Аналитические материалы / Кыргызстан

Марат Мусуралиев: Проблемы Кыргызстана в сфере электроэнергетики: есть ли выход?

19.04.2016

«Если энергосектор КР не сможет решить своих проблем, то это приведет к повторным веерным и иным отключениям подачи электроэнергоснабжения в Кыргызстане с 2017-2018 годов, росту социальной напряженности, и вплоть до очередной неконституционной смены власти, разумеется, с новой полной заменой руководства энергосектора страны», – о возможных рисках и проблемах в энергетике Кыргызстана, специально для CABAR.asia, рассуждает экономист, заместитель директора компании «Smart Business Solutions Central Asia» Марат Мусуралиев.

Image 3Социально-экономическое и политическое влияние электроэнергетики в КР

Тема энергетики является общественно значимой в Кыргызстане, периодически становясь предметом рассмотрения Правительства, Парламента и Совета обороны. Можно отметить, что отключения подачи энергоснабжения, стали одной из основных причин социального протеста в обществе, приведших к свержению режима К.Бакиева в апреле 2010 года. Проблемы энергетики в целом очерчены Правительством КР, нарастание дефицита генерации становится все более явным, и условно проблемы отрасли можно разделить на тарифные и производственные. В данном материале, я хотел бы сделать акцент на производственных моментах, которые не так часто становятся предметом обсуждения в экспертных кругах.

Сложности в создании новых генерирующих мощностей в КР

В части изменений в производственной сфере энергетики КР – ситуация намного сложнее. Мероприятия в данной сфере требуют значительных финансовых средств, которыми Кыргызстан не располагает, согласования действий в смежных с энергетикой отраслях, например, в логистике, а также достижения договоренностей с соседними государствами.

В настоящее время, в КР относительное продвижение получили лишь два проекта: строительство ЛЭП «Датка-Кемин» и продолжается реконструкция ТЭЦ г. Бишкек. Финансирование обоих проектов реализовано за счет внешних займов Кыргызстана от КНР и силами китайских компаний. Что также в целом объективно, так как ни отрасль энергетики КР, ни в целом Кыргызстан, не имеют финансовых ресурсов и производственных мощностей для возведения крупных инфраструктурных объектов. О степени рентабельности и окупаемости займов на данные проекты достоверная информация не публикуется, а заявления политически значимых лиц по этим ЛЭП и ТЭЦ, как правило, носят пафосный характер, с декларациями энергонезависимости республики.

В тоже время, можно отметить, что согласно данным Минфина КР, по состоянию на 2016 год внешний долг Кыргызстана достиг 3,6 млрд. долларов[i], что составляет порядка 60% от ВВП – максимально допустимый уровень, закрепленный на законодательном уровне. При этом можно отметить такой ключевой аспект, что наибольшие суммы внешних займов — 28% были направлены в отрасль транспорта, в основном в ремонт автодорог, и 22% — в энергетику. Учитывая отсутствие связанности направлений большинства внешних займов Кыргызстана, с источниками их погашения, можно сказать, что степень эффективности данных займов – является предметом для обсуждения.

В решении Совета обороны КР в отношении энергетики от 2015 года, отмечено: «удручает неэффективное управление угольной отраслью. Существующий потенциал 70 основных месторождений угля составляет 2,2 млрд. тонн, однако топливно-энергетический комплекс оказался не в состоянии модернизировать технологии добычи, обеспечить логистику, планирование и решение других вопросов в угольной отрасли. Отсутствие государственной политики привело к неуправляемому процессу добычи и распределения угля различными компаниями, действующими не в интересах государства, что особенно проявляется в период прохождения осенне-зимнего периода…».

