за 2018 год – почти 42 тыс. человек.

Рис.1. – Сальдо миграции в Казахстане 2010-2018 годы, тыс.чел.[2]
Вызывает обеспокоенность и тот факт, что Казахстан оказался лидером в Евразийском союзе по миграционному оттоку населения. Второе место занимает Армения (сальдо миграции -18500 чел.), а третье – Кыргызстан (сальдо миграции -5390 чел.). В то время как Россия и Белоруссия, напротив, испытывают миграционный приток (см. Рис.2). [3]

Опираясь на количественные показатели, конечно, можно сделать вывод о драматизме эмиграционной ситуации в стране, которая ежегодно теряет более 20 000 человек. Но объективно процесс эмиграции не оказывает сколько бы то ни было существенного влияния на демографические показатели народонаселения в Казахстане. В Казахстане нет угрозы депопуляции и старения нации, как, например, в Латвии, где по прогнозам демографов, к 2050 году доля жителей старше 65 лет достигнет 60%. Увеличение численности население в стране происходит за счет естественного прироста. Сальдо миграции (-29 109 чел.) в Казахстане в 10 раз меньше естественного прироста населения страны (238 230 чел.). Более того, даже в годы, когда в Казахстане наблюдалось положительное сальдо миграции (2004-2011 гг.), миграционный отток сохранялся на уровне 20-30 тыс. человек ежегодно. В чем же тогда риск эмиграции для страны?

Рис.2. – Международная миграция населения в январе – декабре 2018 года, чел.
По мнению главного научного сотрудника КИСИ при Президенте РК Ирины Черных, следуя глобальным миграционным трендам, надо отказаться от понимания миграции с точки зрения негативной или позитивной окраски, и рассматривать ее как естественный (экономический) процесс, который не имеет ни негативной, ни позитивной окраски.[4] В мировой практике сформировалось понимание миграции как «экспорта трудовых ресурсов» – мигранты рассматриваются как товар, основной характеристикой которого выступают его качественные показатели (профессиональные навыки и компетенции). Поэтому усиливается конкуренция за квалифицированные и высококвалифицированные человеческие ресурсы не только среди развитых стран, но и быстроразвивающихся стран.

В данном контексте большее значение приобретают два аспекта эмиграции: качественные характеристики эмигрантов из Казахстана и привлекательность (конкурентоспособность) Казахстан как страны-работодателя.

Качественные характеристики эмигрантов из Казахстана

Исследования показывают, что эмиграция из Казахстана имеет не только определенную (исторически сложившуюся) этничность, – согласно официальной статистике, чаще всего из страны выезжают представители трех этносов – русские, немцы и украинцы. В то же время эмиграция приобрела конкретный возраст. Можно смело утверждать, что из страны уезжают не просто европейцы и славяне, а уезжают экономически активные люди, и увозят с собой несовершеннолетних детей – 25% от общего числа эмигрантов (см. Рис.3). По результатам опроса населения, проведенного ОФ «ЦСПИ «Стратегия» в январе 2019 года, каждый второй из тех, кто высказывает намерение эмигрировать из страны, – в возрасте от 25 до 44 лет.

Рис.3. – Международная миграция населения на 1 января 2019 года по возрастным группам, чел.
Результаты опроса населения, подтверждают данные статистики. ¾ казахстанцев, планирующих переехать из страны, имеют профессиональное образование: каждый третий (33%) – высшее образование, в почти каждый второй (44%) – среднее специальное образование.

Рис.4. – Социально-демографические характеристики казахстанцев, планирующих эмигрировать, % (по данным опроса населения, январь 2019г.)[5]
Более того наметилась тенденция на отток из страны специалистов высокой квалификации. По оценкам директора рекрутинговой компании «Smart Solution Personal» Людмилы Беловой, в 2018 году они столкнулись с ситуацией, когда при поиске финансового директора для транснациональной компании из 15 кандидатур 40% заявили, что уже не в Казахстане или рассматривает вопрос выезда, поэтому рассматривать предложение о работе на территории Казахстана не готовы.[6] Северные области Казахстана столкнулись с другой ситуацией, когда их бывшие специалисты после эмиграции занимают высокие позиции в региональных администрациях субъектов РФ или на российских предприятиях, тем самым подтверждая свой статус высококвалифицированного и конкурентоспособного работника.

В 2017 году лица с высшим образованием составили 29,9% (11 290 человек) из общего числа выехавших из Казахстана, то есть почти каждый третий эмигрант имел высшее образование. При этом, из общего числа въехавших в страну высшее образование имел только каждый шестой – 17,5%.
Серьезную проблему для Казахстана, по оценкам экспертов, представляет образовательная миграция. По разным данным в зарубежных вузах обучается от 70 до 85 тыс. казахстанских студентов. И это число с каждым годом увеличивается. При этом вопрос о возвращении после окончания учебы остается открытым. По данным молодежной организации AIESEC в 2018 году 42% выпускников поменяли статус студенческой визы на статус рабочей. По данным фокус-групповых исследований, среди тех, кто намерен уехать учиться за рубеж, как молодые люди, так и их родители, чаще всего придерживаются стратегии «учеба-ПМЖ». По данным опроса, проведенного казахстанской исследовательской организации BRIF Research Group в рамках исследования молодежных трендов (лето 2017 года), около 42% казахстанцев в возрасте от 15 до 29 лет планируют либо уехать за рубеж на учебу, либо уехать на постоянное место жительства, либо и то, и другое одновременно. Среди тех, кто планирует уехать на учебу за рубеж, почти 70% хотели бы остаться жить в этой стране в последующем.[7]

Наибольшему эмиграционному давлению подвергаются северные и промышленные регионы, такие как Павлодарская, Восточно-Казахстанская, Карагандинская области; в меньшей степени – южные регионы страны.

Но несмотря на наличие негативных тенденций в социально-демографической структуре эмигрантов, говорить о том, что они обрели массовый, валовый характер, будет неправильно. По данным опроса населения, на сегодняшний день только 10% на вопрос о том, хотели бы они переехать в другую страну, отвечают утвердительно.[8] Для сравнения, в Латвии данный показатель в 2018 году составил 34%.[9]

Привлекательность Казахстан как страны-работодателя

Тем не менее, именно рост показателя эмиграции заставил посмотреть на Казахстан с точки зрения привлекательности страны как места для учебы, работы и жизни. Опрос населения свидетельствует о том, что к эмиграции в большей степени склонны люди с низким уровнем оптимизма, чаще испытывающие беспокойство и неуверенность в отношении будущего своей семьи, своих детей.

По мнению казахстанского аналитика Марата Шибутова, еще в начале 2000-х годов в отношении миграции в Казахстане сложился устойчивый стереотип, что Казахстан является трудодефицитной страной и страной с высоким уровнем дохода.[10] Поэтому страна рассматривалась и продолжает рассматриваться как экономически благополучная страна и реципиент рабочей силы. Но, по оценкам экспертов, за последние несколько лет, экономическая ситуация в стране и, в частности, на рынке труда заметно изменилась. Соответственно, изменились трудовое и миграционное поведение и установки населения. Помимо безвозвратной эмиграции, набирает темпы трудовая миграция из Казахстана. Об этом свидетельствуют и этому способствуют несколько факторов:

Во-первых, по мнению председателя президиума Казахстанской ассоциации «Прозрачный тариф» Петра Своика, Казахстан является периферией в глобальной экономике, и в силу этого вынужден снабжать метрополии лучшими своими кадрами. Это объективная закономерность. В свою очередь Казахстан выступает метрополией для менее развитых стран, и также становится центром притяжение для трудовых мигрантов оттуда.

Во-вторых, по оценкам декана Школы государственной и общественной политики и права AlmaU Аскара Нурши, идет структурная перестройка рынка труда – появляются новые профессии. Казахстанская система образования не всегда успевает отвечать нуждам рынка труда, что создает избыток трудовых ресурсов в одной отрасли и дефицит в другой. Наличие данной проблемы подтверждает и директор рекрутинговой компании «Smart Solution Personal» Людмила Белова, указывая на то, что Казахстан, с одной стороны, избыточно ресурсный, но в то же время в стране не хватает действительно качественного человеческого капитала, который в свое время заменяли экспатами.

