Интервью

Джеймс МакХаффи: Регион Центральной Азии может выйти из тени России и внести свой вклад на международной арене

02.11.2017

«Я думаю, что есть потенциал для того, чтобы страны Центральной Азии не застряли в тени России и Китая, и выработали свои «правила игры», если они будут эффективно использовать многосторонние институты, которые сейчас существуют для региона, такие как ЕАЭС и ШОС», — отмечает эксперт Джеймс МакХафии в интервью, специально для CABAR.asia.

CABAR.asia: Рассматривается ли в ЕС Центральная Азия как единый регион? Либо скорее уже превалирует подход к его рассмотрению с точки зрения двустороннего подхода?

Джеймс МакХаффи: Де-юре ЕС признает и уважает суверенитет каждой из центральноазиатских республик. Однако на практике регион по-прежнему рассматривается как часть постсоветского пространства. Отчасти это связано с тем влиянием, которое Россия по-прежнему сохраняет в регионе, но также и с тем, что центральноазиатские республики не провели все демократические реформы и преобразования, на которые возлагали надежды  ЕС (и США). В отличие от стран Балтии, которые интегрировались и смогли активно сотрудничать с  западными многосторонними институтами, такими как НАТО и ЕС, центральноазиатские республики слабо восприняли их. Тем не менее, ЕС может также сделать ставку на двусторонний подход, если он покажет себя продуктивным в достижении  целей в регионе.

CABAR.asia: Какие наиболее важные проблемы в Центральной Азии Вы бы выделили, имеющие региональное значение?

Джеймс МакХаффи: Основными для региона являются проблемы транснационального характера, в частности торговля наркотиками и людьми на границе. Пограничные проблемы до сих пор не урегулированы, и пока этот вопрос не будет решен, остальные будут сохраняться. Существует также проблема радикализации исламских групп до такой стадии, что они могут преобразоватьсяв акты терроризма либо иным образом угрожать политическим режимам.

CABAR.asia: В недавнем конфликте между Кыргызстаном и Казахстаном, какие причины и контексты Вы бы назвали? В данном случае, можно ли говорить, что субъективный фактор сыграл большую роль в нарастании проблемы? Правильно ли это когда на взаимоотношения стран влияют субъективные факторы? Были ли такие примеры в ЕС и как с этим справлялись? 

Джеймс МакХаффи: Ну, я считаю, что первопричиной была встреча кандидата в президенты О.Бабанова с Н.Назарбаевым, а также его связи с Казахстаном. Однако, основные причины на самом деле куда сложнее. Как Вы и отметили, существуют также и субъективные факторы. Президент Н.Назарбаев проявил некоторую враждебность по отношению к президенту Кыргызстана А.Атамбаеву, еще в 2010 году, когда бывший президент Кыргызстана К.Бакиев бежал в Казахстан. Так что это может быть небольшим возмездием со стороны Н.Назарбаева А.Атамбаеву за то, что тот слишком много жалуется на Казахстан. Также со стороны Казахстана это способ самоутверждения своей власти над меньшим региональным государством. После того, как скончался И. Каримов в прошлом году, у Н.Назарбаева теперь уже нет альтернативного регионального лидера, который мог бы бросить вызов роли Казахстана в качестве главной силы всей Центральной Азии.

Встречи политических кандидатов с иностранными лидерами как способ укрепить свои полномочия по внешней политике не являются редкостью для ЕС. Однако, эти встречи обычно запланированы и продуманы, с привлечением прессы, поэтому они носят прозрачный характер. Если подобные встречи происходят внезапно и тайно, то возникают вопросы о том, что обсуждалось во время нее и какие обещания были сделаны между кандидатом и иностранным лидером. В этом случае может возникнуть обвинение в необоснованном влиянии.

CABAR.asia: Как Вы считаете, являются ли встречи кандидатов на тот или иной пост во время предвыборной гонки важным элементом и мягкой силы, и показателем авторитета кандидата в его кампании?

Джеймс МакХаффи: Да, это элемент мягкой силы и может указывать на уровень доверия этому кандидату. Однако, такие встречи могут также использоваться для продвижения кандидата и его пиара, чтобы он казался более важным и значительным, чем он есть на самом деле. Это все относится к вопросам его восприятия.

CABAR.asia: Какие объективные проблемы существуют между Кыргызстаном и Казахстаном на межгосударственном уровне?

Джеймс МакХаффи: Конечно, есть определенные проблемы с границей. По-прежнему существует некоторые неурегулированные вопросы, которые стали причиной проблем с торговлей наркотиками и людьми между двумя странами. Кроме того, горячо оспаривается распределение водных ресурсов между странами, расположенных ниже и выше по течению рек. Также эти два государства являются конкурентами в торговле с Китаем, и это может вызвать трение. Казахстан, как представляется, все больше стремится выступить в роли лидера Центральной Азии, а это, в свою очередь, привносит элемент напряженности во взаимоотношениях с Кыргызстаном.