То есть, проблемы логистики для угольной отрасли были отмечены. Но при этом также можно добавить, что это было известно и раньше: в Кыргызстане ни при СССР, ни за 25 лет после его распада не была создана внутренняя железнодорожная сеть. В результате, в КР 96,6% грузов транспортируется автомобильным транспортом, который является наиболее энергоемким и дорогостоящим из наземных видов. Железная дорога в республике есть только в Чуйской долине, что и определило концентрацию в ней большинства промышленных предприятий до 1991 года, и последующую массовую внутреннюю миграцию в нее жителей из всех остальных регионов. Какой бы вид товара не был произведен в Кыргызстане за пределами Чуйской долины, его вывоз из других регионов республики до рынков сбыта, сделает большинство видов этой продукции значительно более дорогим и менее конкурентоспособным.

Для реализации строительных проектов в сфере энергетики решение вопросов логистики также критично важно. Строительство, например, Камбар-Атинской ГЭС-1, скорее всего, придется согласовывать с соседними государствами, в том числе и по причине необходимости решения вопросов транспортировки оборудования к ней.

При СССР все нестандартное сверхтяжелое оборудование в виде трансформаторов, рабочих колес турбин и прочего, весом в несколько сотен тонн каждое, на Токтогульскую и другие ГЭС каскада завозились по железной дороге через Узбекистан. Общеизвестно, что Ташкент выступает против строительства ГЭС на трансграничных реках. Поэтому сомнительно, что на этот раз удастся завезти такое оборудование, например, для его замены на Токтогульскую ГЭС через Узбекистан. По автодорогам со стороны Чуйской долины через перевалы многоосновным тралом удалось завезти один агрегат Камбар-Атинской ГЭС-2, весом около 100 тонн. Но агрегаты Токтогульской и Камбар-Атинской ГЭС-1 – мощнее и соответственно тяжелее в 3-4 раза. В Кыргызстане отсутствуют автомобильные мосты, которые могли бы выдержать такие весовые нагрузки.

Возможно Правительство КР рассчитывает на перевозку оборудования по т.н. Альтернативной автодороге, которую намерено построить за счет внешнего займа от КНР на порядка 1 млрд. долларов США? Но выше упоминалось, что КР уже приблизилась к законодательно установленному ограничению суммы внешних займов 60% ВВП. То есть занимать дальше будет проблематично. Но допустим, это удастся, однако тогда возникнет следующий вопрос: а как обеспечить погашение данного займа за счет Альтернативной автодороги? Сделает ли Правительство КР проезд по ней платным? Официально такая информация пока не публиковалась.

Можно рассмотреть вариант транспортировки оборудования ГЭС по железнодорожным путям Кыргызстана до начала возводимой т.н. Альтернативной автодороги, однако железные дороги в республике имеют столь серьезное неудовлетворительное техническое состояние, что оно было отмечено в том числе, в Постановлении Правительства КР от 30 сентября 2014 года № 558:

«… низкая участковая скорость Кыргызской железной дороги объясняется высокой степенью износа основных фондов наиболее ответственных участков инфраструктуры железной дороги. Так, при пороговой степени износа в 50-55%, износ основных средств, в том числе зданий и сооружений, машин и оборудования, путевого хозяйства, составляет 71%, в системе электроснабжения — 50%, в системе сигнализации и связи — 63%.

Свыше 30% рельсов, находящихся в эксплуатации, имеют пропустившие сверхнормативный тоннаж пути, более 50% деревянных шпал изношены»[ii].

Сомнительно, что такие пути выдержат транспортировку по ним сверхтяжелых грузов в виде энергетического оборудования ГЭС.

Кроме того, надо открыто отметить, что по состоянию на весну 2016 года в Кыргызстане строительство не только Верхне-Нарынского каскада ГЭС, но и более масштабной Камбар-Атинской ГЭС-1 фактически приостановлено. И очевидность такого сценария стала явной еще в 2014 году, когда из-за кризиса на Украине, страны Запада закрыли перед российскими субъектами свои рынки капиталов. В 2014-2015 годах в России произошел процесс двукратной девальвации национальной валюты, падение ВВП и снижение доходов госбюджета из-за неблагоприятной конъюнктуры цен на основные экспортные товары: энергоносители и металлы. В результате Правительство России и ее компании с государственными долями в капиталах, пошли на пересмотр большинства расходных статей бюджетов в сторону их сокращения и отложения на последующие годы. Поэтому стало очевидным, что рассчитывать на продолжение строительства указанных объектов в КР со стороны РФ в настоящее время – не следует. В январе 2016 года власти КР денонсировали Соглашения между Правительством Кыргызстана и Правительством России о строительстве и эксплуатации Камбар-Атинской ГЭС-1 и Верхне-Нарынского каскада ГЭС [iii].

