© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Зачем Кыргызстану развивать исламский банкинг?

Исламский банкинг начал свое развитие сравнительно недавно – 40 лет назад. Однако пристальное внимание мирового финансового сектора исламские принципы получили после мирового кризиса, поскольку в отличие от традиционных исламские финансовые институты продемонстрировали заметную устойчивость.


Шариатский Совет ЗАО «ЭкоИсламикБанк». Фотография: ecoislamicbank.kg
English Кыргызча
В Кыргызстане исламский банкинг начал свое развитие в 2006-ом году, когда совместными усилиями правительства Исламского банка развития и Национального банка КР в пилотном режиме был запущен ЭкоИсламикБанк – первый банк, работающий по принципу исламского окна. На протяжении 12 лет это был единственный финансовый институт в республике, который работает по принципам шариата. Однако с 2017 года и другие коммерческие банки Кыргызстана начали внедрять новые финансовые инструменты или хотя бы задумываться об этом. Интерес заметно вырос.
Многие начали связывать это с исламизацией общества и рассматривать как негативный фактор, однако, как уверяют эксперты, развитие исламского банкинга имеет серьезные перспективы, которые способны активизировать экономику страны. 
В чем отличия?
Исламский банкинг в первую очередь интересен людям, исповедующим ислам, поскольку ввиду религиозных убеждений они зачастую не могут воспользоваться услугами традиционного банкинга. Однако это совсем не значит, что исламский банкинг доступен только мусульманам. Услугами может воспользоваться любой желающий, кому интересны альтернативные финансовые инструменты. Для начала нужно разобраться, в чем отличия.
Ключевая особенность исламского банкинга – запрет взимания процента, то есть заранее определенной ставки. Такой запрет объясняется мусульманскими законами о социальной справедливости и равенстве. Однако при этом ислам не осуждает получение прибыли в принципе. Если обычный банк накидывает маржу в виде торговой наценки и включает другие свои расходы, то в исламском банкинге наценка зависит только от сроков. На один месяц дается одна наценка, на год – другая.
Кроме того, по законам шариата запрещается финансировать торговлю табаком, алкоголем, оружием, а также деятельность, связанную с азартными играми и с так называемыми «грязными деньгами».
Мировая практика
Объем исламского банкинга в мире уже перевалил за $2 трлн. В мусульманских странах исламский банкинг уже довольно активно развит. Более того, он также укрепился на финансовых рынках светских государств.
«Великобритания является примером активного развития исламских принципов финансирования в Европе. Там действуют свыше 25 исламских окон и целых два полноценных исламских банка. Исламский банкинг более справедливый, так как учитывает интересы всех сторон, нежели традиционный, который принимает во внимание только интересы банкира», – считает председатель шариатского совета «Бакай Банка» Ринат Габбасов.
Кроме того, исламские банки развиваются и в других европейских странах, таких как Германия. Как отмечают эксперты, исламские принципы финансирования демонстрируют стремительный рост по всему миру, который составляет порядка 15-20% ежегодно.
Кыргызстан
Первый банк, работающий по принципу исламского окна, в пилотном режиме запустился еще в 2006 году. ЭкоИсламикБанк сразу же заимел достаточно большой поток клиентов, которые по религиозным причинам ранее не пользовались банковскими услугами. Однако с первых месяцев работы банк ввел достаточно закрытую политику и на протяжении долгих лет практически не выходит в информационное поле. На наш запрос рассказать о своем опыте внедрения исламских принципов в Кыргызстане банк также не ответил.
Инфографика автора
«Как только ЭкоИсламик вышел на рынок, у него сразу появилось много клиентов. Первое, с чем столкнулся банк, – нехватка квалифицированных специалистов. Рассказывать об исламских принципах финансирования должны были работники, знающие все тонкости, но на тот момент таких не было. В последнее время ввиду того, что банк на протяжении многих лет монополизировал рынок, качество предоставляемых услуг стало снижаться, и банк стал терять клиентов. Закрытая политика, которую ведет банк, играет не в его пользу, поскольку на рынке уже стали появляться новые игроки, которые составят достойную конкуренцию», – рассказал бывший сотрудник ЭкоИсламикБанка.
Пилотный проект сыграл большую роль для развития рынка в целом, считает глава Национального банка КР Толкунбек Абдыгулов.
«ЭкоИсламикБанку нужно отдать должное. Пока он развивался, Нацбанк и правительство смотрели, какие есть пробелы и недочеты, которые создают неудобство в развитии рынка. К примеру, столкнулись с проблемой двойного налогообложения одной и той же торговой операции. По исламским принципам банк, когда финансирует торговую операцию, покупает товар, оформляет на себя и потом перепродает. Если эта транзакция идет по исламским принципам, то она два раза облагалась налогом. Это не отражалось в банковском законодательстве, но было серьезной проблемой. Таких проблем было немало, они обозначались и вносились в законодательство», – пояснил глава Нацбанка.
Толкунбек Абдыгулов. Официальное фото
На протяжении 12 лет в Кыргызстане действовало лишь одно исламское окно, из чего складывалось ощущение, что остальным банкам такой альтернативный метод финансирования неинтересен. Однако Абдыгулов считает, что причина иная.
«Одного лишь банковского законодательства недостаточно, чтобы активно заработали исламские принципы финансирования по всей стране. Вносились поправки в Налоговый кодекс, Таможенный и Гражданский кодекс и многое другое. Почти 3 года потребовалось, чтобы все эти изменения прошли обсуждения в парламенте и были приняты в 2016 году. На сегодняшний день законодательство соответствует тому, чтобы исламские принципы развивались», – пояснил Толкунбек Абдыгулов.
Как раз после вступления в силу нового законодательства коммерческие банки КР стали интересоваться исламскими финансовыми услугами. В июне 2018 года в Кыргызстане открылся Исламский финансовый центр при «Бакай Банке».
Многие приходили и просили помощь, думая, что исламский банк – это благотворительная организация, – Талант Керимбаев, директор Исламского финансового центра
«Получить лицензию на ведение деятельности по исламским принципам финансирования – нелегкий процесс. Существует множество критериев, которым нужно соответствовать. У нас на это ушло больше полугода. Однако результат не заставил себя ждать. Интерес со стороны клиентов был таким, каким мы ожидали. В экспериментальном режиме мы начали финансировать в феврале, официальное открытие центра прошло в июне, сейчас конец августа, и мы уже выполнили годовой план», – рассказывает директор Исламского финансового центра
Талант Керимбаев.
Несмотря на положительные результаты, новый финансовый центр столкнулся также и с проблемами.
«У некоторых клиентов было неправильное понимание того, как должен работать исламский банк. Многие приходили и просили помощь, думая, что исламский банк – это благотворительная организация. Подобных ситуаций было немало», – отмечает Керимбаев. 
Новые возможности для бизнеса
«Брать в кыргызских банках кредит для развития бизнеса – это самоубийство», – сказал как-то в беседе глава бизнес-ассоциации ЖИА Темирбек Ажыкулов. Такого мнения придерживаются и остальные представители бизнеса в КР. По данным Международной финансовой корпорации (IFC), около 80% представителей малого и среднего бизнеса заинтересованы в заимствованиях на исламских принципах, а растущий спрос на исламское финансирование в секторе МСБ Кыргызстана может создать потенциал финансирования в объеме $400 млн в течение ближайших нескольких лет.
«Разница исламского финансирования – это возможность получения беззалоговых средств, что для бизнеса очень важно. Если предприниматель хочет расширить предприятие, ему нужны небольшие деньги. В среднем компании малого или среднего бизнеса нужны $200 тыс. на пополнение и обновление оборудования или расширение оборотных средств на развитие. Чтобы получить эти средства, предприниматель вынужден обращаться в банк, потому что другого источника финансирования у нас нет: нет инвестиционных фондов, инвесторов на ранней стадии, предприниматель не может выйти на фондовый рынок, чтобы разместить облигации или акции. Единственное, куда он может обратиться, – в банк. Банк предоставляет эти $200 тыс. с условием, что компания предоставит в залог недвижимость на эту же сумму. Но у большинства предпринимателей МСБ нет таких залогов», – рассказал финансист Умбриэль Темиралиев.
Помимо отсутствия процентных ставок еще одной особенностью исламского банкинга являются привлекательные условия предоставления средств для финансирования бизнеса. Поскольку банк не взимает процент за предоставление денег в долг, он становится по сути инвестором, а не кредитором. Таким образом, владелец капитала и предприниматель разделяют риски, связанные с реализацией проекта.
«Исламские методы финансирования – это финансовый инструментарий, который выступает отличной альтернативой традиционной, привычной для нас банковской деятельности. Во-первых, никаких процентов и залогов, банк больше выступает в качестве партнера по бизнесу, нежели кредитодателем. Во-вторых, может иметь место разделение функций, когда банк вступает в качестве инвестора, а заемщик – в качестве реализатора проекта. В обоих случаях обе стороны зарабатывают дивиденды от деятельности бизнеса в пропорциях вклада. В-третьих, чисто грантовый механизм, который дает нуждающимся возможность получить безвозмездную ссуду. Просто проведите сравнительный анализ условий, которые предоставляют традиционные банки, и все сразу станет понятно», – пояснил заместитель исполнительного директора Международного делового совета Данияр Медеров.
Дальнейшие перспективы
Интерес к исламскому банкингу растет, однако говорить, что в Кыргызстане такой вид финансирования активно развивается, пока рано.
В 2016 году доля исламского банкинга в банковском секторе Кыргызстана составляла 1,5%, в микрофинансовом секторе – 0,3%. В 2018 году показатели выросли до 1,6% и 6% соответственно. Если смотреть только на цифры, то доля – мизерная. Однако Кыргызстан подготовил хорошую базу для того, чтобы сектор исламского финансирования развивался. Активизировать это развитие может первый полноценный исламский банк, который в скором времени появится в стране.

«Проект создания исламского банка начался еще в декабре 2014 года, когда президент Кыргызстана встречался с президентом Исламского банка развития. С того момента началась разработка. Мы совместно с ИБР проделали огромную работу, изучили рынок, составили бизнес-план. На данном этапе мы очень близко к тому, чтобы банк наконец-то открылся. Сейчас мы заняты поиском стратегического инвестора, который бы работал здесь. Мы готовы участвовать в капитале этого банка, поскольку доверие к Национальному банку страны со стороны инвесторов – огромное», – рассказал председатель Национального банка КР.
Не так давно еще один банк получил лицензию на проведение операций по исламским принципам – им стал БТА Банк. На очереди еще несколько коммерческих банков, которые ждут одобрения НБ КР. Из этого можно сделать вывод – банки понимают, что рынок формируется и уже сейчас нужно на него заходить и искать свое место.
«Я уверен, что через несколько лет исламский банкинг станет отдельным сектором в экономике, где будут расти рабочие места, увеличится поступление налогов, будут привлекаться иностранные инвестиции, – считает глава Исламского финансового центра. – Но мы должны развивать эти принципы правильно, систематично. Нужно придавать меньше религиозной окраски и не забывать о том, что исламский банкинг – в первую очередь финансовая структура, которая работает по стандартам шариата».
Как известно, банки – консервативные и инертные организации, которые не спешат внедрять новые решения. Однако уже сейчас частные банки вкладывают собственные средства, которыми готовы рискнуть, чтобы внедрить исламский банкинг. Это подталкивает на мысль о том, что они видят перспективу в развитии исламских принципов финансирования.
Коллаж на главной сайта: aseantoday.com
Азиза Бердибаева – выпускница Школы аналитической журналистики CABAR.asia 


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.