© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Жилье для ЛОВЗ в Кыргызстане: первые в очереди на то, чего нет

В Кыргызстане хотят создать специализированный жилищный фонд, который будет предоставлять жилье для ЛОВЗ и детей-сирот.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


По данным Министерства труда и соцразвития, количество людей с ограниченными возможностями здоровья в Кыргызстане увеличивается с каждым годом. В данное время их 181 тысяча человек или 3% населения страны. С 2014 года количество людей с инвалидностью стало больше на 16%.

Согласно законодательству, граждане имеют право получать только один вид пособий, даже если при этом они могут претендовать на несколько. Среди ЛОВЗ госпособия по инвалидности получает лишь пятая часть – около 70 тысяч человек. Остальные получают социальную помощь как малоимущие. 

Одну комнату общежития бывшего завода Ленина Асель Султаналиева делит с тремя детьми, один из которых требует особого ухода. После смерти мужа женщина перебралась из Таласа в Бишкек – в столице есть специалисты и доступ к медицине, а они очень нужны ее младшему сыну Амантуру. Он уже пережил одну серьезную операцию на пищевод в Москве в декабре 2018 года и ему предстоит долгий период реабилитации. 

Асель Султаналиева. Фото из личного архива

Но у Амантура также синдром Дауна, в свои пять лет он все еще не ходит. Мама носит его на руках и хватается за любую возможность. В июле этого года она подала документы на получение жилья в районное отделение соцзащиты Бишкека – узнала, что в Жилищном кодексе говорится о том, что ЛОВЗ выделяют жилье в первую очередь. 

«Я знаю, что сейчас у нас социальное жилье не строят. Но я надеюсь. Жилье мне очень нужно», – говорит она с надеждой.

Асель до сих пор не получила уведомления о том, приняли ее заявление или нет, но для нее это шанс, хоть и призрачный.

Жилищный кодекс КР действительно гарантирует предоставление жилья ЛОВЗ в первоочередном порядке, но об этом знают немногие. Еще меньше смогли получить собственные квадратные метры. 

Статья 44. Внеочередное и первоочередное предоставление жилых помещений

2. В первоочередном порядке жилыми помещениями обеспечиваются следующие категории лиц:

5) инвалиды вследствие общего заболевания, трудового увечья или профессионального заболевания I и II групп и инвалиды I и II групп из числа военнослужащих;

«Не жизнь, а выживание»

Нургуль Султанова – мама особенного ребенка. Ее сыну Амирали шесть лет, он родился с синдромом Дауна, а муж оставил ее с больным ребенком. Она не знала как жить, куда идти и что делать с особенным малышом. Только помощь ее мамы позволила ей выкарабкаться из той пучины отчаяния и депрессии, в которую она окунулась.

Нургуль Султанова в сыном. Фото из личного архива

Нургуль поняла, что помочь ей не сможет никто, кроме нее самой. И стала искать пути и возможности. К сожалению, в Кыргызстане практически нет государственных программ по раннему вмешательству и реабилитации детей не только с синдромом Дауна, но и с другими заболеваниями. Даже те немногочисленные, которые есть, действуют выборочно и очереди в такие учреждения огромны.

Постепенно Нургуль поняла, что женщин подобных ей в Кыргызстане много, а помочь им некому. Они существуют в информационном вакууме, а их дети закрыты от лечения и общения. Так появился ее фонд «Нур Булак».

«Мамочки в нашем фонде рассказывают, что и мужья, и все близкое окружение убеждает их оставить больного ребенка. Бывает и такое, что женщину избивают дома за то, что не отказалась. Много матерей-одиночек, разведенных, вдов», – делится проблемами глава ОФ «Нур Булак» Нургуль Султанова.

В регионах женщинам сложно с детьми, которые нуждаются в особенном уходе и лечении,  – нет врачей, нет реабилитационных центров, нет образовательных учреждений. К тому же идет огромное давление со стороны общества. Стигма «инвалиды рождаются у алкоголичек, наркоманок и проституток» гонит женщин в столицу.

