Аналитические материалы / Казахстан

Ержан Багдатов: Медийное пространство Казахстана в условиях «гибридного» информационного противостояния

06.09.2016

«Государственный механизм реагирования на вбросы, грубо говоря, отсутствует. Блокирование контента, «пожарный менеджмент» никак не способны стать превентивными мерами и приносят лишь репутационные потери организаторам», – эксперт Ержан Багдатов, специально для CABAR.asia, рассуждает о проблеме информационного противостояния в Казахстане.

12На сегодня понятие «гибридная информационная война» является новым трендом в медийной и политической терминологии. Эра глобальных телекомммуникаций, сети интернет, социальных сетей и мессенджеров сделала передачу информации молниеносной в буквальном смысле.

Глобальные телекоммуникационные стратегии мировых корпораций по поглощению мирового информационного пространства, включавшие в себя одну из целей – доступность гаджетов, персональных компьютеров, сделали этот тренд еще более актуальным. Скорость передачи информации возросла, поток информации увеличивается с каждым днем, отсюда актуальным становится вопрос – как информация может быть использована против нас? Как последние события в информационном пространстве могут стать отражением неприкрытой информационной атаки на сознание и психологию населения нашей страны?

Война за сознание через информацию

Согласно последним исследованиям, информационная война (гибридная) признана одним из самых жестоких инструментов, не уступающим традиционным методам ведения боевых действий по эффективности и массовости воздействия. Зачастую в основе эффективности лежит фактор психологического воздействия. Использование данного способа ведения войны имеет давнюю историю, а с развитием средств массовой коммуникации и информации приобрело новое значение. Последние события на Украине показали насколько фактор информационного противостояния стал мощным инструментом формирования общественного мнения не только в России, но и в Казахстане.

Этот фактор становится наиболее действенным в тот момент, когда в обществе восприятие информации за счет интернет-коммуникаций становится высокозначимой. Наряду с традиционными средствами массовой информации, посты и блоги интернет-пользователей становятся ньюс-мейкерами и тренд-сеттерами, зачастую малопроверенной и недостоверной информации, однако за счет скорости переноса и распространения выходят в чарты информационных порталов. Интернет-аудитория в своем большинстве предъявляет более высокие требованиями к полноте и достоверности информации, характеризуется активной гражданской позицией, ориентацией на лидеров мнения и «преданностью» проверенным ресурсам, однако объективность преподносимой информации зачастую сложно проверить. «Арабская весна» сделала фактор интернета и социальных сетей своеобразной страшилкой для политических элит постсоветского пространства. Дестабилизация внутриполитической ситуации, зачастую рассматривается властями как внутренний фактор, основная опасность в которой скрывается в настроениях пользователей казахстанского сегмента Интернета.

Специфика казахстанской аудитории

Активность пользователей казахстанского сегмента Facebook по оценкам экспертов приходится на начало 2011 г. Тогда политические события в стране стали катализатором формирования активной пользовательской аудитории, которая уже сейчас стала инструментом повышенного общественного влияния на информационное поле страны, оставляя позади политические инструменты воздействия со стороны государственных органов.

Новая реальность, в которой находится Казахстан, отражает трудности, которые показывают слабость и уязвимость отечественного информационного пространства внешнему влиянию, которое сильно недооценено. Украинский кризис показал какими критическими последствиями он может стать для общества, вне зависимости от внутриполитической конъюнктуры. Девальвация отечественных СМИ и журналистики в целом, это большой сигнал для политических властей, так как неспособность к адекватному реагированию на информационные вбросы, зачастую дает старт слабоконтролируемому процессу, в которых, в авангарде – пользователи Сети интернет.

По последним данным анализа карты интернет-пространства, текущее состояние казахстанского сегмента сети Интернет показывает абсолютную незащищенность от влияния российского информационного поля. В качестве первостепенной опасности – российское интернет влияние на первом месте.

Если мы обратимся к простейшему счетчику рейтинга alexa.com [1], в числе 100 наиболее посещаемых казахстанцами ресурсов из зарубежных общественно-политических сайтов и платформ представлены российские: Lenta.ru (51 место), Rambler.ru (28 место) и Rbc.ru (81 место), mail.ru (1 место), vk.com (3 место), ok.ru (7 место) которые наряду с множеством сервисов поиска и общения популярны, благодаря службе новостей. При этом активность пользователей сети facebook позволила платформе занять 9 место.

Популярность новостных порталов nur.kz (10), tengrinews.kz (22), zakon.kz (18) не может быть объективно оценена, так как в основном контент новостного блока пополняется за счет информационных сообщений мировых, и зачастую российских новостных порталов. Отсюда, как следствие растущее влияние российских источников и интерпретация российской информационной политики на казахстанский сегмент пользователей Интернета.

Однако, снижение качества контента на активных фазах российско-украинского конфликта, российско-турецкого кризиса показывали, на наш взгляд, перенасыщение, и последующее неприятие казахстанскими пользователями российского контента, отличающегося агрессивной направленностью в риторике. Это привело к тому, что пользователи стали более критически относиться к публикациям, распространяемым через фейковые аккаунты, а также к казахстанскому контенту, который заимствован или перепечатан с российских информационных порталов.

В данном контексте интересным представляются материалы исследования Казахстанского пресс-клуба, по итогам социологического опроса среди 80 экспертов и журналистов в рамках Медиа Курултая в 2010 г. на предмет оценки влияния внешнего фактора на формирование информационного поля страны. Результаты выглядят удручающе. Так, влияние российского контента (онлайн и оффлайн ресурсов) превалирует в оценке казахстанцами текущей мировой обстановки, а обращение к казахстанским источникам на очень низком уровне. В результате как мы наблюдаем, происходит массовое переключение граждан страны на информационный поток российских агентств и телевизионных каналов. (Рисунок 1)

Относительно недавно можно было наблюдать некоторую спонтанную активность, которая проявилась в момент выступлений против Земельной реформы весной 2016 г., где активистами тиражировались ссылки на сообщения трехлетней давности о вводе китайских войск в Таджикистан [http://www.mk.ru/politics/2013/05/14/853531-kitay-zabral-kusok-tadzhikistana-i-na-etom-ne-ostanovitsya.html, http://www.news-asia.ru/view/politics/4649]. Последствием стало распространение через мессенджеры и социальные сети информации о передачи в аренду Китайской Народной Республике части земель в Казахстане, переселении китайских рабочих, о целой армии китайских трудовых добровольцев на границе с Казахстаном.

Рисунок 1. По каким каналам Вы предпочитаете получать мировые новости? [2]

ержан 1

Особую настороженность при этом вызывает активность откровенно фейковых аккаунтов пользователей социальных сетей и платформ, где ими публикуется и тиражируется тенденциозная и эмоциональная информация, фото-, видеоматериалы с доказательствами якобы существующей угрозы для страны (видео с тысячами китайских рабочих на руднике в Актогае, пением государственного гимна Китая на нефтяных производствах Запада Казахстана). В этом контексте, справедливо будет отметить, что термин информационный вброс активно обкатывается и используется для привлечения, и как некоторые эксперты справедливо отмечают, отвлечения внимания пользователей Сети. Вбросы быстро набирают популярность и тиражируются по заранее отработанному механизму, анализ и изучение которых, должны стать ключевым направлением в деятельности государственных органов и аналитических структур. В этой связи, важным представляется выработка предметного подхода и понимания кризисных коммуникаций в работе государственных органов. Ведь не секрет, что метод «пожарного реагирования» малоэффективен при распространяющейся непроверенной и ложной информации. Важен замер общественного мнения населения на предмет выработки четкой стратегии принятия решений.

Что происходит сейчас?

По типу информационных вбросов мы смело можем выделить внешние и внутренние потоки, в которых внутренние потоки имеют ярко выраженный заказной политический характер, направлен против определенных лиц, и зачастую происходит накануне или в момент политических событий. При этом нельзя не отметить, что данный инструмент становится наиболее популярным приемом в современном политическом поле страны. Уже нельзя отрицать присутствие лобби в информационных, аналитических агентствах в Казахстане, аффилированность которых можно проследить по характеру публикаций и активности. Социологические замеры общественного мнения, опросы, рейтинги стали инструментом, подлинность которых либо слабо, либо вообще не поддается никакой критике и проверке.

Рисунок 2. Экспертный опрос Казахстанского пресс-клуба [2]

ержан 2

Обращаясь к данным вышеназванного исследования Казахстанского пресс-клуба (рисунок 2), мы находим не менее интересными выводы относительно статуса-кво современных средств массовой информации Казахстана. Исходя из диаграммы видно, что расклад мнений о состоянии информационного пространства, подтверждает мысль о том, что опасность дестабилизации внутриполитической ситуации в стране посредством информационной атаки, становится наиболее вероятной.

