© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Борьба с семейным насилием в Кыргызстане: защищены ли жертвы?

Реформа судебно-правовой системы, благодаря которой в Кыргызстане появился ряд новых кодексов, была направлена прежде всего на гуманизацию законодательства и декриминализацию отдельных видов преступлений. Семейное насилие, в рамках изменения законодательства напротив, было криминализовано – его включили в Кодекс о проступках, являющийся частью уголовного законодательства. Но де-факто привлекать к ответственности виновников стало сложнее.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Краткое содержание статьи:

  • Закон «Об охране и защите от семейного насилия» включает прогрессивные нормы, но не реализуется в полной мере;
  • Изменения в уголовном законодательстве осложнили привлечение к ответственности виновных в совершении семейного насилия;
  • Отсутствие возможности изолировать агрессора ставит жертв в еще более уязвимое положение;
  • Меры наказания за семейное насилие неоднократно менялись, но несмотря на доказанную неэффективность штрафов, они являются едва ли не единственной мерой наказания;
  • Штрафы за совершение семейного насилия чрезмерно высоки, а альтернативные виды наказания (исправительные и общественные работы) тяжело применять на практике из-за отсутствия механизмов;
  • Из-за огромных штрафов жертвы отказываются от своих заявлений, только 14% дел доводится до суда;
  • Семейное насилие может приводить к более тяжким последствиям, в том числе из-за отсутствия возможности изоляции жертв от агрессора;
  • Закон «Об охране и защите от семейного насилия» и новое уголовное законодательство требуют мониторинга и детального анализа правоприменительной и судебной практики, чтобы оценить воздействие на ситуацию с семейным насилием.

В Кыргызстане за пару недель 2020 года от семейного насилия серьезно пострадали несколько женщин, две женщины погибли в результате побоев. Число жертв растет, ежедневно в СМИ появляется информация о пострадавших от этой проблемы. Сложившаяся ситуация вызывает бурные дискуссии в обществе, вопрос рассматривается в Правительстве и Жогорку Кенеше. Становится понятно, что несмотря на принятие закона «Об охране и защите от семейного насилия» и ужесточение наказания, которые должны были улучшить положение дел, проблема не решается. Эксперты бьют тревогу – предусмотренное законодательством наказание не достигает своей цели, а в некоторых случаях даже усугубляет ситуацию. Механизмы, которые должны были обеспечить жертвам семейного насилия защиту, в полной мере этого сделать не могут.

Статистика: о чем говорят цифры?

По данным Министерства внутренних дел, озвученных на пресс-конференции 17 января 2020 года, за 2019 год зарегистрировано 6145 случаев семейного насилия, выдано столько же охранных ордеров. Другой представитель ведомства на этой же пресс-конференции пояснил, что за 2019 год по республике всего было зарегистрировано 8159 проступков по статье 75 «Насилие в семье». Из них направлены в суд – 554, прекращено производством 7045, 560 – находятся в производстве[1].

Около 14% дел в 2019 году дошли до суда, остальные прекращены в связи с отказом потерпевших от претензий. Тем не менее 75% жертв получили охранные ордера.

 

По данным МВД Кыргызской Республики, ежегодно наблюдается рост количества выданных охранных ордеров по фактам семейного насилия. В 2019 году было выдано 6145 охранных ордеров: 5752 ордеров было выдано пострадавшим женщинам, 393 – пострадавшим мужчинам, в защиту несовершеннолетних — 168[2].

Рост количества выданных ордеров не говорит об ухудшении ситуации, даже наоборот. Это связано в первую очередь с тем, что органы внутренних дел стали лучше реагировать на проблему, поскольку количество выданных охранных ордеров было включено в критерии оценки сотрудников милиции. Кроме того, закон обязывает сотрудников милиции выдавать ордера при каждом зафиксированном случае.

Хотя в последние годы фиксируется все больше случаев семейного насилия, не все жертвы обращаются в милицию. Это признают и в МВД. Исследование, проведенное Национальным статистическим комитетом в г. Бишкеке показало[3], что только 20% жертв всех преступлений обращаются в милицию с заявлением. При этом по семейному насилию эти показатели могут быть еще ниже. Так, например представители МВД заявили, что погибшие в начале 2020 года женщины ранее не обращались в милицию[4], хотя в интервью для СМИ родственники сообщали о том, что жертвы систематически подвергались насилию.

Стоит отметить, что на сайте МВД создан раздел «Гендерная политика»[5], посвященный исполнению законодательства по защите от семейного насилия. На этой странице есть возможность ознакомиться с подробной статистикой по случаям семейного насилия за 2019 год. Однако, хотя на странице заявлена статистика с января по октябрь, фактически размещена информация только по май 2019 года.

Новый закон. Вопросы защиты жертв де-юре и де-факто

Принятие в 2017 году нового Закона «Об охране и защите от семейного насилия» вселило надежду на улучшение ситуации, поскольку он содержал прогрессивные нововведения. Впервые в законе определена необходимость и обязательность прохождения виновным лицом коррекционных программ, направленных на изменение поведения.

Кроме того, органы внутренних дел должны реагировать на сообщения о фактах семейного насилия от любых лиц, осуществлять профилактику и пресечение семейного насилия с помощью охранных ордеров. Это документ, призванный обеспечить государственную защиту пострадавшему и применение определенных законом мер воздействия к лицу, совершившему насилие[6]. Этот документ выдается на 3 дня и запрещает любые контакты виновника с потерпевшей стороной. По просьбе пострадавшей стороны ордер может быть продлен до 30 дней, а за нарушение его условий виновнику грозит серьезный штраф и обязательное прохождение коррекционной программы. Если ранее ордер выдавался только по решению суда или по просьбе жертвы, теперь милиция обязана выдать его при выявлении фактов насилия вне зависимости от желания жертвы. Но контроль за исполнением условий охранных ордеров практически не ведется. По данным МВД в 2019 году зафиксировано всего 18 случаев неисполнений условий охранного ордера. Коррекционные программы применяются лишь эпизодически, в большей степени неправительственными организациями, реализующими проекты.

Еще одна гарантия нового закона – право пострадавших обратиться в суд с одним или несколькими требованиями к лицу, совершившему семейное насилие. Например, временно выселить агрессора из места совместного проживания или ограничить родительские права в части контактов с несовершеннолетними детьми. Однако данные по правоприменительной практике этих норм закона пока отсутствуют.

Одним из видов пресечения семейного насилия, которое могут осуществлять органы внутренних дел является незамедлительное помещение лица, жизни и здоровью которого угрожает опасность, в безопасное место либо убежище. С исполнением этой нормы возникают трудности – ни одного государственного центра помощи жертвам семейного насилия в Кыргызстане нет. В перспективе – поддержка кризисных центров и убежищ в рамках государственного социального заказа, но при условии, что необходимые средства будут закладываться в бюджет ежегодно. По оценкам специалистов, на полноценную реализацию закона необходимо около 25 миллионов сомов в год[7].

В стране насчитывается около 15 кризисных центров общественных организаций, полностью или частично зависящих от финансирования международных организаций. В основном они расположены в городах областного значения. Но не во всех из них есть соответствующие условия для временного пребывания.

Влияние судебно-правовой реформы

Реформа судебно-правовой системы, благодаря которой в Кыргызстане появился ряд новых кодексов, была направлена прежде всего на гуманизацию законодательства и декриминализацию отдельных видов преступлений. Семейное насилие, в рамках изменения законодательства напротив, было криминализовано – его включили в Кодекс о проступках, являющийся частью уголовного законодательства. Но де-факто привлекать к ответственности виновников стало сложнее.

Кодекс о проступках предусматривает за совершение семейного насилия высокие штрафы – от 60 до 80 тысяч сомов (от 860 до 1145 долларов США), а также общественные и исправительные работы. Но размеры штрафов пугают больше не нарушителей, а пострадавших – узнав о сумме, которую необходимо будет выплатить, пострадавшие забирают заявления. Зачастую семьи ведут общий бюджет, соответственно жертвам тоже приходится участвовать в выплате штрафа и такие суммы оказываются непосильными.  

К исправительным работам с отчислением средств из заработной платы привлечь нарушителя проблематично – по статистике около 73% лиц[8], совершивших семейное насилие, официально нигде не работали. Механизм привлечения к общественным работам пока не проработан и на практике применяется только формально.

75% случаев семейного насилия совершается в состоянии алкогольного опьянения.
Статистика также показывает[9], что почти 75% случаев семейного насилия совершается в состоянии алкогольного опьянения. Как правило, такое состояние сопровождается неконтролируемой агрессией. По старому законодательству сотрудники милиции могли применить арест на срок от 1 до 5 суток, чтобы временно изолировать виновника от остальных членов семьи. За это время виновник успевал осознать свое деяние, успокоиться и отойти от алкогольного опьянения. По мнению сотрудников милиции, такая мера служила одновременно и наказанием, и профилактикой[10]. Новые правовые условия не предусматривают такого вида наказания, нарушитель может находиться в отделении милиции всего несколько часов. И эксперты, и сотрудники правоохранительных органов отмечают, что жертвы оказываются в еще более уязвимом положении, когда нарушитель возвращается домой, особенно, если он находится в состоянии алкогольного опьянения.

Случаи, связанные с семейным насилием, квалифицируют по разным статьям Кодекса о проступках, в зависимости от того, с какими действиями оно сопряжено. Данные отражаются в статистике правоохранительных органов как «проступки вследствие семейного насилия».

В некоторых случаях такого рода проступки регистрируются по статье 119 «Мелкое хулиганство». Такая практика применялась и ранее, поскольку до 2004 года все правонарушения в семейной сфере попадали под действие аналогичной статьи в Кодексе об административной ответственности. Однако стоит отметить, что на данный момент из всего возможно применимого к семейному насилию перечня статей, только статья 119 предусматривает ограничение свободы как один из видов наказания – виновный может быть осужден к штрафу или на срок от 6 месяцев до 1 года, без изоляции от общества, но под надзором органа пробации.

Семейное насилие может приводить к более тяжким последствиям, которые квалифицируются уже по статьям Уголовного кодекса – таким как убийство, причинение тяжкого и менее тяжкого вреда здоровью, истязание. Так, за 2019 год в результате насилия в семье случилось 4 убийства, 295 фактов причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности, 59 фактов причинения менее тяжкого вреда здоровью, 50 фактов истязаний.

Отказ от ареста по случаям семейного насилия вызывает вопросы, поскольку ранее на практике уже была доказана неэффективность штрафов и необходимость временной изоляции правонарушителей от жертв.

 «Эволюция» наказания в законодательстве

Как было отмечено ранее, до 2004 года правонарушения в семейной сфере попадали под действие статьи 364 «Мелкое хулиганство» Кодекса об административной ответственности Кыргызской Республики (далее: КоАО КР)[11]. Эта статья предусматривала санкции в виде штрафа от 3 до 5 расчетных показателей или ареста на срок до 15 суток.

После принятия Закона «О социально-правовой защите от насилия в семье»[12], семейное насилие было признано отдельным правонарушением. Появился механизм выдачи охранных ордеров двух видов – временного, выдаваемого органами внутренних дел на срок до 15 дней и судебного – на срок от 1 до 6 месяцев. В КоАО[13] было введено понятие «насилие в семье», за которое предусматривалось только наложение административного штрафа от 5 до 10 расчетных показателей. За неисполнение условий временного охранного ордера виновнику грозил штраф от 5 до 10 расчетных показателей или арест на срок до 10 суток, а судебного охранного ордера – штраф от 10 до 20 расчетных показателей или арест на срок от 10 до 15 суток.

В 2012 году виды наказания были пересмотрены по инициативе министерства внутренних дел (далее: МВД). Помимо штрафа за семейное насилие предусматривался административный арест до 5 суток[14].

В справке-обосновании[15] министерство поясняло, что штрафы как основная мера воздействия недостаточно эффективны. Проведенный МВД анализ материалов судебной практики за 2009 год показал, что во всех судебных решениях по статье 66-3 был вынесен минимально возможный штраф, при этом на момент проведения анализа почти половина из них не были выплачены. Поскольку большинство виновников семейного насилия не имеют постоянной работы, штрафы вынуждены оплачивать из семейного бюджета сами пострадавшие. Кроме того, сотрудники органов внутренних дел вынуждены были вовлекаться в процесс взыскания штрафов вместе с судоисполнителями, что создавало дополнительную нагрузку в ущерб их основным обязанностям.

Другая причина для введения ареста была связана с необходимостью временной изоляции лиц, совершавших семейное насилие от остальных членов семьи. Для того, чтобы предотвратить совершение более тяжких преступлений, в том числе убийств и причинения вреда здоровью жертв, административный арест был наиболее приемлемым видом наказания.

Однако после принятия в 2017 году закона “Об охране и защите от семейного насилия” виды наказания в КоАО[16] вновь изменились. Несмотря на предыдущий опыт и данные МВД о слабой эффективности штрафов, их размер был увеличен в два раза, а арест за совершения насилия был заменен на общественные работы. Хотя в самом законе задержание лица, совершившего семейное насилие, осталось в качестве способа пресечения семейного насилия (статья 24, ч.1, п.2).

С введением в 2019 году Кодекса о проступках к лицу, совершившему семейное насилие, может быть применено одно из трех видов наказания – штраф в размере от 600 до 800 расчетных показателей, исправительные работы от 4 до 6 месяцев с отчислением из зарплаты от 10 до 20 процентов или общественные работы от 40 до 60 часов. Теперь арест не предусмотрен ни за совершение семейного насилия, ни за неисполнение условий временного охранного ордера.

Теперь арест не предусмотрен ни за совершение семейного насилия, ни за неисполнение условий временного охранного ордера.

Стоит отметить, что Закон «Об охране и защите от семейного насилия» еще не приведен в соответствие с новым уголовным законодательством. С такой инициативой МВД обратилось в Жогорку Кенеш только в октябре 2019 года[17], спустя 10 месяцев после вступления новых кодексов в силу. Сейчас законопроект находится на рассмотрении в Жогорку Кенеше.

Безусловно, и Закон «Об охране и защите от семейного насилия», и новое уголовное законодательство требуют мониторинга и детального анализа правоприменительной и судебной практики, чтобы сделать выводы относительно их влияния на ситуацию с семейным насилием. Однако уже сейчас очевидно, что защита потерпевших от семейного насилия не обеспечивается в должной мере.

  • Одна из самых важных потребностей жертв в момент, когда они сталкиваются с насилием – временная изоляция от них лица, представляющего опасность – не может быть обеспечена. С одной стороны, законодательство больше не позволяет применять арест для временной изоляции нарушителя от остальных членов семьи, а с другой – государство не готово массово обеспечивать безопасные места для временного пребывания самих жертв. В результате пострадавшие, которые обратились за помощью в правоохранительные органы, не получают необходимой помощи и теряют доверие к системе. Соответственно, государство может пойти двумя путями: либо вернуть практику временного ареста для совершивших семейное насилие, либо в кратчайшие сроки начать финансировать кризисные центры и убежища для жертв.
  • Поскольку система оценки сотрудников милиции по-прежнему базируется на количественных показателях, а не на качестве оказываемых услуг, охранные ордера выдаются тысячами, но реальный контроль за их выполнением ведется плохо. Главными показателями по борьбе с семейным насилием должно стать не количество охранных ордеров, а обязательное их исполнение, а также результаты прохождения виновными лицами коррекционных программ по изменению насильственного поведения.
  • Практика показала, что штрафы за семейное насилие неэффективны – этот вопрос МВД поднимало еще в 2012 году, когда размер штрафов за совершение семейного насилия был в несколько раз ниже. В нынешних правовых условиях, наличие альтернативы в виде общественных работ может стать эффективным способом борьбы с семейным насилием в случаях, если оно не сопровождается действиями, наносящими вред здоровью потерпевших. Для этого необходимо проработать ряд вопросов, связанных с видами работы, которые может выполнять виновное лицо, органом, предоставляющим работу и контролирующим ее выполнение.
  • Наблюдается высокий уровень отказа потерпевших от своих заявлений. Только 14% дел доходят до суда. В основном отказы связаны с огромными штрафами, но это может быть не единственной причиной. Необходимо проводить анализ всех дел, связанных с семейным насилием – изучать причины, фиксировать, сколько раз одна и та же жертва обращалась в милицию, почему жертвы отказываются от заявлений. Это поможет выстроить правильную стратегию профилактики семейного насилия и избежать тяжелых последствий.

Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project». Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


Фото обложки: Постер кампании “Равные права – общий успех”, направленной на защиту прав женщин. Openline.kg

[1] Борьба с семейным насилием является приоритетной для органов ВД – Улан Рысбеков // КНИА “Кабар” URL: http://kabar.kg/news/bor-ba-s-semeinym-nasiliem-iavliaetsia-prioritetnoi-dlia-organov-vd-ulan-rysbekov/ (дата публикации: 17.01.2020)

[2] Сколько фактов семейного насилия было зарегистрировано за 2019 год? Ответ МВД // ИА “АКИpress” URL: https://kg.akipress.org/news:1590986?from=kgnews&place=newstopic (дата публикации: 17.01.2020)

[3] Данные виктимологического исследования, проведенного Национальным статистическим комитетом Кыргызской Республики в г. Бишкеке и пилотных новостройках

[4] Больше 5 тысяч фактов насилия в семье зарегистрировано в Кыргызстане в 2019 году // ИА 24.kg URL: https://24.kg/obschestvo/139983_bolshe_5tyisyach_faktov_nasiliya_vseme_zaregistrirovano_vkyirgyizstane_v2019_godu/ (дата публикации: 9.01.2020)

[5] https://mvd.gov.kg/gendernaya-politika.html

[6] Постановление Правительства от 3 октября 2017 года № 642 «Об утверждении формы охранного ордера»

[7] Боремся с семейным насилием. Дорого // ИА 24.kg URL: https://24.kg/obschestvo/39340_boremsya_s_semeynyim_nasiliem_dorogo/ (дата публикации: 3.11.2016)

[8] Женщины и мужчины Кыргызской Республики: 2013-2017. Б.: 2018 – 150 с., ISBN 978-9967-28-558-3

[9] Женщины и мужчины Кыргызской Республики: 2013-2017. Б.: 2018 – 150 с., ISBN 978-9967-28-558-3

[10] Справка о результатах оценки исполнения отдельных норм Закона КР «О профилактике правонарушений в Кыргызской Республике» и Закона КР «Об охране и защите от семейного насилия»: 2019, Бишкек

[11] Утратил силу с 1 января 2019 года в соответствии с Кодексом КР от 13 апреля 2017 года N 58

[12] Утратил силу в соответствии с Законом КР от 27 апреля 2017 года № 63

[13] В редакции Закона КР от 26 июля 2004 года №98

[14] В редакции Закона КР от 25 июля 2012 года №136

[15] Постановление Правительства КР от 21 января 2012 года №46 «О проекте Закона Кыргызской Республики «О внесении изменения и дополнений в Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности»

[16] В редакции Закона Кыргызской Республики от 27 апреля 2017 года №64

[17] http://www.kenesh.kg/ru/draftlaw/557168/show

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: