© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Зайнидин Курманов: «Весна интеграций» в Центральной Азии: взгляд из Кыргызстана

«Недостаточная диверсификация внешней политики, особенно по отношению стран региона Центральной Азии к друг другу, тормозит интеграционные начала», — отмечает профессор Зайнадин Курманов в статье, посвященной проблемам интеграции Центральной Азии, специально для cabar.asia.

Казахстан в 2018 году предложил собрать всех президентов Центральной Азии. Нурсултан Назарбаев за годы своего правления успел прославиться как интегратор и автор различных идей по созданию союзов и структур. Он первым поднял идею создания Центрально-Азиатского союза (ЦАС) в рамках пяти независимых, но близких по языку, культуре и религии государств данного региона. А по мнению главы МИД Казахстана, праздник обновления мог бы послужить символическим фоном для проведения первой за долгие годы подобной встречи.

Разное понимание интеграции

Не секрет, что эта идея далеко неоднозначно была воспринята в прошлом каримовским Узбекистаном, а также лидером Туркменистана. Кыргызстан и Таджикистана, а теперь и Узбекистан под руководством Ш.Мирзиеева приветствуют подобный формат, где в «узком кругу» можно обсудить наболевшие проблемы. Причиной расхождения мнений является несколько факторов:

  • разное понимание интеграции;
  • отсутствие должного дипломатического и внешнеполитического опыта молодых суверенных государств;
  • рост государственного национализма и неготовность уступить свои суверенные права;
  • недостаточная вовлеченность молодых государств в глобальную систему международных связей и торговли;
  • неоконченный процесс формирования самого региона как одного из центров международной политики и жизни со своими интересами.

Однако, при всем этом, судьба ЦАС всё же зависела от воли и взаимоотношений лидеров двух самых крупных стран центральноазиатского региона: Казахстана и Узбекистана. И как только лед во взаимоотношениях этих стран, которых считали главными конкурентами в регионе, начал таять, встреча лидеров стала возможной.  В течение 1990-х годов был некий «парад суверенитетов». Сейчас на уровне наших сообществ идет осознание того, что без интеграции мы не можем решить наши общие проблемы.

Ожидаемые выгоды

На данный момент в условиях глобализации наблюдается активный процесс «регионализации», когда разные регионы мира пытаются создать общие рынки, региональные валюты, активно участвуют в международной торговле и формируют единое экономическое пространство. Центральная Азия в этом плане сильно отстает, находится даже не на стадии интеграционного объединения, а только в процессе его создания. Если в регионе усилить экономическое взаимодействие, то, по данным ООН, рост ВВП в наших странах произошел бы на не менее 5 %.

Кроме того, в регионе существует множество проблем, которые можно решить только сообща и вместе. Начиная от водных проблем, безопасности  и заканчивая миграцией. Сейчас они загоняются в скрытую форму и грозят превратиться в большие проблемы в будущем. Выиграть от интеграции тоже должны все, ибо уже ни для кого не секрет, что интеграция подразумевает движение вперед. Экономическая база стран региона очень сильна, так как они владеют сырьевыми запасами, огромными энергетическими и трудовыми ресурсами, большим кадровым потенциалом. В больших странах  региона — в Казахстане, Узбекистане и Туркменистане также имеются большие финансовые ресурсы, они могут выступать донорами.

К сожалению, много времени потрачено впустую из-за советских стереотипов, неверия в собственные силы, когда руководители стран по привычке смотрели в сторону Кремля, что он скажет, чем поможет и т.д.? Настоящей интеграцией по имперской инерции рассматривалась интеграция только возле Москвы, другие же интеграции – возле Астаны, Ташкента или Бишкека, считались как бы недостойными или более низкого уровня.

В геополитических интересах России, а также, чтобы страны СНГ не разбежались по весям, не стали более независимыми от Москвы, необходимость региональной интеграции забалтывалась разговорами о том, что это есть просто собирание земель, объединение стран вокруг какого-то единого центра. Поэтому, частыми были разногласия между центральноазиатскими лидерами, а дело  не двигалось вперед. Люди и эксперты стали сомневаться, что реально в ближайшем будущем это может быть осуществлено.

Большая проблема, связанная с интеграцией региона, это зацикленность внешней политики стран Центральной Азии на трех направлениях: России, КНР, ЕС и США. Можно сказать, что недостаточная диверсификация внешней политики, особенно по отношению стран региона к друг другу, тормозит интеграционные начала. Все импульсы, идущие в регион (от СНГ, тюркского и исламского мира, КНР), подкреплены цивилизационной близостью и имеют за собой культурную и политическую традицию. Это затрудняет им выбор между полюсами интеграции и зависимости.

Фобии потери власти и равновесия

Между тем, примерно такая же картина наблюдалась при попытке интеграции в рамках Тюркского совета, где первоначально роль главного интегратора взяла на себя братская Турция, но встретила сопротивление постсоветских лидеров и была вынуждена действовать более осторожно и взвешенно. Это позволяет говорить о том, что лидеры центральноазиатских государств не стремились ускорить региональную интеграцию из-за боязни потерять часть своих властных полномочий, боялись, что слабые страны станут путами, обузой на ногах сильных и благополучных и т.д.

Если сейчас открыть все границы без соответствующей подготовки условий и законодательной базы, то трудно будет удержать ситуацию в равновесии при существующих неравных уровнях экономического, социального развития между странами Центральной Азии. Даже интеграция Европейского союза произошла эволюционным путем, в течение полувека. Здесь тоже потребуется время. Вот если бы в 1994 году заработал Центрально-Азиатский Экономический Союз, мы бы уже прошли по пути региональной интеграции определенный путь. Сейчас, придется все начинать сызнова, ибо пути наших стран политически и экономически разошлись. Казахстан развернулся на полную мощь в сторону евразийской интеграции и ее организаций — Таможенного союза и ЕАЭС. Кыргызстан только вступил в эту организацию. Три страны региона существуют вне этих структур.

Оформляя Центральную Азию как один из регионов мира, мы не должны забывать, что нужны этапы, через которые не следует перепрыгивать, а также о том, что мы тоже жили в рамках единого народно-хозяйственного советского комплекса. То есть у нас есть определенный опыт взаимодействия. Может быть неидеальный, но существует. Тогда был союзный центр, откуда, по сути, нам диктовали условия. Оттого сейчас и существует множество проблем как экономического, так и экологического характера.

И сейчас необходимо, исходя из всего вышесказанного, выстраивать новые отношения с учетом приобретенного суверенитета и глобализации как ведущей тенденции мирового развития.

Для объединения пяти странам региона важно создать единое информационное поле. Мы все знаем, к примеру, о России, но ничего не знаем о соседнем государстве. В этом же аспекте, можно обратить внимание на отсутствие координации между странами нашего региона при выдвижении кандидатур в те или иные авторитетные международные органы, когда приходится бороться между собой или голосовать друг против друга. В частности, при выдвижении непостоянного члена Совета безопасности в 2016 году схлестнулись Кыргызстан и Пакистан. Причем, Казахстан голосовал за Пакистан, а на следующих выборах пакистанцы поддержали казахов. Кыргызстан тогда поддержала Армения. И таких примеров можно было бы привести множество.

Взгляд на регионализацию из Кыргызстана и других стран региона

Что касается нашей страны, то мы всегда смотрели на этот процесс с большим оптимизмом. И даже пытались углубить его, пытаясь создать Союз между Кыргызстаном и Казахстаном, о возможности которого говорил президент И.Каримов.

Для перспективы интеграции большую роль сейчас играет наличие политической воли. Что это значит? Это, когда фактически все правящие элиты в странах Центральной Азии перспективы своих собственных стран будут связывать с перспективой развития региона. Никто не будет тянуть одеяло на себя, когда никто не будет обвинять своих соседей в тех или иных проблемах, угрозах, которые якобы от них идут. Политическая воля — это первый этап, фундамент для любых хороших начинаний. Предполагает взаимное уважение, равноправие, умение видеть дальше своего носа.

Второй этап нужно начинать с конкретных проектов. Например, налаживание приграничной торговли, т.е. открытие границ, создание приграничных зон торговли, свободных экономических зон, борьба с контрабандой и т.д. Это будет стимулировать развитие тех или иных регионов, а потом проекты можно будет перенести на другие сферы. Следующий шаг — решение водно-энергетических проблем, которые будут с каждым годом становиться острее. Сейчас, кроме взаимных обвинений, мы здесь ничего не видим.

Третий этап — это создание единого таможенного пространства, создание унифицированного таможенного законодательства, создание благоприятных условий для перемещения товаров в регионе.

Четвертый этап – создание единого экономического пространства, когда необходимо будет создавать наднациональный орган, которому на равных условиях передоверялась бы часть суверенитета.

Пятый этап –в долгосрочной перспективе это может быть даже создание политического союза, как ЕС. Надеюсь, что в это время наши страны будут достаточно зрелы политически и экономически, чтобы создавать такие объединения, с которым будут считаться великие державы и соседи Это в том случае, если центральноазиатские страны преодолеют внешнее и внутреннее сопротивление, им удастся договориться создать свою международную организацию. А ведь процесс «суверенизации» все еще не закончился.

Многое зависит от Узбекистана, который с приходом нового президента Ш.Мирзиеева становится все более открытым внешнему миру и своим соседям, но не отказался от приоритета двусторонних отношений в выстраивании международных отношений.

А также от внешнеполитического курса президента Туркменистана Г.Бердымухамедова, который тоже демонстрирует большую открытость, но не отказался от курса на нейтралитет. Таджикистан тоже заинтересован, как и Кыргызстан, в развитии региональной интеграции, но может изменить свое отношение как к проекту вхождения в состав ЕАЭС, который отложен на неопределенное время. Наши государства авторитарные, а потому внешнюю политику у нас определяют только конкретные главы государств, т.е. высокий уровень субъективизма в их деятельности, личные симпатии, антипатии мешают часто решать те самые проблемы, от которых, по сути, страдает население наших стран.

Автор: Курманов Зайнидин, доктор исторических наук, профессор (Кыргызстан, Бишкек)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции cabar.asia