На данный момент можно выделить несколько значимых информационных вбросов, как в социальных сетях и мессенджерах, так и на новостных платформах, за последние 8 месяцев:

  1. Китайская угроза (аренда и передача в собственность земель в Восточном Казахстане, «100 долларовые страсти» от «Первого канала Евразия»), которая муссировалась с помощью публикаций и тиражирования постов от фейковых аккаунтов, распространением сообщений посредством мессенджеров и прочими;
  2. Исламская угроза (публикация фото-, видеоматериалов с участием казахстанцев воюющих в Сирии, призывы к джихаду, сообщения об активности представителей нетрадиционных течений ислама в регионах страны);
  3. Дискуссия на тему «Преемник» (публикация аналитических материалов, интервью политологов, экспертов Казахстана, тиражирование российских экспертных мнений о возможных сценариях и последствиях передачи власти в Казахстане, спекуляции вокруг смерти Президента Узбекистана, фейковая информация о тайных переговорах и договоренностях);
  4. Различные социологические опросы и исследования на тему межнационального согласия с выводами и анализом провокационного характера (сомнительного происхождения выводы на основе социологических исследований, тиражируемые через пользователей социальных сетей, обсуждаемые в группах);
  5. Фейковые сообщения о возможной отставке премьер-министра страны К. Масимова, пересуды на тему его активности и PR в социальных сетях (публикации и тиражирование мнений экспертов, аналитиков, общественных деятелей и блогеров);
  6. Статьи, опросы и аналитика на тему крымского и донбасского сценария на территории Казахстана (публикации, статьи малоизвестных либо неизвестных авторов о планах Кремля по отчуждению территорий компактного проживания пророссийски настроенных граждан, о вводе российских, китайских войск на случай активизации радикальных группировок, актах терроризма и сепаратизма);
  7. Дискуссия на тему экономического положения и предстоящего дефолта экономики страны (опять-таки публикации, тиражирование информации о слухах по планам девальвации валюты, растрате денег Национального фонда страны, мнения и заключения экспертов, аналитика от российских экспертов с негативными и пессимистическими сценариями).

Зачастую доверие населения к такому рода информационному потоку, обусловлено слабым механизмом взаимодействия традиционных и интернет средств массовой информации с государственными органами. Механизм зачастую отсутствует, порождая волну негатива к имеющемуся информационному вакууму, в связи с чем, интернет пользователи «берут» инициативу в свои руки. Примером могут послужить события в г. Актобе и Алматы, связанные с актами терроризма, бездействие и отсутствие обратной связи со стороны правоохранительных органов, по факту изнасилования в г. Есик, пропажи Сафара Шакеева, бытового конфликта на юге Казахстана и пр.

К чему готовиться?

Как показывает опыт, присутствие неконтролируемого потока информации ставит государственные органы в заложники возникших ситуаций. Политический мотив информационных вбросов последних дней, где инструментарием служат эксперты, политологи, общественные деятели, политики, направленные на дестабилизацию либо дискредитацию действующей политической системы, носит ярко выраженный характер. Государственный механизм реагирования на вбросы, грубо говоря, отсутствует. Блокирование контента, «пожарный менеджмент» никак не способны стать превентивными мерами и приносят лишь репутационные потери организаторам.

В заключении стоит добавить, что нами не случайно затронута данная тема. Зона турбулентности, в которую вошли постсоветские страны, достигает своего апогея. Старые элиты не в состоянии адекватно реагировать и следовать новым тенденциям и трендам в обществе, что дает возможность новой генерации управленцев умело использовать технологии и инструментарий для активного продвижения, а также устранения и дискредитации конкурентов.

А пока мы стали свидетелями активной фазы информационного противостояния на тему смерти лидера Узбекистана Ислама Каримова, которая породила массу спекуляций в среде экспертов и аналитиков, а случившейся теракт в посольстве КНР в г. Бишкек повлечет за собой вереницу предположений и теорий.

В ожидании нового витка информационных вбросов и спекуляций, замечу, что гибридная война является элементом реального противостояния. В этом контексте стоит отметить, что информационные вбросы свидетельствуют об активности и заинтересованности противоборствующих внешних и внутренних игроков обеспечить подготовку общественного мнения к грядущим событиям. Спешу заметить, что ажиотаж в осенний период будет острым, но контролируемым и предсказуемым, как и экспертные заключения членов «мозговых центров».

Список использованных источников:

  1. alexa.com/topsites/countries/KZ
  2. http://www.slideshare.net/KazakhstanPressClub/ss-13902507?next_slideshow=2
  3. Сайт zero.kz
  4. Сайт similarweb.com
  5. Статистика сервисов Google и Yandex
  6. Система медиа мониторинга Медиалогия

Автор: Ержан Багдатов, исполнительный директор Центра медийных технологий (Казахстан, Астана).

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR.asia

Последнее

Популярное