В-третьих, такое понятие как «казахстанец – трудовой мигрант» приобретает устойчивость. По данным статистики Евразийской экономической комиссии, число казахстанцев, едущих на работу в страны ЕАЭС, с 2012 по 2018 год выросло втрое – с 34 374 человек до 111 874 человек. А после открытия безвизового въезда на 30 дней в Южную Корею, поток трудовых мигрантов двинулся в этом направлении. 15 октября 2018 года МИД Южной Кореи заявил об 11 561 нелегальном мигранте из Казахстана.[11] Доля денежных переводов из этих стран демонстрирует тренд на увеличение.

Материал по теме: О чем говорит сальдо миграции в Казахстане?
В-четвертых, неработающие социальные лифты и наличие «стеклянного потолка» при продвижении по карьерной лестнице снижают ценность страны для профессионального и карьерного роста. По мнению президента ОФ «ЦСПИ «Стратегия» Гульмиры Илеуовой, в Казахстане плоская неинтересная экономика, где люди достигают «потолка» уже в возрасте 35 лет, когда у человека наблюдается расцвет его профессиональных и креативных сил. Это – люди, которые ищут себя, которые хотят себя вложить, реализовать. Но возможности и условия, которые предоставляет им рынок труда в Казахстане не достаточны, чтобы раскрыть их творческий потенциал. В частности, по данным опроса BRIF Research Group, для молодежи сегодня большей ценностью обладают впечатления и опыт, чем материальное благополучие. Образованные молодые люди ищут самореализацию, для них политическая составляющая не настолько важна. Если страна не может создать условий для самореализации и для свободы, то риск безвозвратной или трудовой миграции в поисках благоприятных условий для собственного развития будет нарастать.

В-пятых, в общественном мнении происходит негативизация образа страны, которая выступает дополнительным аргументом в пользу эмиграции. Устойчивость приобретают стереотипы о невысоком качестве жизни, социальной несправедливости в стране. Также психологический дискомфорт создает неопределенность развития внутриполитической ситуации на среднесрочную и долгосрочную перспективы. Надо отметить, что отток из страны идет не только среди европейских и славянских этносов. На фоне проводимой государством политики по привлечению этнических казахов из других стран, в этнической структуре эмигрантов казахи занимают 4 место по численности – их доля составляет около 5%. Также обращает внимание тот факт, что миграция казахов из Китая и России в Казахстан, где, по разным данным, в общей сложности проживают от 2 до 3 миллионов казахов, за годы независимости составила не более 10 процентов от всей диаспоры.[12]

В-шестых, 14 сентября 2012 года президент России Владимир Путин подписал указ, утвердивший новую редакцию госпрограммы переселения соотечественников в Российскую Федерацию, которая с 2013 года стала бессрочной. В новой редакции соотечественники могут выбирать территорию вселения, не ориентируясь на вакансии работодателей. Также было расширено понятие территории вселения, к которой в новой редакции могла быть отнесена вся территория субъекта, а не только его часть. А количество регионов, участвующих в программе, увеличилось до 48. Если сопоставить временные рамки утверждения новой редакции программы и динамику эмиграции из Казахстана, начиная с 2013 года (см. Рис.1), заметна положительная корреляция. Это позволяет сделать вывод о том, что Программа в определенной степени стимулирует эмиграционные настроения, особенно русских, в Казахстане. В то же время, по заявлениям российских официальных лиц, эффект от действия Программы в разы ниже ожидаемого.

Основные выводы

Какие меры должен принять Казахстан, чтобы остановить эмиграцию? Эксперты высказывают скорее пессимистичные прогнозы в отношении эмиграционных процессов в Казахстане. С учетом глобальных миграционных трендов и барьеров рынка труда, существующих внутри страны, остановить эмиграцию из страны не представляется возможным. Казахстан, как развивающаяся страна, будет оставаться донором трудовых ресурсов в пользу более развитых стран.

Экспертный дискурс, как и результаты социологических исследований, также показывают, что привлекательность Казахстана как страны для жизни и работы неоднозначна, особенно для молодежных групп. А замещение населения трудоспособного возраста, которое происходит, в том числе за счет трудовых мигрантов более низкой квалификации, с учетом демографической ямы середины 1990-х годов, повышает риски для казахстанского рынка труда как на долгосрочную, так и среднесрочную перспективу. Объективно, Казахстан в настоящий момент проигрывает борьбу за высококвалифицированные трудовые ресурсы, но сохраняет привлекательность для трудовых мигрантов с более низкой квалификацией из развивающихся стран.

