© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

В Казахстане заразились медики. Кто виноват и что делать?

В Казахстане, по данным на 27 апреля, 820 медработников заражены коронавирусом. По информации минздрава, 66 процентов из них – те, кто не задействован в уходе и лечении больных с COVID-19. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Заболевшие коронавирусом медики обратились к президенту с жалобой на то, что их самих обвиняют в заражении. Письмо написали сотрудники одного из крупных очагов заражения –  Центральной городской клинической больницы (ЦГКБ) Алматы. На нее приходится 263 случая заражения медперсонала.

В своем послании главе государства врачи пишут:

Мы полагаем, что руководство Министерства здравоохранения не заинтересовано в объективном расследовании причин, приведших к массовой вспышке инфекции среди мед.работников, так как обвинение младшего медицинского персонала самое легкое, но и самое неперспективное решение проблемы, так как не дает реального понимания сложившейся опасности.
Центральную городскую клиническую больницу Алматы закрыли на карантин 13 апреля из-за массового заражения медперсонала. Фото взято с официальной страницы ЦГКБ в Facebook

На карантин больница была закрыта 13 апреля. Примерно тогда же главный санитарный врач Алматы Айзат Молдагасимова озвучила обвинения в адрес врачей: мол, не приняли достаточных мер защиты от коронавируса.

Сразу же после этого заявления был уволен главный врач ЦГКБ Алмаз Джувашев, а в самой больнице началась проверка. Отстранили от работы на время и саму Молдагасимову. А позже стало известно, что и новый главный врач тоже заразился коронавирусом.

Между тем, в интервью газете «Время» заместитель главного врача этой же больницы Магрипа Бапаева рассказала, что «огромной ошибкой было то, что многопрофильные клиники продолжали работать в обычном режиме и принимали пациентов с пневмонией или признаками ОРВИ».

Также она добавила, что если бы с самого начала карантина в больнице были приняты строгие меры защиты от коронавируса, то массового заражения можно было бы избежать:

«Мы хотели, чтобы наши сотрудники работали в специальных защитных костюмах, начиная с момента объявления режима ЧП. Но горздрав все время нас тормозил, нам говорили: «Не пугайте людей!». И все же 1 апреля мы сами закупили противочумные костюмы и 4 апреля раздали их персоналу. Это помимо того, что в приемном покое все были оснащены масками и перчатками»

Также она  сообщила, что возможным «нулевым пациентом» мог стать и сотрудник санэпидслужбы, который приходил к ним в больницу делать МРТ:

«Если бы нам сказали, что санврач, который к нам приходил, заражен коронавирусом, мы бы закрыли отделение. Но никакого приказа не было! Нас даже ругали за то, что наши сотрудники надели противочумные костюмы. Понимаете, в нашей клинике единая вентиляционная система – она и сыграла роль массового поражения».

Виноват нулевой пациент или сами врачи?

29 апреля главный санитарный врач Казахстана Айжан Есмагамбетова в своем выступлении заявила, что предварительная версия заражения медиков в ЦГКБ Алматы – нарушения в больнице. В частности, неправильно налаженная сортировка больных, разделение на зоны, смена профиля больницы без санэпидзаключения департамента комитета Минздрава.

Между тем на пресс-конференции новый санитарный врач Алматы Жандарбек Бекшин сообщил, что комиссия рассматривает несколько причин заражения медиков. Одна из них – нулевой пациент, так как первыми заболевшими были пациенты из отделения МРТ. 

Но при этом Бекшин сообщил также, что есть нарушения и по самой больнице:

«Это работа по лечению инфекционных больных без разрешения. Был открыт изолятор на пять коек без уведомления государственных служб. Там лежали люди с пневмонией и ОРВИ. Есть одно видеонаблюдение,  на котором видно, что сотрудники ходят по всем зонам без необходимых средств защиты. Все это привело к заражению – как персонала, так и пациентов.

После обращения медиков к президенту министр здравоохранения Елжан Биртанов провел совещание штаба по ситуации, которая сложилась в Центральной городской клинической больнице Алматы, а также в режиме онлайн поговорил с самими медиками.

«Cотрудники больницы написали эмоциональный пост по выплатам компенсаций, где указали, что заразились во время работы, заразились от пациентов. В связи с чем сотрудники больницы претендуют на выплату компенсаций. Мы разобрали каждый пункт их обращения», – написал он в своем аккаунте в Facebook.

По результатам встречи министр предложил коллегам из акимата и управления здравоохранения города обратить внимание еще раз на приказ Министерства труда и социальной защиты населения, в котором даются все полномочия по созданию комиссий, которые изучат обстоятельства по выплатам медикам на передовой, надбавок по фактам заражения на рабочем месте и вынесут итоговое решение.

Напомним, что 30 марта Государственная комиссия по обеспечению режима ЧП при президенте утвердила надбавки к заработной плате работникам, задействованным в борьбе с коронавирусом. 

Были определены три группы риска, согласно которым и будут начисляться надбавки. Выплаты будут производиться в течение трех месяцев. А в случае, если медработник  заболеет коронавирусной инфекцией, из Госфонда социального страхования ему выплатят 2 млн тенге (4 765 долларов США), а в случае смерти – 10 млн тенге (23 823 доллара США). 

Запоздалые меры

Многие медики отказываются открыто говорить о проблемах, указывая на проводимое расследование и возможные гонения.

8 апреля врач-инфекционист районной больницы в Жамбылской области Казахстана Толкынай Ордабаева, которая заразилась COVID-19 на работе, написала пост в Facebook о том, что в Меркенской райбольнице у врачей и медсестер нет средств индивидуальной защиты и они сами шьют маски, а также, что нет ПЦР тестов на коронавирус.

«Жамбылская область, УЗО (управление здравоохранения области – прим.ред.) скрывает факт заражения медработников. Вопрос, почему меня не госпитализируют в отдельный бокс и почему на момент поступления у меня и у врача- эпидемиолога не взяли ПЦР крови и мазок из носоглотки на КВИ повторно? Вопрос, где те денежные средства, выделенные УЗО Жамбылской области на СИЗ, маски, противовирусные лекарство, на врачей для премирования по категориям», – написала Ордабаева.

На следующий день она сообщила, что в ее кабинет подкинули 400 масок, которые ей не принадлежат, а также высказала опасения того, что ее могут уволить. 

Врач-офтальмолог поликлиники №19  Алматы Раушан Турысбекова говорит, что они с мужем и другими коллегами с 26 марта проживали в общежитии Академии гражданской авиации, где на 110 человек было всего два женских туалета и два душа. 7 мая Раушан выдали на руки результат ПЦР теста на коронавирус, который оказался положительным. 

«Первый коронавирусный больной  в нашем общежитии был обнаружен 24 апреля. У нас взяли тест 25 апреля. Однако результат, а он был отрицательным, сообщили только по телефону, на руки нам его никто не выдавал. Второй тест, сделанный 6 мая, оказался положительным. За нами прислали полицию, чтобы отправить в инфекционный госпиталь РВ-90, где помимо зараженных коронавирусом, лежат еще и туберкулезные больные», – рассказывает врач. 

Ее супруг, врач-рентгенолог поликлиники №19 Алматы Темирлан Турысбеков, добавил, что как только обнаружили первого заболевшего, нужно было отделить его от тех, у кого были отрицательные тесты. Но этого не сделали.

Каиргали Конеев. Photo: topdoc.me

«А ведь мы отсюда еще и на работу ездили. Кто на собственном авто, кто на общественном транспорте. Мы пользовались общим душем, туалетом и понеслось! Дезинфекция была всего два раза за все время», – говорит Турысбеков. 

Кандидат медицинских наук, врач-невролог Каиргали Конеев отмечает, что Казахстан слишком поздно осознал масштабы угрозы коронавируса. Объекты здравоохранения поделили на инфекционные стационары, карантинные и провизорные госпитали по лечению больных коронавирусом COVID-19 только 1 апреля.

«До этого момента все больницы продолжали принимать и лечить больных, не разделяя их. Поэтому заражение врачей было неизбежным. Сотрудникам клиники не было дано предписание ходить  в защитных костюмах. Клиника самостоятельно не могла решить: носить средства индивидуальной защиты или нет, так как это  могли расценить как распространение паники в условиях чрезвычайного положения», – отмечает Конеев.


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: