© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Взаимозависимость Кыргызстана и Турции, или кому принадлежит «Сапат»

Переход активов образовательных учреждений «Сапат» в собственность турецкого фонда стал поводом для беспокойства о кыргызско-турецких взаимоотношениях. Бишкек и Анкара не сходятся во мнении по этому вопросу.


Кыргызча
В начале сентября посол Турции в Кыргызстане Женгиз Камиль Фырат заявил, что здания и имущество сети школ «Сапат» в будущем перейдут к турецкому государственному фонду «Маариф». Аргументировал он это тем, что образовательные учреждения были построены и оснащены на деньги турецких налогоплательщиков и при поддержке турецкого государства.

Лицей им. И.Раззакова входит в образовательную сеть “Сапат”. Фото с официальной страницы “Сапат” в Facebook
Однако не все так просто, как это описывает посол Турции. Юридических коллизий в этом вопросе не избежать, поэтому решать его необходимо в правовом поле, считает руководитель аналитического центра «Разумные решения» Эсен Усубалиев.
Эсен Усубалиев. Фото: CABAR.asia
«Так как все активы «Сапата» были куплены или приобретены на законных основаниях, то здесь могут возникнуть проблемы: чисто юридические и технические сложности. Даже несмотря на то, что мы полностью поддерживаем Турцию и удовлетворяем просьбу лично Эрдогана в борьбе с Гюленом, все вопросы должны решаться в правовом поле. А там все складывается очень интересно. Потому что в активах «Сапата» есть граждане и Кыргызстана, и Турции. Как они договорятся и решат это – сложно предвидеть. Но я вижу юридические сложности», – говорит Усубалиев. 
Образовательная сеть “Сапат” объединяет 16 лицеев, университет “Ала-Тоо”, международные школы Silk Road и три средние школы. До недавнего времени она именовалась «Себатом». Однако в прошлом году власти Турции рекомендовали закрыть школы, принадлежащие организации Фетхуллаха Гюлена. Сделать это Кыргызстан отказался, однако образовательные учреждения преобразовали, и в число учредителей вошло Министерство образования КР.
Сейчас «Сапат» – это учреждение со смешанной формой собственности, которое работает в соответствии с законодательством Кыргызстана. А значит и все вопросы по реорганизации или передаче собственности должны решаться в правовом поле.
Министерство образования Кыргызстана уже заявило, что по вопросу деятельности “Маарифа” создана совместная рабочая группа, которая подготовит проект межправительственного соглашения о деятельности фонда и представит на рассмотрение парламента.
Отстоять свою позицию
Ситуация с «Сапатом» для экспертов выглядит неоднозначной, но все они сходятся во мнении, что Кыргызстан должен в первую очередь учитывать интересы страны и отстаивать свою позицию.
Роза Дуйшеева. Фото: CABAR.asia
«Руководство нашей страны должно принимать во внимание, сколько всего было сделано этими лицеями до. Я думаю, что Кыргызстан, будучи страной, которая строит дипломатические отношения со многими государствами, должен понимать, что важно придерживаться своей позиции. Да, мы получаем инвестиции от турецкой стороны. Но это не должно влиять на собственные национальные интересы Кыргызстана», – считает политолог Роза Дуйшеева
Однако, профессор и председателя общества «Кыргыз тарых коому» Тынчтыкбек Чоротегин отмечает, что в отстаивании национальных интересов не стоит забывать про двусторонние отношения Кыргызстана и Турции, которые выгодны не только им, но также и историческим соседям в Евразии.
Тынчтыкбек Чоротегин. Photo: Facebook personal account
«Мне кажется, политический истэблишмент в Кыргызстане настолько прозорлив, что сможет отличить сиюминутную скороспелую политику Анкары от дальновидной стратегии, как своей страны, так и Турции», – считает Чоротегин, добавляя, что обе республики связаны по рукам не экономическими отношениями, а, скорее, историко-культурными. 