При этом отток человеческого капитала из Казахстана на текущий момент некорректно оценивать, как критический и невосполнимый.
Эксперты сходятся во мнении, что точка невозврата еще не пройдена, и при грамотном выстраивании коммуникаций внутри общества, и проведении адекватной социально-экономической и образовательной политики в стране, эмиграционные риски могут быть минимизированы.

Рекомендации

  1. Необходимо пересмотреть подходы для изучения вопросов миграции. Во-первых, принять его как естественный экономический процесс. Во-вторых, использовать экономический и социально-психологический подходы к изучению человеческого поведения при анализе миграционных процессов.
  2. По оценкам экспертов, вопросы эмиграции не требуют проведения специальной государственной политики. Изменения в миграционной политике не будут иметь должного эффекта, так как проблема имеет системный характер. Основное внимание государства должно быть направлено на решение вопросов, связанных с улучшением экономического и финансового климата в стране, развитием человеческого капитала и улучшением образа страны для внутренней аудитории.
  3. Большое значение приобретает создание у граждан Казахстана позитивного образа страны для жизни, учебы и работы, и закрепление этого образа на уровне социально-психологических установок.
  4. Необходимо привести в порядок систему статистического учета миграционных процессов. В условиях отсутствия данных официальной статистики или недоверия им, возникает риск разных толкований, дискуссий, спекуляций и манипуляций со статистическими показателями. Статистические данные должны быть в открытом доступе, что позволит экспертам и ученым проводить анализ данных и строить прогнозы для принятия решений.
  5. Также, по мнению экспертов, необходимо провести оценку регуляторного воздействия мер, предпринятых государством ранее по вопросам миграции и развитию общества в социальной и экономической сферах.
  6. Если говорить, о так называемой конкурентной борьбе за людей, то, по мнению экспертов, государству не нужно распыляться на все возрастные группы, а сконцентрировать свои усилия на молодёжном сегменте. Наиболее перспективным направлением рассматривается работа с молодым поколением до 15 лет. Среди молодежи старше 15 лет поддержка должна быть оказана тем, кто аккумулировал определенный опыт, талант, амбиции и т.д., – их доля, как правило, не превышает10-15%. Т.е. это те, кого сейчас относят к креативному классу и которые могут создавать высокую добавочную стоимость.

Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] МНЭ РК – Министерство национальной экономики Республики Казахстан

[2] Ист.: Статистические показатели. Статистический бюллетень. 3/2018. – Астана, 2019г.//www.stat.gov.kz

[3] Социально-демографические индикаторы. Статистика Евразийского экономического союза. Январь – декабрь 2018 года: Статистический бюллетень/ Евразийская экономическая комиссия. – Москва, 2019. – с.10.// http://www.eurasiancommission.org/

[4] По материалам круглого стола “Эмиграция из РК: отток человеческого капитала”. Алматы, 13.02.2019г. Организаторы: Аналитическая группа “КИПР” при поддержке Фонда “Сорос-Казахстан”. Стенограмма обсуждения http://agkipr.kz/archives/1386

[5] Ист.: ОФ «ЦСПИ «Стратегия». www.ofstrategy.kz

[6] Эмиграция из РК: отток человеческого капитала. Стенограмма круглого стола от 13.02.2019г.. www.agkipr.kz.

[7] Дмитрий Казаков. Молодежные тренды: Усиление эмиграции молодежи из Казахстана.// Публикация от 22.12.2017. http://www.brif.kz/blog/?p=3230

[8] Ист.: ОФ «ЦСПИ «Стратегия». www.ofstrategy.kz

[9] Кристина Худенко. Вымираем, уезжаем, но довольны как никогда. Политики и ученые обсудили демографию. // Публикация от 12.02.2019г., https://inosmi.ru/social/20190212/244556354.html

[10] Эмиграция из РК: отток человеческого капитала. Стенограмма круглого стола от 13.02.2019г.. www.agkipr.kz.

[11] Более 11 тыс казахстанцев находятся незаконно в Южной Корее: МИД призывает нелегалов вернуться.//Публикация от 15.10.2018г. https://newtimes.kz/

[12] Нуриддин Султанмуратов. Политика репатриации: большая дилемма для Казахстана.//Публикация от 05.09.2017г., https://www.asiakz.com/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: