© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Власти Кыргызстана отмечают рост домашнего насилия во время карантина

Вынужденная изоляция и финансовые трудности в семьях порождают нервозную обстановку и приводят к конфликтам и насилию.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


24-летняя Мээрим (имя изменено) — мама двоих детей: старшему – три года, младший — грудной ребенок. Со своей семьей она жила в одном жилмассивов Бишкека. Сама Мээрим не работала, а из-за карантина и муж вынужден был сидеть дома. Семья столкнулась с финансовыми и не только трудностями. 

Она написала заявление на мужа, но ее родственники требуют, чтобы она забрала его.

27 апреля ее супруг во время очередной ссоры выставил Мээрим на улицу. Когда девушка пыталась войти в дом, где остались ее дети, мужчина избил ее. По ее словам, в последнее время участились побои с его стороны и прежде она никуда не обращалась. Но в последний раз она позвала на помощь соседей, которые вызвали милицию. Мээрим госпитализировали с сотрясением мозга, ссадинами и ушибами ребер. В больницу с собой она забрала и детей.

Толкун Тюлекова. Photo: sputnik.kg

Сотрудники правоохранительных органов посоветовали ей обратиться в кризисный центр, где ей могут оказать юридическую помощь. По словам председателя Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлековой, на днях Мээрим выпишут из больницы и ей вместе с детьми предоставят временное жилье. Но куда она пойдет потом – неизвестно.

«Сейчас началось очень сильное психологическое давление со стороны родственников женщины. Она написала заявление на мужа, но ее родственники требуют, чтобы она забрала заявление. Даже угрожают тем, что не будут помогать ей, если она разведется», – рассказывает Тюлекова.

На брифинге 24 апреля комендант Бишкека Алмаз Орозалиев сообщил, что в столице участились факты домашнего насилия.

По его данным, с 24 марта по 24 апреля 2019 года было зарегистрировано 162 факта семейного насилия, в то время как в прошлом году за аналогичный период их было 100.

При этом факты семейного насилия участились не только за прошедший месяц. По данным МВД, в 2020 году с января по март правоохранительные органы Кыргызстана зарегистрировали 2319 обращений из-за случаев насилия в семье. Это на 65% больше показателя за аналогичный период прошлого года. 

«Им некуда идти»

Большой поток обращений в период карантина специалисты объясняют тем, что ситуацию усугубляет финансовое положение семьи. 

«Условия режима чрезвычайной ситуации обострили положение. Люди, потерявшие ежедневный заработок, остались без средств к существованию, что усугубило семейные отношения и идет рост семейного насилия», – отмечает председатель Ассоциации кризисных центров Толкун Тюлекова.

Повторных звонков по вопросам семейного насилия становится больше.

По ее словам, за месяц с начала карантина в кризисные центры по оказанию помощи пострадавшим от семейного насилия поступило около 700 звонков и большая часть из них от тех, кто нуждался в продуктах питания. 

«На втором месте по числу звонков стоят граждане, которые испытывали стресс и тревогу из-за карантина. В основном, это те, кто остался без работы в этот период. Затем, конечно же, звонки по фактам семейного насилия. Первые 10 дней рост обращений по фактам семейного насилия не был заметен, только после 20 апреля мы установили, что повторных звонков по вопросам семейного насилия становится больше», – говорит Тюлекова.

В период режима чрезвычайного положения кризисные центры, как и большинство организаций, не могут принимать граждан, которые нуждаются в их помощи. Но между тем, они продолжают предоставлять консультации. 

По словам Тюлековой, на сегодняшний день пять кризисных центров работают по вопросам семейного насилия на основе государственного социального заказа со стороны Министерства труда и социального развития. Сотрудники центров перешли на удаленную работу и оказывают психологическую и юридическую помощь по телефону.

Между тем, они признаются, что ведение режима чрезвычайного положения усложнило их работу и ограничило полноценно оказать помощь гражданам.

«Карантинный режим ограничил нам принимать граждан и предоставлять им убежища, так как для этого должны быть определенные санитарно-эпидемиологические условия. Кризисные центры не были готовы к режиму чрезвычайного положения, так как бюджет госсоцзаказа не предусматривает закуп с запасом продуктов, санитарно-гигиенических средств для тех, кому было предоставлено убежище», – сообщила Тюлекова и добавила, что некоторые кризисные центры сейчас вынуждены просить помощи с продуктами питания.

«Не можем принять, но и отправить домой не можем»

Несмотря на это, кризисные центры помогают женщинам, пострадавшим от семейного насилия, найти временное жилье. За счет средств, выделенных на помощь от бизнес-сообществ, пострадавших размещают в съемные квартиры до тех пор, пока они не найдут безопасный кров.

С начала карантина в Бишкеке пятерым женщинам с детьми предоставили временное жилье. Обратившихся было намного больше, но из-за ограниченных средств кризисным центрам удалось помочь с убежищем только пятерым.

В кризисном центре «Ак-Журок» в городе Ош до введения режима чрезвычайного положения проживали восемь женщин. С начала карантина к ним обратились 16 женщин, в том числе четыре несовершеннолетних девочки.

«Во время чрезвычайного положения мы не могли их принять, но отправить их назад домой мы тоже не можем. Кризисные центры приняли этих женщин и помогли им уехать к родственникам», – сообщила Тюлекова.

Ализа Солтонбекова. Photo: kabar.kg

По словам заместителя главы Министерства труда и социального развития Ализы Солтонбековой, кризисные центры в Кыргызстане закрыты, так как прием новых граждан может поставить под угрозу здоровье тех, кто уже там находится.

«Поэтому пострадавших от семейного насилия, если есть необходимость, будем временно размещать в безопасные места, где они могут получить комплексную помощь психологов, врачей и юристов», – сообщила Солтонбекова (цитата по АКИpress).

Она также отметила, что для решения ряда совместных задач группа по координации реагирования на чрезвычайные ситуации была активирована 16 марта по просьбе правительства для оказания помощи в обеспечении готовности к чрезвычайным ситуациям и реагирования на COVID-19 и подготовки к раннему восстановлению.

Эту группу возглавляет постоянный координатор системы ООН в Кыргызстане Озонниа Ожиело и одна из задач – защита детей и предотвращение гендерного насилия.

Тем временем в Жогорку Кенеш поступил законопроект депутата Гульшат Аслбаевой, предусматривающий административный арест агрессоров семейного насилия на 15 суток.

В справке-обосновании говорится, что со вступлением в силу новых кодексов размер штрафов за семейное насилие и мелкое хулиганство значительно вырос — теперь агрессор должен будет выплатить государству от 30 до 60 тыс. сомов (380-760 долларов США) штрафа. Пострадавшие, понимая, что их семья не в состоянии выплатить такую сумму, отказываются писать заявление, несмотря на побои.

Также парламентарий назвала неэффективными меры правительства для борьбы с семейным насилием, которая заключалась в «комплексной работе по предотвращению всех видов насилия через изменение норм поведения, повышение правовой грамотности, образования, расширение экономических возможностей женщин, широкую информационно-просветительскую деятельность».

Сейчас данный законопроект находится на стадии общественного обсуждения. Для того, чтобы он вступил в силу, его должны одобрить депутаты в трех чтениях на заседании парламента, а затем — подписать президент.

А пока при наличии угрозы жизни и здоровью специалисты рекомендуют женщинам покинуть дом, обратиться за помощью к соседям, родственникам, проживающим поблизости, пойти в ближайший блок-пост, позвонить в милицию или по горячим номерам 111, 112, 1227.

Главное фото: shutterstock


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes ect»Proj.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: