Аналитические материалы / Таджикистан

Парвиз Муллоджанов: Проблемы продовольственной безопасности в Таджикистане

20.06.2016

«По основным параметрам продовольственной безопасности Таджикистан сегодня приближается к пороговым показателям, находясь позади всех остальных государств Центральной Азии.  По уровню экономической доступности основных продуктов питания для населения, соотношения импорта к внутреннему производству, расходов населения на продовольствие, ситуация в стране выглядит хуже, чем в странах «Арабской весны» накануне социальных и политических беспорядков 2010-2012 гг.», – пишет в статье, специально для CABAR.asia, политолог из Таджикистана Парвиз Муллоджанов.

parviz1В современном мире определение продовольственной безопасности напрямую соотносится с такими понятиями, как  политическая и социальная стабильность. Другими словами,  безопасность и устойчивость государства во многом зависит от того, обеспечено ли население продовольствием – в объеме, отвечающем современным нормам потребления. Соответственно, чем выше и качественнее уровень обеспечения, тем ниже уровень социального напряжения в обществе и тем устойчивее государство.  И, наоборот, недостаток или недоступность продовольствия может в самый короткий срок и надолго подорвать стабильность любого, даже самого мощного государства. В данной статье рассматривается, какую роль фактор продовольственной безопасности играет в современном Таджикистане. Не менее важный вопрос – какую роль он может сыграть в будущем, и что необходимо сделать, чтобы предотвратить наиболее негативные сценарии развития?

Параметры стабильности – международный опыт

Недавние события на Ближнем и Среднем Востоке – а именно, серия революций и переворотов в рамках «Арабской весны», заставили ученых и политиков по-новому взглянуть на феномен «продовольственной безопасности». Действительно, продовольственный кризис и рост цен на продукты питания послужил непосредственным толчком, раскрутившем маховик революции сначала в Тунисе, а потом в Египте.  Во времена Президента Х. Мубарака в Египте существовала специальная квота на хлеб – бедные слои населения могли приобретать хлеб по сниженным ценам. Вынужденная отмена субсидий привела к исчезновению «хлеба для бедных», что вызвало рост недовольства и резко обострило ситуацию в стране.[1]

В целом, если рассмотреть внимательно события «Арабской весны», можно выделить основные параметры «продовольственной безопасности» – то есть, показатели состояния экономики и сельского хозяйства, при которых создается угроза сохранению политической стабильности, а именно:

1) «Продовольственная безопасность» предполагает наличие в стране достаточных объемов/запасов продовольствия – как в результате внутреннего производства, так и благодаря импорту необходимых продуктов из-за рубежа. При этом предполагается, что не менее 60-80% продовольствия должны производиться внутри страны. В развитых странах этот показатель даже больше – так, например, уровень самообеспечения продовольствием в США и Франции — более 100%, Германии — 93%, Италии — 78%. В странах же Арабской весны, накануне революции, внутреннее производство составляло в среднем лишь 36-38%.

 Соответственно, «порог стабильности» по этому показателю составляет не менее 30% — то есть, если внутреннее производство продуктов питания меньше этого показателя, то в стране создаются реальные условия для социального взрыва и подрыва стабильности.

2) Не менее важен и экономический аспект «продовольственной безопасности»; это значит, что средний гражданин должен иметь достаточный уровень дохода для приобретения минимального набора продуктов питания. При этом цены на продукты должны быть доступны для представителей всех социальных слоев населения. В странах «Арабской весны» население тратило на продукты питания в среднем около 35% своего бюджета; для сравнения в развитых странах этот показатель составляет 10-15%. В предреволюционном Египте цены на хлеб выросли почти в два раза; при этом 40% населения проживало всего лишь на 2 доллара в день.[2] Поэтому, когда в 2010 г. за короткий промежуток времени цены резко выросли, и хлеб вдруг стал недоступен для значительной части населения, произошел социальный взрыв, затем серия революций и беспорядков.

Отсюда, можно приблизительно вывести пороговый показатель экономической доступности продовольствия –  инфляция на продукты питания не должна составлять больше 7-10 % в год, так чтобы средняя семья тратила на продовольствие не больше 30% своего общего бюджета. Выход за эти параметры доступности и наличия продовольствия чреваты негативными последствиями для любого государства – особенно, если данные пороговые параметры безопасности сохраняются в течение продолжительного времени.

Продовольственная безопасность в Таджикистане

Самой главной особенностью сельского хозяйства современного Таджикистана является его беспрецедентно низкая эффективность. Действительно, в секторе сельского хозяйства страны заняты около 70% населения; при этом, сельхозпродукция составляет только 22% ВВП Таджикистана.[3] Это означает, что сектор не в состоянии прокормить не только население страны, но даже и самих сельских жителей. Для сравнения, в предреволюционном Египте в сельском хозяйстве были заняты всего лишь 14% населения, но сельхозпродукция составляла более 19% ВВП. На сегодняшний день, согласно официальной статистике, в реальном секторе республики самая низкая заработная плата сложилась как раз у работников сельского хозяйства.[4]

В результате, значительная часть населения, в первую очередь, жители самих сельских районов, вынуждены уезжать в миграцию, чтобы «добирать» на чужбине то, что они не могут получить со своего земельного участка.

При этом внутри Таджикистана производится лишь около 40% потребляемого продовольствия, тогда как большая его часть импортируются извне. Проблема заключается также в том, импортируются как раз те продукты питания, которые составляют корзину для бедных – то есть имеют стратегическое значение для сохранения социальной стабильности.

По оценкам продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO) и Всемирного банка, Таджикистан является наиболее проблемной страной в регионе с точки зрения продовольственной безопасности, входя в число 32 наиболее бедных стран мира. Исследовательский центр журнала «Экономист», на основе данных FAO, разработал индекс продовольственной безопасности, который рассчитан для 106 стран мира. По этим данным, Таджикистан находится на 81 месте из 106 (для сравнения, Россия в этом же рейтинге находится на 36 месте).[5] По этим же оценкам, 30 % таджикистанцев недоедают – при том, что в других государствах региона этот показатель составляет только 5-6%.[6] Жители Таджикистана в среднем тратят 55% своего общего бюджета на покупку продуктов питания (для сравнения, в странах «Арабской весны» это показатель составлял около 35-38%, в России этот показатель составляет около 39%).[7]

Специалисты выделяют следующие несколько факторов, обусловивших малую эффективность аграрного сектора страны:

Во-первых, малоудачный процесс реформирования сельского хозяйства, затянувшийся почти на два десятилетия и не законченный до сих пор. Особый урон аграрный сектор понес в ходе первой реформы 1995-1997 гг., во время которой первые десятки тысяч гектаров земли были розданы крестьянам в аренду, а бывшие колхозы начали реорганизовывать в частные фермерские хозяйства. При этом, была разрушена большая часть инфраструктуры, включая систему ирригации, переработки, складирования продукции, ее транспортировки и распределения между конечными потребителями. Тогда же была безвозвратно потеряна и социальная инфраструктура на селе: сельские клубы, кинотеатры, чайханы, библиотеки, детсады, магазины и т.д. которые были распроданы или приватизированы большей частью практически за бесценок. При этом, вместе с исчезновением всей инфраструктуры, обеспечивающей занятость населения, ничего равноценного взамен не появилось.

Сначала была создана система так называемых, фьючерсных компаний, которые занимались исключительно хлопком. Большинство из них поставляли фермерским хозяйствам в счет будущего урожая необходимые материалы, семена и горючее по явно завышенным ценам – в конечном счете, загнав таджикских крестьян в многомиллионные долги. В 2008 г. правительство вынуждено было списать эти долги, но фактический урон, который к тому времени нанесла аграрному сектору «фьючерсная» система, трудно переоценить.

Сегодня, при посредничестве международного сообщества, в роли основных кредиторов фермерских хозяйств выступают таджикские банки — по сути дела, это является еще одной попыткой создать подобие современной и эффективной аграрной инфраструктуры в стране. Однако, банковский сектор республики и сам в кризисе, кредитные ставки слишком высоки, а потому недоступны для большинства фермерских хозяйств. В 2015 г. от общего объема выделенных в стране кредитов, всего 8,2% приходилось на долю аграрного сектора, то есть свыше 94,5% финансирования отрасли ложилось на плечи самих фермеров.[8]

В среднем, по оценке самих фермеров, на один гектар земли необходимо как минимум 1-2 тысячи долларов инвестиций, на 80 деревьев лимонов нужно 10 мешков мочевины, или 1,8 тысячи сомони, плюс удобрения, пленка, обработка химикатами.[9] Отсутствие источников кредитования, подорожание материалов, удобрений, налоговые сборы (в некоторых районах фермеров заставляют платить налоги за год вперед, есть случаи двойного налогообложения, изобретения новых налоговых ловушек на местах) делает профессию агрария нерентабельной. Снижение покупательной способности населения, рост транспортных тарифов, заставляет фермеров снижать цены на свою продукцию, зачастую в убыток самим себе.  В добавление ко всему, по интересам таджикских дехкан не в меньшей степени бьет и общая инфляция – рост цен на продукты питания, прежде всего муку. В результате, по свидетельству самих аграриев, если несколько лет назад, продавая 30 кг лимонов, фермер мог купить 20 мешков муки, то сегодня полученной выручки ему едва хватает на один мешок.[10]

Таким образом, на сегодняшний день труд на земле является невыгодным для большинства сельских жителей. Именно в этом обстоятельстве и заключается основная причина массовой миграции за пределы страны; и именно здесь кроется основная причина сегодняшнего кризиса в области продовольственной безопасности страны.

Основные выводы и заключения: что делать?

Как уже говорилось выше, по основным параметрам продовольственной безопасности Таджикистан сегодня приближается к пороговым показателям, находясь позади всех остальных государств Центральной Азии.  По уровню экономической доступности основных продуктов питания для населения, соотношения импорта к внутреннему производству, расходов населения на продовольствие, ситуация в стране выглядит хуже, чем в странах «Арабской весны» накануне социальных и политических беспорядков 2010 – 2012 гг.

В перспективе, все это создает реальную угрозу сохранению и укреплению социального мира и стабильности в Таджикистане. Соответственно, сегодня необходимо предпринять ряд решительных мер по выправлению ситуации и выходу на более благоприятные параметры продовольственной безопасности. В этой связи, на основе международного опыта и предложений специалистов, можно сделать несколько предварительных замечаний относительно необходимых и конкретных шагов в этом направлении:

 В краткосрочной перспективе необходимо создать стратегический запас, своего рода «подушку продовольственной безопасности», с целью ограничения инфляции или резкого роста цен на виды продовольствия, составляющие основной рацион питания для большей части населения страны. Ввиду того, что рацион питания свыше 50% населения Таджикистана состоит в основном из чая и хлебобулочных изделий, то это, прежде всего, мука (хлеб, макароны и т.д.), а также растительное масло, сахар, чай, картофель, рис.[11]

Конечно, эти продукты составляют только часть минимальной продовольственной корзины, необходимой для обеспечения нормального и качественного питания. Однако, как уже говорилось выше, цены именно на эти ключевые виды продуктов являются барометром настроений в обществе и напрямую влияют на уровень социального напряжения.

При этом эксперты предупреждают, что меры по удержанию инфляции не должны иметь принудительный характер – то есть, нельзя регулировать цены силовыми методами или указаниями сверху. В противном случае, как показывает мировой опыт, это приведет лишь к дефициту товаров и развитию черного рынка товаров и услуг. В то же время, по-настоящему эффективными мерами могли бы стать субсидирование и создание льгот для фирм и предпринимателей, занимающихся импортом «стратегически значимых» видов продовольствия. Во многих странах существует практика создания резервных финансовых фондов, стратегических запасов продовольствия. В период кризиса, государство выбрасывает на продажу продовольствие из своих запасов, способствуя, таким образом, снижению цен на основные продукты питания. Если бы у арабских правительств в 2010 г. были в распоряжении стратегический запас муки и пшеницы, то они, вполне возможно, смогли бы предотвратить социальный взрыв.

Однако, меры по снижению инфляции, сами по себе, не решают проблемы и имеют лишь временный характер. Эксперты подчеркивают, что в долгосрочном плане у таджикского правительства нет другого выхода, кроме как скорейшими темпами заканчивать аграрную реформу. Причем, время для полумер уже давно прошло, реформа должна носить системный характер, иначе получится обратный эффект. В целом, в отношении долгосрочной реформы, большинство предложений и рекомендаций экспертов сводится к следующему:

Во-первых, следует разработать и совершенствовать правовую базу аграрной реформы – имеется в виду существенное снижение налогового бремени, введение серии специализированных льгот и субсидий для аграриев. В перспективе, у страны нет другого выхода, как внедрение института частной собственности на землю (хотя бы в виде долгосрочного права пользования), рынка земли, развитие независимой кредитной системы в аграрной сфере. Только фермер и рынок должны определять, что сеять и как использовать земельный участок.

Если правительство посчитает нужным сохранить госзаказ на хлопок, то оплата за продукцию должна производиться по рыночным ценам. Анализ роста цен и роста показателей заработной платы за период с 2000 по 2013 г. также показал, что хлопководство, как основной вид сельскохозяйственной отрасли, стало убыточным.

Правовая база должны определять новые подходы к кредитованию фермеров; в настоящее время необходим переход к долгосрочному кредитованию, по льготным ставкам, ибо только в таком случае можно по-настоящему стимулировать фермеров. Ныне действующая система кредитования не работает и вряд ли заработает в будущем. Таджикские фермеры опасаются брать кредиты на короткий срок, под высокие проценты, под залог имущества или под залог своих земель. По этой причине, в Таджикистане специалисты предлагают внедрить опыт исламских банков, когда процент за кредит не берется, а прибыль по договору разделяется между банком и товаропроизводителем.

Во-вторых, в стране необходимо заново построить аграрную инфраструктуру, без которой становление современного сельского хозяйства просто невозможно.  Это, в первую очередь, касается воссоздания технологической/научной и ремонтной базы, тракторного парка, восстановления ирригационных сооружений, эффективной системы материального снабжения, хранения, транспортировки и реализации сельхозпродукции, перехода на водосберегающие технологии и т.д.

В-третьих, невозможно провести успешную реформу сельского хозяйства без серьезного снижения уровня коррупции. Согласно исследованиям, проведенным Центром стратегических исследований при Президенте РТ в 2008 -2010 гг., сельскохозяйственный сектор страны, являются одним наиболее подверженных коррупции.[12] Коррупцией пронизана вся цепочка прохождения как импортных, так и местных продуктов питания, начиная от производителя (границы) и до конечного потребителя. Согласно опросам таджикских фермеров, только на оформление различного рода юридических документов, таких как права владения и пользования землёй, нелегальные выплаты составляют, как минимум, от 300 до 500 долларов США. Особую роль играет коррупция на дорогах; фермеры и торговцы жалуются, что на милицейских постах поборами облагается каждый автомобиль, что неизбежно сказывается на конечной цене продуктов питания.

Таким образом, аграрная реформа должна носить комплексный и всесторонний характер. При этом, основная цель реформы, также как и индикатор ее успеха, должна заключаться в том, чтобы труд на земле стал опять выгодным и рентабельным для таджикского дехканина. Только при этом условии он сможет не только прокормить себя и свою семью, но и вывести свою страну из экономического кризиса и обеспечить подлинную продовольственную безопасность государства.

Использованная литература:

[1] «Неурожай — причина арабской весны?» voprosic.net, 14.02.2016

http://voprosik.net/neurozhaj-prichina-arabskoj-vesny/

[2] Андрей Коротаев «Количественный анализ Египетской революции», 23.10. 2013, ВШЭ, https://lcsr.hse.ru/news/98399560.html

[3] Около 22% ВВП Таджикистана приходится на сельское хозяйство, Азия-Плюс, 23.01.2016, http://news.tj/ru/news/okolo-22-vvp-tadzhikistana-prikhoditsya-na-selskoe-khozyaistvo

[4] Продовольственная безопасность и бедность, Агентство по статистике при Президенте РТ, N 2 2014 стр. 8

[5] Евгения Серова, «Продовольственная безопасность стран Центральной Азии», Российский совет по международным делам, 2014, http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=3765#top-content

[6] Там же

[7] «Можно ли прожить на 282 сомони» Радио Озоди, 30.09. 2014,  rus.ozodi.org/content/article/26612871.htm

[8] «Главной проблемой аграриев Таджикистана остается доступ к льготным кредитам» 1.04.2016, ИА «Авеста»,  http://www.avesta.tj/business/39482-glavnoy-problemoy-v-agrariev-tadzhikistana-ostaetsya-dostup-k-lgotnym-kreditam.html

[9] «Закон падающего лимона»,  Азия-плюс, 09.12.2015, http://news.tj/ru/newspaper/article/zakon-padayushchego-limona

[10] Там же

[11] «В Таджикистане употребление мучных изделий сократилось на 20%»,  НМ, 01.08.2014  http://nm.tj/economy/23381-v-tadzhikistane-upotreblenie-muchnyh-izdeliy-sokratilos-na-20.html

[12] «Сельское хозяйство и образование самые коррумпированные сферы в Таджикистане», ИА Регнум http://regnum.ru/news/1355041.html

Автор: Парвиз Муллоджанов, политолог (Таджикистан, Душанбе)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR.asia

Последнее

Популярное