Отметим, что в 2016 году Анкара предоставила финансирование Кыргызстану на проведение Игр Кочевников.
Однако и экономические отношения имеют место быть. Согласно данным МВФ и Всемирного банка, по итогам 9 месяцев прошлого года, Турция вошла в десятку главных торговых партнеров Кыргызстана. Товарооборот между двумя странами составил более 250 миллионов долларов.
if(“undefined”==typeof window.datawrapper)window.datawrapper={};window.datawrapper[“ZctuW”]={},window.datawrapper[“ZctuW”].embedDeltas={“100″:702,”200″:594,”300″:540,”400″:513,”500″:513,”700″:513,”800″:486,”900″:486,”1000”:486},window.datawrapper[“ZctuW”].iframe=document.getElementById(“datawrapper-chart-ZctuW”),window.datawrapper[“ZctuW”].iframe.style.height=window.datawrapper[“ZctuW”].embedDeltas[Math.min(1e3,Math.max(100*Math.floor(window.datawrapper[“ZctuW”].iframe.offsetWidth/100),100))]+”px”,window.addEventListener(“message”,function(a){if(“undefined”!=typeof a.data[“datawrapper-height”])for(var b in a.data[“datawrapper-height”])if(“ZctuW”==b)window.datawrapper[“ZctuW”].iframe.style.height=a.data[“datawrapper-height”][b]+”px”});
if(“undefined”==typeof window.datawrapper)window.datawrapper={};window.datawrapper[“9cmgm”]={},window.datawrapper[“9cmgm”].embedDeltas={“100″:250,”200″:196,”300″:169,”400″:169,”500″:142,”700″:142,”800″:142,”900″:142,”1000”:142},window.datawrapper[“9cmgm”].iframe=document.getElementById(“datawrapper-chart-9cmgm”),window.datawrapper[“9cmgm”].iframe.style.height=window.datawrapper[“9cmgm”].embedDeltas[Math.min(1e3,Math.max(100*Math.floor(window.datawrapper[“9cmgm”].iframe.offsetWidth/100),100))]+”px”,window.addEventListener(“message”,function(a){if(“undefined”!=typeof a.data[“datawrapper-height”])for(var b in a.data[“datawrapper-height”])if(“9cmgm”==b)window.datawrapper[“9cmgm”].iframe.style.height=a.data[“datawrapper-height”][b]+”px”});
В большинстве турецкий бизнес в Кыргызстане представлен средними и мелкими предпринимателями, а также небольшими представительствами крупных предприятий  и строительными компаниями.
Имперские амбиции Турции
Связывает оба государства также миграция. По данным нацстаткома, в Турции проживает, работает и учится 15 тысяч кыргызстанцев. Не последнюю роль в двусторонних отношениях стран играет религиозный аспект. При поддержке турецкого правительства в республике появляются мечети. 
Не так давно в Бишкеке открыли Центральную мечеть, которую называют одной из крупнейших в Центральной Азии. Она построена в стиле архитектуры Османского периода и на ее возведение Анкара выделила $25 млн. Она вмещает до 6 тысяч прихожан, а с учетом близлежащей территории число мусульман, собирающихся на намаз, может достигать 20 тысяч.
Центральная мечеть в Бишкеке. Фото president.kg
В целом эксперты не видят проблемы в том, что Турция поддерживает религиозные течения на государственном уровне. Напротив, это является еще одной нитью, которая связывает обе страны. По словам Эсена Усубалиева, Центральная Азия – один из важных регионов для Анкары, поскольку географически Турция окружена странами не тюркского происхождения.
«Без Центральной Азии Турция не может удовлетворять свои собственные имперские амбиции, как государство, которое является главой всех тюркских стран.
Сейчас, когда Эрдоган пытается устранить влияние Гюлена, помимо пантюркизма, он старается стать одним из лидеров мусульман тюркского мира. Это его амбиции, амбиции последнего турецкого халифата в виде Османской империи, которая существовала. Поэтому Центральная Азия очень важна для Турции и реализации ее амбиций», – говорит Усубалиев.
Говоря о кыргызко-турецких взаимоотношениях в целом, сложно четко обозначить, кто больше зависит от них. Поэтому, на небольшие конфликты, которые периодически возникают между странами, обе стороны смотрят сквозь пальцы.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.