Статьи IWPR по ЦА Таджикистан

Демонстрация патриотизма в Таджикистане

25.10.2016

У многих участников парада не было выхода, кроме как участвовать в нем.

Автор: IWPR Central Asia

25-летие независимости отмечали проведением массового парада. Это был самый большой парад в истории независимого Таджикистана.

Более 60 тысяч человек промаршировали по улицам Душанбе 9 сентября. Параду предшествовали месяцы интенсивной подготовки.

Не все принимали участие в параде добровольно. Около 20 тысяч студентов участвовали в этом театральном шоу, но, как и при проведении советских парадов, у большинства из них не было другого выбора, кроме участия в параде.

«Я приехал в Душанбе из отдалённого района, чтобы принять участие в параде, — сказал Одина, студент третьего курса университета. Он предпочёл не сообщать свою фамилию.  — Наш университет отправил нас сюда».

Одина рассказал журналистам IWPR, что гордится независимостью своей страны, но участие в параде не доставило ему удовольствия.

Студенты готовились к участию в параде с начала лета. Одина сообщил, что, хотя ему и обещали предоставить жильё в Душанбе на время репетиций, этого сделано не было.

Он был вынужден обеспечивать себе проживание в столице в течение нескольких месяцев. Студентам также не возместили затраты на еду.

Когда начались репетиции, министр образования и науки Нуриддин Саид заявил, что студенты добровольно выразили желание принять участие в параде и продемонстрировать свой патриотизм.

В действительности университеты оповестили студентов и их родителей о том, что учащиеся обязаны принять участие в параде.

Согласно распоряжению Министерства образования и науки от 27 мая, студенты должны были участвовать в репетициях начиная с 10 июня и заканчивая днём парада – 9 сентября.

В распоряжении также было указано, что против студентов, отказывающихся принять участие в параде, будут приняты меры.

Преподавательница Таджикского государственного университета в Душанбе, пожелавшая остаться анонимной, сообщила IWPR, что «… в этом году перед студентами поставили ультиматум: если они не примут участие в репетициях, они будут исключены из университета».

«У нас не было случаев исключения из университета, но [министерское] распоряжение было очень строгим, — сообщила она журналистам IWPR. — У студентов не было выбора. Многие преподаватели также были вынуждены участвовать [в репетициях] прямо перед парадом. Конечно же, они не были рады этому».

Политолог Парвиз Муллоджанов из Душанбе считает, что текущий режим использует методы пропаганды, применявшиеся в Советском Союзе.

«Подобная автоматическая адаптация методов [советской пропаганды], … может привести к противоположному результату, — заявил Муллоджанов. — Молодые люди могут воспринять это в негативном ключе; они могут находить несправедливость каждый раз, когда они вынуждены длительное время маршировать под солнцем без воды, к примеру. Были случаи, когда люди теряли сознание под палящим солнцем. Они воспринимают всё это в противовес идее патриотизма».

Активистка Рукия Бахромова считает, что образование, а не выражение патриотизма, должно быть приоритетом для студентов.

«Я думаю неправильно привлекать учеников средних школ к маршировкам и другим мероприятиям политического характера, — поделилась она своим мнением. — Во время летних каникул ребенок должен отдохнуть, отправиться в летние лагеря и начать новый учебный год, набравшись силами. Такого рода маршировки только истощают детей. И дети начинают учебный год уставшими, они не в состоянии будут хорошо воспринять всё, что говорят учителя на уроках».

Исмоил Файзизода, заместитель главы Федерации независимых профсоюзов Таджикистана, сообщил журналистам IWPR, что участие в параде можно считать частью социальной ответственности студентов.

Тем не менее, он отметил, что студенты должны были получить компенсацию за отведённое репетициям время.

Нурмухаммад Шамсов, выпускник факультета журналистики Таджикского национального университета, вспоминает опыт участия в «добровольных» репетициях парадов в годы своего студенчества.

«В 2004 году, когда я был студентом второго курса, нас отправили на маршировку, посвящённую празднованию 80-летия столицы. Мне надо было приезжать каждый день из Гиссара [15 км к западу от Душанбе] и тратить от 14 до 18 сомони (от 5 до 7 долларов США) на дорогу и обед», — поделился он своим опытом с журналистами IWPR.

Это было значительной тратой, учитывая, что среднемесячная заработная плата в Таджикистане в то время составляла около 15 долларов. Это минимум среди всех постсоветских государств. Но Шамсов нашёл выход из положения.

«Я написал заявление на имя проректора университета, отметив, что у меня нет финансовых возможностей участвовать в ежедневных репетициях. Моё заявление подписали и освободили от участия в маршировках», — рассказал он.

Случай Шамсова единичный; большинство студентов предпочитают молча продолжать участвовать в организованных властями мероприятиях из-за страха исключения из университета.

Муллоджанов считает, что властям следует воспользоваться иными методами для укрепления национального духа среди нового поколения.

«Необходимо иметь глубокие знания о своем прошлом, о своей истории, и гордиться настоящим», — подчеркнул он.

Эта статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Расширение прав и возможностей СМИ и активистов гражданского общества для поддержки демократических реформ в Таджикистане», финансируемого Европейским союзом, и «Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии», финансируемого Министерством иностранных дел Норвегии.

Последнее

Популярное