При этом, спорными остаются не только производственные показатели Камбар-Атинской ГЭС-1: логистика стройматериалов и оборудования, но и политические риски, связанные с позицией Узбекистана, а также финансовые показатели: рентабельность проекта является невысокой, а сроки окупаемости – длительными.

Для разрешения указанных задач, следует начать договариваться с соседними государствами и создавать внутреннюю железнодорожную сеть в Кыргызстане. Но продвижения республики на данных направлениях пока не отмечено. Что тоже в целом объективно: строительство одного километра железных дорог стоит от 2 млн. долларов США, опорно-пролетных конструкций – от 10 млн. долларов за км, тоннелей – от 15 млн. долларов за км. У Кыргызстана нет средств и производственного потенциала, которые могли бы реализовать такие строительные проекты. Но ведь и продвижения в переговорах с соседним государством по ГЭС также не отмечено. Соответственно, решение производственных задач по созданию новых мощностей генерации на Нарынском каскаде в КР  пока не реализуется.

В тоже время можно отметить, что после распада СССР, другие страны ЦА построили новые железные дороги на тысячи километров, соединяя свои регионы в единое транспортное пространство и устраняя свою зависимость в этой сфере от соседних государств. Так, Казахстан построил более 2500 км железных дорог, Туркменистан – свыше 1000 км, Узбекистан – более 300 км, включая 19-ти км тоннель под перевалом Камчик, Таджикистан – 150 км, Афганистан – 75 км, Кыргызстан – 0 (ноль) км. Комментировать эту ситуацию можно по-разному, но цифры – говорят сами за себя.

Кыргызстан – из экспортера – в импортеры электроэнергии

 Недавно в энергетике Кыргызстана произошло еще одно событие, значимость и масштабы которого пока не всем очевидны, но они продолжают нарастать: с 2014 года КР трансформировалась из страны-экспортера электроэнергии, в нетто-импортера. То есть ежегодный прирост потребления электроэнергии – превысил генерацию (14 млрд.кВт), и республика уже третий год вынуждена импортировать электроэнергию. Более того, импорт финансируется за счет выделения займов, а тарифы на импортную электроэнергию в 3-5 и более раз превышают средние тарифы в энергетике КР, и объемы поставок из-за рубежа увеличиваются.

В 2014 году объем импорта составил порядка 1,4 млрд.кВт[iv], в 2015 году – ожидался на уровне 1,18 млрд.кВт[v], по мнению Совета обороны КР «на осенне-зимний период 2015-2016 годов прогнозируется дефицит электрической энергии в объеме 2,15 млрд. кВт.ч».

В период 2014-2016 годов Кыргызстану удавалось покрывать дефицит за счет импорта из Казахстана и Таджикистана.

Согласно официальным статистическим данным со страниц сайта Национального статистического комитета Кыргызстана, энергетика республики в 2009-2015 годах характеризовалась следующими данными объемов производства и потребления[vi]:

Таблица 1. Энергетика Кыргызстана в 2009-2015 гг.

Image 1

* — цифра общего потребления электроэнергии в КР за 2015 год – исчислена как прирост к данным 2014 года на уровне среднегодового прироста за последние 5 лет.

Позитивной динамикой в данной таблице – можно назвать сокращение объемов общих потерь, которые уменьшаются с 2012 года. В определенной степени этому способствовали и решения Совета обороны, рабочая группа которого установила более 20 коррупционных схем, и разработала меры по их демонтажу. Но борьба с коррупцией может быть эффективной только при ее непрерывности и системности. Например, Китай борется с коррупцией более 4000 лет, и хотя победить не смог, тем не менее, ограничить масштабы коррупции ему удается.

При переводе цифр данной таблицы в графику и добавления линий тренда производства и потребления электроэнергии в КР за 2009-2015 годы, получим следующую диаграмму (ед. измерения — млн. кВт/ч):

Диаграмма 1. Производство и потребление электроэнергии в 2009 -2015 гг.

Image 2

Как видно, с 2014 года потребление электроэнергии в КР – превзошло объемы генерации, и республика перешла в разряд энергодефицитных стран.

Более того, в реальности линия тренда динамики производства, в ближайшие годы в Кыргызстане пойдет не вверх, а вниз, по причине износа оборудования действующих электростанций, которое уже исчерпало свой ресурс. Номинальный рост линии тренда генерации на диаграмме обусловлен низкими цифрами 2008-2010 годов, когда из-за слива воды из водохранилищ, произошло радикальное снижение выработки электроэнергии, возникновение ее дефицита, массовые ограничения в энергоснабжении и потреблении

В части технического состояния оборудования, можно отметить, например, такие факты: на одной только Токтогульской ГЭС за 2014-2015 годы произошло четыре крупные аварии, прямые последствия которых исчисляются сотнями тысяч долларов. И, как правило, причина была в сверхнормативных сроках эксплуатации оборудования. С учетом приостановки строительства Камбар-Атинской ГЭС-1 и Верхне-Нарынского каскада ГЭС, объем дефицита электроэнергии в КР при стабильном приросте потребления в 5-8% ежегодно – будет только нарастать.

Аналогичная ситуация имеет место и в распределительных электросетях Кыргызстана. Так, «на территории Бишкека проложено 928 километров подземных кабельных линий. Примерно 40% из них ввиду крайней изношенности подлежит замене. За последние четыре года реконструировано 150 километров»[vii]. Естественно, что в регионах республики ситуация с техническим состоянием сетей и оборудования, как правило, хуже, чем в столице. «Ежедневно в диспетчерские службы районов электрических сетей ОАО «Северэлектро» поступают сотни звонков от абонентов. В непогоду (обильные снегопады, шквальные ветры) количество звонков увеличивается. Причина аварийных отключений электричества – старение, изношенность и перегруз электрооборудования»[viii].

Нельзя сказать, что меры не предпринимаются, продолжаются плановые и аварийные замены устаревшего оборудования. Формально Кыргызстаном подписаны с кредиторами соглашения по финансированию замены оборудования Токтогульской и других ГЭС, о сложностях их реализации было сказано выше. С 2015 года абонентам в Кыргызстане стали устанавливаться т.н. «умные счетчики», способные самостоятельно передавать показания потребления электроэнергии в диспетчерские пункты и обладающие более высоким уровнем защиты от несанкционированного проникновения. Эти меры позволили снизить объемы технических потерь, хищений и сократить операционные затраты распределительных сетей в КР.

Но, тем не менее, объем дефицита электроэнергии в республике нарастает, и продолжение ежегодного прироста потребления будет лишь усугублять эту проблему.

 Чему будет отдан приоритет: решению внутренних или внешних задач?

Очевидно, что в сложившихся обстоятельствах следует уделить первоочередное внимание решению вышеуказанных внутренних проблем в электроэнергетике Кыргызстана, особенно в части привлечения средств в создание новых генерирующих мощностей.

В этой связи, вызывает, мягко говоря, удивление, попытка Кыргызстана участвовать в проекте CASA, по которому декларируется экспорт электроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана в страны Южной Азии. Каким образом КР сможет поставлять электроэнергию на экспорт в Афганистан и Пакистан, если Кыргызстан сам является энергодефицитной страной, а строительство Камбар-Атинской ГЭС-1 и Верхне-Нарынского каскада — приостановлено?

Когда об участии Кыргызстана в энергетическом проекте CASA заявляют политически значимые лица, это с трудом, но можно понять: политика и реальность – не всегда совпадающие термины. Но когда о проекте CASA-1000 указано на сайтах государственных энергокомпаний компании КР[ix] — это вызывает еще большие вопросы и сомнения в адекватности их менеджмента.

Сможет ли КР решить указанные проблемы в энергетике? Сможет, но при условии реализации вышеперечисленных мер в производственной сфере энергопроектов: решение вопросов логистики и достижения договоренностей с Узбекистаном, а также отказа от участия и выхода из заведомо ущербных проектов, в том числе и CASA-1000.

В тоже время, очевидно, что железнодорожное госпредприятие «Кыргыз Темир Жолу» не способное поддерживать в удовлетворительном состоянии свои действующие пути, тем более не сможет реализовать строительство новых железных дорог. Для этого потребуется его трансформация из закрытого ГП, финансовая отчетность которого не публикуется, – в АО, подобное действующим в Казахстане и России «Казахстан Темир Жолы» и РЖД. Эти компании – принципиально другие: они имеют открытую финансовую и другую отчетность, публикуемую на своих сайтах на нескольких языках, проходят ежегодный аудит у международных аудиторских компаний, также ежегодно подтверждают свои кредитные рейтинги у рейтинговых агентств. Естественно, такая прозрачность, обеспечивает понятность их бизнес-процессов, тарифов, стратегий и доверие к ним. А доверие с полученными рейтингами – позволяет этим компаниям самостоятельно привлекать финансовые ресурсы на международных рынках капиталов и реализовывать строительство новых железных дорог с бюджетами на миллиарды долларов.

Аналогичное можно отметить и в отношении энергетических компаний соседнего Казахстана (KEGOC, КазМунайГаз и др.): они также подтверждают свои финансовые отчеты у международных аудиторских компаний и поддерживают рейтинги. Сравните это с Кыргызстаном, который лишь в 2015 году впервые получил суверенный рейтинг, и как следствие, ни одна компания с госучастием в капитале, пока еще не прошла указанных процедур и не получила кредитный рейтинг.

Если энергосектор КР не сможет решить своих проблем, то это приведет к повторным веерным и иным отключениям подачи электроэнергоснабжения в Кыргызстане с 2017-2018 годов, росту социальной напряженности, и вплоть до очередной не конституционной смены власти, разумеется, с новой полной заменой руководства энергосектора страны.

Источники:

[i] http://www.minfin.kg/ru/novosti/mamlekettik-karyz/tyshky-karyz.html

[ii] http://online.adviser.kg/Document/?doc_id=31613734

[iii]http://www.president.kg/ru/news/zakony/7261_prezident_almazbek_atambaev_podpisal_zakonyi_o_denonsatsii_soglasheniy_s_rossiyskoy_federatsiey_o_stroitelstve_i_ekspluatatsii_kambaratinskoy_ges-1_i_verhne-naryinskogo_kaskada_ges/

[iv] http://ru.sputnik.kg/Kyrgyzstan/20141201/1013533411.html

[v] http://ru.sputnik.kg/economy/20150507/1015407377.html

[vi] http://stat.kg/images/stories/Kyrgyzstan%20v%20syfrax.pdf , со http://stat.kg/images/stories/docs/tematika/svod/Yearbook%202008-2012.pdf  , http://stat.kg/media/publicationarchive/b8b6dbf9-0d15-4d57-8fbb-938e98a2e78d.pdf и http://stat.kg/media/publicationarchive/34570709-3c3f-42b2-b05d-e77935342767.pdf

[vii] http://www.severelectro.kg/ru/2009-05-26-10-08-44/3818-vechernij-bishkek-41-11058-transhei-po-vsemu-gorodu

[viii] http://www.severelectro.kg/ru/2009-05-26-10-08-44/3591-oao-lseverjelektror-soobschaet

[ix] http://www.energo.kg/aktsioneram-i-investoram/proekty/casa-1000 и http://energo-es.kg/?page=news&read=812

Автор: Марат Мусуралиев, экономист, заместитель директора компании «Smart Business Solutions Central Asia» (Кыргызстан, Бишкек).

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR.asia

Последнее

Популярное