CABAR.asia: Какова роль ЕАЭС в урегулировании подобных конфликтов и должен ли выступать ЕАЭС как многосторонняя площадка для укрепления взаимоотношений и решения споров?

Джеймс МакХаффи: ЕАЭС все еще развивается институционально, но у него есть потенциал для разрешения споров. Любые межправительственные организации, способствующие диалогу между его партнерами, обладают таким потенциалом. На практике, однако, это во многом зависит от того, как правительства отдельных государств рассматривают организацию. Может потребоваться некоторое время для того, чтобы доверие было на достаточном уровне, чтобы признать такие учреждения, как суд ЕАЭС, и что они могут использоваться в целях разрешения конфликтов.

Европейскому сообществу, а затем и ЕС понадобилось долгое время, прежде чем его члены начали доверять этим учреждениям. Я думаю, что для того, чтоб ЕАЭС стал успешным, его нельзя рассматривать просто как транспортное средство под руководством и ведущей ролью России. Его меньшим членам должен быть предоставлен голос, и должно быть показано, что ЕАЭС может быть для них полезным. Если это будет сделано успешно, я думаю, что ЕАЭС будет играть более значительную роль в разрешении региональных конфликтов.

CABAR.asia: Существуют ли сближающие факторы между Кыргызстаном и Казахстаном и какие другие механизмы (помимо многосторонней площадки и посредничества России) можно использовать для укрепления двусторонних отношений?

Джеймс МакХаффи: Два государства являются соседями, и им придется и просто необходимо научиться улаживать споры в определенных моментах. Они должны быть заинтересованы в совместной работе. Ни одна страна не хочет, чтобы преступные группировки или терроризм наносили ущерб их населению, поэтому они заинтересованы в прекращении незаконного оборота наркотиков и экстремизма.

Возможно, если бы они создали некую структуру в виде двусторонней полицейской группы для оказания помощи на пограничных переходах или каким-то образом обмениваться разведывательными материалами по второстепенным вопросам без вмешательства со стороны России или ОБСЕ либо других многосторонних платформ, то они могли бы встать на путь укрепления доверия. Если они смогут найти общий язык по небольшим вопросам, то они могут сотрудничать по ним и строить свои собственные двусторонние механизмы и находить рецепты. Но это непросто, и для этого потребуется авторитет и воля.

CABAR.asia: Может ли Узбекистан либо Таджикистан выступить неким балансиром в отношениях Кыргызстана и Казахстана?

Джеймс МакХаффи: Это возможно, особенно для Узбекистана. Со времени смерти И.Каримова в прошлом году отношения между Узбекистаном и Казахстаном улучшились, как и отношения между Узбекистаном и Кыргызстаном. У обеих стран были проблемы с Узбекистаном, а сейчас он обладает внушительным военным потенциалом. В отличие от Таджикистана, Узбекистан также является тем государством, которое имеет больше рычагов влияния на Казахстан и Кыргызстан, из-за его близости и географического расположения. В целом и Таджикистан, и Узбекистан могут выступать в качестве посредников, возможно, также в качестве балансира для проверки уровня конфликтности одного или обоих стран.

CABAR.asia: Каковы в целом Ваши прогнозы относительно развития региона Центральной Азии?

Джеймс МакХаффи: В Центральноазиатском регионе существуют определенные вызовы и угрозы, и в первую очередь это связано с его географическим положением и соседствующими странами. Регион оказался расположенным между двумя крупными державами — Россией и Китаем, а также граничат с Афганистаном и Пакистаном. Вследствие этого фактора центральноазиатский регион привлек внимание западных держав, таких как Соединенные Штаты, особенно после 11 сентября. Это внимание, похоже, несколько ослабело с сокращением американских сил в Афганистане и приходом новой американской администрации. Однако, Россия и Китай будут важными игроками в Центральной Азии еще неопределенный период времени. Такова реальность, с которой сталкиваются центральноазиатские республики. Я думаю, что есть потенциал для того, чтобы эти республики не застряли в тени этих двух гигантов и выработали свои «правила игры», если они будут эффективно использовать многосторонние институты, которые сейчас существуют для региона, такие как ЕАЭС и ШОС. Если удастся выстроить доверие среди самих лидеров среднеазиатских республик, что является непростой, но выполнимой задачей, то тогда регион может выйти из тени России и внести свой вклад на международной арене.

Джеймс МакХаффи в настоящее время является аспирантом в Школе истории, политики и международных отношений Университета Лестера. Его исследования фокусируются на межгосударственном соперничестве и роли международных организаций в смягчении факторов соперничества. Он работал независимым экспертом для правительства США, а также в компании с политическими рисками и в аналитическом центре защиты. Он имеет степень магистра в области международных отношений и стратегических исследований и специализируется на вопросах безопасности и внешней политики в Восточной и Центральной Азии.

Интервью подготовила редактор CABAR.asia Наргиза Мураталиева

Последнее

Популярное