«Естественно, в Бишкеке их никто не ждет. Денег у них тоже, как правило, нет. Они живут в ужасающих условиях. Снимают жилье в районе рынка «Дордой», в жилмассивах. В основном, они могут осилить только комнату в пределах 3-5 тысяч сомов (43-72 доллара США). Ведь аренда квартиры в Бишкеке обойдется в 15-20 тысяч сомов (215-287 долларов США). И это не жизнь, просто выживание», – говорит Султанова.

Нургуль и сама живет в условиях, которые сложно назвать комфортными, – в маленьком домике, построенном еще в 1958 году. Фото из личного архива.

Не имея городской прописки, женщины с больными детьми сталкиваются с проблемой получения социальных услуг и лечения. Выход один – обращаться в частные клиники. А это значит, что весь семейный бюджет социально незащищенных семей перетекает в карманы бизнесменов.

Другие семьи, даже имея собственное жилье, не могут получить документы, поскольку земли не трансформированы. И так они ходят по кругу, из одной инстанции в другую.

Нургуль и сама живет в условиях, которые сложно назвать комфортными, – в маленьком домике, построенном еще в 1958 году, который ей купили родители. Крыша течет, ремонта в доме не было много лет, только шифер ей помогли поменять родственники.

Весь ее бюджет уходит на лечение сына и питание. Но у нее хотя бы нет проблем с наличием жилья и городской пропиской, которая требуется, когда мамы пытаются устроить детей в специализированные образовательные учреждения и реабилитационные центры.

Начиная с 2019 года ОФ «Нур Булак» начал работать в направлении помощи ЛОВЗ и семьям с детьми с ОВЗ по подготовке документов, необходимых для того, чтобы встать в очередь на социальное жилье.

Должны, да не обязаны

В Кыргызстане сегодня проблему жилья каждый решает как может. Государство в этом не принимает почти никакого участия. В 2016 году в стране появилась Государственная ипотечная компания (ГИК) в рамках правительственной программы «Доступное жилье 2015-2020», которая начала выдавать кредиты на жилье. Однако все опять разбилось о камень нефинансирования.

Сегодня, как сообщили в ГИК, кредиты временно не выдаются – в очереди стоит слишком много людей, а денег нет. Тем не менее, в рамках этой программы проценты по ипотеке удалось снизить для госслужащих до 7-9%. Что касается ЛОВЗ, то эту категорию граждан даже не рассматривали.

«В данное время мы выдаем ипотечные кредиты только госслужащим. С этого года стартовала программа «Доступная ипотека» (14% годовых) и «Индивидуальное строительство жилья» (требование иметь собственный земельный участок). ЛОВЗ, малоимущие и другие социальные группы сейчас не рассматриваются», – рассказывает специалист отдела по связям с общественностью Государственной ипотечной компании Нурида Имаралиева.

Несмотря на Жилищный кодекс, работа в направлении обеспечения жильем людей с инвалидностью в Кыргызстане не ведется, говорит депутат ЖК КР Дастан Бекешев. Была попытка в 2011 году, но она потерпела фиаско.

«В 2011 году я помогал ЛОВЗ получить квартиры, которые строили в Бишкеке, Оше и Джалал-Абаде по программе «Социальное жилье». Однако распределены они были несправедливо, как выяснилось позже. Сам я не принимал участие в распределении, но в мой адрес стали говорить много нелицеприятного. Поэтому, откровенно говоря, я перестал заниматься подобными делами», – поясняет Бекешев.

Судебное разбирательство о возврате на госбаланс нескольких десятков квартир, распределенных в 2011 году, идет до сих пор. Жилищный кодекс гарантирует жилье для инвалидов I и II групп, на деле – квадратные метры заселяют люди, даже не имеющие инвалидности. Сейчас на квартиры наложен арест, если их передадут управлению Министерства труда и соцразвития, тогда, возможно, десятки семей с ЛОВЗ получат свои долгожданные метры.

Для сравнения:

По официальным данным, в 1991 году обеспеченность жильем в Кыргызстане составляла 12,2 кв. м на одного человека, в 2019 году этот показатель остается на том же уровне. Максимальный показатель обеспеченности граждан жильем в стране за последние 25 лет составлял 15,7 кв. м – в 2010 году. Об этом говорится в Программе правительства КР «Доступное жилье 2015-2020».

В других странах:

В 2012 году в Республике Беларусь на одного человека приходилось 25,4 кв. м жилья, в России – 23,4 кв. м, в Казахстане – 19,6 кв. м, в Китае – 27 кв. м.

В западных странах эти показатели еще выше. В Норвегии – 74 кв. м (2006 г.), США – 69,7 кв. м (2010 г.), Дании – 50,6 кв. м (2003 г.).

Для достижения показателей обеспеченности жильем в Кыргызской Республике до уровня соседних республик (18 кв. м на человека) требуется построить жилье общей площадью 30,25 млн. кв. м (около 7446 крупнопанельных многоквартирных домов). Износ уже имеющегося жилищного фонда составляет 40%.

Есть решение?

14 марта 2019 года в Кыргызстане, наконец, ратифицировали Конвенцию о правах инвалидов, которую страна подписала еще в 2011 году. Главная причина задержки ратификации – отсутствие денег в бюджете.

Теперь в течение трех лет Кыргызстан обязан показать первые результаты. В том числе создать условия для достойного проживания ЛОВЗ – этот пункт также прописан в Конвенции ООН о правах инвалидов:

Статья 28. Достаточный жизненный уровень и социальная защита

2. Государства-участники признают право инвалидов на социальную защиту и на пользование этим правом без дискриминации по признаку инвалидности и принимают надлежащие меры к обеспечению и поощрению реализации этого права, включая меры:

d) по обеспечению инвалидам доступа к программам государственного жилья;

Программ госжилья для ЛОВЗ в Кыргызстане нет. Но, по словам вице-премьер-министра Алтынай Омурбековой, которая является председателем межведомственной рабочей группы по реализации положений Конвенции, у правительства есть несколько вариантов решения вопроса обеспечения жильем инвалидов.

«4 сентября 2019 года Министерство труда и соцразвития вынесло на общественное обсуждение проект постановления о создании специализированного жилищного фонда, который будет предоставлять жилье для ЛОВЗ и детей-сирот», – рассказывает Омурбекова.

Пополнять этот специализированный жилищный фонд планируют за счет конфискованного имущества на основании решений суда, пожертвований физических и юридических лиц, международных финансовых институтов и других доноров, а также жилых помещений, переданных в рамках государственно-частного партнерства.

Второй вариант, который озвучила Алтынай Омурбекова, — это квоты для ЛОВЗ при строительстве жилья, субсидируемого из госбюджета. Выделяться будет 5-10% от общего построенного количества жилья. В данное время дома строятся для военных, сотрудников правоохранительных органов, работников прокуратуры и т.п.

Есть и третий вариант, самый простой и логичный, но на деле самый труднореализуемый. Это строительство домов для ЛОВЗ. К этому государство тоже придет, уверена Омурбекова, но не сейчас – бюджет страны пока не в состоянии осилить эту задачу.

Поэтому акцент будет в первую очередь делаться на первом варианте – специализированном жилищном фонде. Но механизмы работы этой системы пока еще не продуманы до конца. 

Глава фонда «Нур Булак» Нургуль Султанова позитивно оценивает работу в этом направлении, учитывая нынешнее положение дел. Она надеется, что фонд заработает и благодаря ему нуждающиеся семьи смогут получить жилье. Однако есть опасения, что эти помещения не будут соответствовать потребностям людей с инвалидностью. 

«Вдруг в таких помещениях не будет пандусов, двери не будут соответствовать размерам колясок или не будет звуковых сигналов для незрячих? В таком случае проживать в таких помещениях будет нелегко. При распределении жилья для ЛОВЗ нужно учитывать еще и такие факторы как коммуникации, доступность общественного транспорта и образовательных учреждений», – отмечает Султанова.

А пока кыргызстанцы с инвалидностью и семьи, в которых подрастают особенные дети, могут рассчитывать только на себя. Ведь других возможностей приобрести собственную квартиру или даже участок земли у них нет.

Даже в проекте постановления правительства о создании специализированного жилищного фонда говорится:

«Несмотря на создание в Кыргызской Республике основ функционирования рынка жилой недвижимости, приобрести жилье с использованием рыночных механизмов в настоящее время способен только ограниченный контингент граждан с относительно высоким уровнем доходов».

Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: