© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Утильсбор в Казахстане: никакой экологии, только бизнес

Утилизационный сбор, который по всем документам проходит как экологическая индульгенция, в стране уже неприкрыто признают заградительной мерой для импорта.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Все лето казахстанские аграрии, чиновники и производители сельхозмашин спорят о том, нужен ли стране утилизационный сбор на сельхозтехнику. Его должны были ввести с 1 августа. Соответствующие договоренности между курирующим производство Министерством индустрии и инфраструктурного развития (МИИР) и национальной палатой предпринимателей Казахстана «Атамекен» были подписаны еще год назад.

Но в начале этого лета против нового сбора выступили аграрии. По их мнению, если он будет распространяться на трактора и комбайны, то спровоцирует удорожание последних. Ну и по цепочке – всей снеди, производимой в стране.

Photo: kazakh-zerno.net

Как фермеров будут учить отечество любить

По заявлениям Мининдустрии, утилизационный сбор составит 7% от стоимости машины и вводится только в отношении той техники, которая в достаточном количестве производится в Казахстане. Это зерноуборочные комбайны и трактора на колесном ходу.

Введение этого сбора автоматически позволяет фермерам участвовать в программе утилизации авто. С 2016 года в стране действует схожая программа для легкового, грузового и пассажирского транспорта – сдавая неработающую машину в утиль, гражданин получает сертификат, который можно использовать при покупке нового отечественного авто.

За легковой автомобиль – 315 тысяч тенге (814 долларов США), за грузовой массой до 3,5 тонн – 550 тысяч тенге (1422 доллара США), а за автобус – 750 тысяч тенге (1939 долларов США). При покупке можно объединить два сертификата. Как предполагают чиновники, за сдачу в утиль агротехники будут выдаваться сертификаты номиналом от 1,5 до 3 миллионов тенге (3878-7755 долларов США).

Утилизационный сбор или так называемые расширенные обязательства производителей во всех официальных документах как национального, так и международного уровня проходит как мера по защите экологии. Изначально в западных странах он вводился для того, чтобы освободить города от никому не нужного автохлама. Повторной переработке можно подвергнуть 95% автомобиля, исключение составляют только детали из поливинилхлорида.

Однако в Казахстане чиновники руководствуются не только заботой об экологии, утильсбор – это скрытая мера поддержки отечественного производителя. В МИИР подсчитали, что утилизационный сбор вместе с льготными кредитами на покупку отечественных авто уже позволили увеличить производство легкового транспорта в стране. Если в 2016 году на отечественные машины приходилось 25% рынка, то в 2018 – 49%.

По данным ведомства, казахстанским аграриям ежегодно нужно 2500 тракторов и 1000–1200 комбайнов. И при 100%-ной загрузке казахстанские заводы запросто покроют эту потребность. Сейчас же все отечественные производства загружены лишь на 20-30%.

Аграрии же недоумевают: почему отечественное агромашиностроение, представленное шестью заводами, пытаются поднять с колен за счет более 200 тысяч фермерских хозяйств. 

Максут Бактибаев. Фото: НПП РК “Атамекен”

«У нас есть псевдомашиностроение, которое покупает готовый машинокомплект, прикручивает колеса, какие-то гайки и продает все это как отечественную сборку. Для того, чтобы повысить свою рентабельность, они сейчас пытаются монополизировать рынок за счет этого утильсбора», – говорит генеральный директор ОЮЛ «Мясной союз Казахстана» Максут Бактибаев.

По его словам, утильсбор моментально сделает на 10% дороже технику не только американскую, но также российскую и белорусскую, которую казахстанские фермеры покупают с большей охотой. А потом, переживают аграрии, «под шумок» подорожают и отечественные комбайны.

К тому же, судя по опыту России и Беларуси, зафиксированный сейчас на 7% утильсбор вероятно будет расти. В этих странах, на опыт которых ссылаются чиновники, этот налог регулярно дорожает, как и сама техника.

Аграрии говорят, что ежегодно парк сельхозтехники в стране обновляется на 3–5%, при норме в 10%. У фермеров просто нет денег на более активный закуп. А введение после введения утильсбора показатели обновления парка могут снизится до 1% в год.

Очень дорогая техника

Согласно официальной статистике, ежегодно на покупку импортной сельхозтехники из Казахстана утекает 180 миллионов долларов. Причем за покупку тракторов и прочего агропарка фермеры получают субсидии – 25% от стоимости из республиканского бюджета и еще до 10% – из областного. Вне зависимости от того, в какой стране они были произведены.

И по официальной статистике, дорогостоящая техника не пользуется таким уж бешеным спросом у фермеров.

Но если смотреть в разрезе денег, потраченных на отечественную и зарубежную технику, то перевес в пользу импортных машин. В 2018 году казахстанские заводы продали своей продукции на 24 миллиарда тенге (62,04 млн долларов США), а импортной было завезено на 100 миллиардов тенге (2,59 млрд долларов США).

Сказывается, прежде всего, трехкратная разница в цене отечественных и импортных тракторов и комбайнов. Однако не под запись фермеры говорят о другой, менее очевидной причине такого перекоса.

По их словам, на покупку техники ежегодно выделяется ограниченное количество денег из регионального бюджета и раздают их муниципальные власти в порядке очереди. Те, кому субсидий не хватает, предпочитают вовсе отказаться от покупки. А первыми в очереди почти всегда оказываются крупные холдинги, закупающие именно дорогую технику. Вот и получается, что мелкие хозяйства год за годом не обновляют свой машинный парк.

И сейчас больше других выступают против утилизационного сбора именно крупные аграрии и отраслевые союзы.

Ержан Иманслям. Photo: time.kz

«Для того, чтобы дорогая и высокопроизводительная техника окупала себя, площадь обрабатываемого участка должна быть не менее 2,5 тысяч гектаров. А тем, у кого 200-500 гектаров, такую технику никогда не окупить. Плюс она “капризно” ведет себя на влажной почве, надо ждать пока подсохнет. Мы же, вводя утилизационный сбор, защищаем интересы в том числе мелких фермеров», – объясняет руководитель управления машиностроения МИИР РК Ержан Иманслям.

Казахстанские производители сельхозтехники возлагают на утилизационный сбор большие надежды. Акционерное общество «Агромашхолдинг», производящее комбайны «Есиль», – одно из старейших производств в республике. Начинали они почти 20 лет назад с того, что собирали пришедшие с завода-изготовителя крупногабаритные детали в полноценные комбайны.

Сейчас предприятие уже производит части кузовов и двигателей. Таким образом, комбайн «Есиль» уже локализован на 40%.  Но большинство казахстанских заводов все еще находятся на стадии «отверточного производства».

Завод «Агромашхолдинг». Photo: амх.қаз

Как отмечает вице-президент АО «Агромашхолдинг» Динара Шукижанова, заводы агромашиностроения в Казахстане сейчас нуждаются не только в кредитах на развитие, но и в неком стимуле к дальнейшему развитию. 

«Мы не просто получим какие-то бонусы от государства. Каждый завод берет на себя определенные обязательства по повышению уровня локализации производства до 50%. И если мы этот план не выполним, то должны будем вернуть в бюджет все льготы, в том числе – утильсбор», – объясняет Шукижанова.

Они считают, что это повысит популярность их продукции у фермеров, а также привлечет в страну новых инвесторов. Ведь не успели власти заговорить о заградительных мерах, как о планах открыть свое производство в Казахстане заявил немецкий концерн CLAAS, выпускающий высокопроизводительные комбайны и трактора, а также Петербургский тракторный завод, который делает трактора «Кировец».

Своего производства в Казахстане пока нет лишь у одного мирового производителя сельхозтехники, активно используемой казахстанскими аграриями, – John Deere. Канадский концерн еще в 2015 году обещал поставить в стране свой завод, но пока эти планы так и не реализованы.

Между тем, техника именно этой марки, наряду с немецкой, считается одной из самых передовых и, как следствие, дорогих в мире. Но точную стоимость комбайна не может назвать никто – у официального дилера техники John Deere в Казахстане – ТОО «Евразия Груп» – нет прайса на технику ни на официальном сайте, ни в региональных офисах, а также действует гибкая система скидок. И иногда соседние хозяйства могут купить одинаковый комбайн с разницей в 20 тысяч долларов.

Остается лишь догадываться какова реальная стоимость комбайна и, как следствие, маржа дилера. В МИИР считают, что прибыль продавцов – не менее 20%.

«Иностранные дистрибьюторы любят кричать во всеуслышание, что за счет утильсбора техника подорожает на нереальное количество процентов, и многие СМИ подняли по этому поводу шумиху. Но мы говорим: утильсбор – 7%. При маржинальности в 20-30% это немного. Тот, кто хочет торговать в Казахстане, может держать цену, снизив немного свою прибыль», – уверен руководитель управления машиностроения МИИР РК Ержан Иманслям.

А как же экология?

Казахстанские экологи переживают, что заигравшись в поддержку промышленности, правительство забудет о первоначальной цели ввода утилизационного сбора.

«Это достаточно новый для Казахстана инструмент защиты экологии. Он был введен лишь в 2016 году. И пока мы еще не изучили до конца его влияние. Сколько уже сделано и насколько он удобен для населения, эффективен? Что нужно для того, чтобы он работал еще лучше?» – задается вопросами председатель ассоциации экологических организаций Казахстана Айгуль Соловьева.

Сейчас утилизационные сборы на легковой, грузовой и пассажирский транспорт аккумулируются в частном ТОО «Оператор РОП».  Само оно не занимается переработкой, но стимулирует на это предпринимателей, формируя устойчивые потоки мусора для переработки.

Рустам Темирбек. Photo: bnews.kz

Именно «Оператор РОП» собирает с населения вышедшие в тираж автомобили, а также субсидирует строительство перерабатывающих заводов и их затраты на логистику.

«До того как появились мы, в Казахстане действовало около 10 предприятий по переработке шин и они были загружены на 30-40%. Сейчас – более 20 предприятий и все имеют неплохую загрузку», – говорит управляющий директор ТОО «Оператор РОП» Рустам Темирбек.

Ассоциация экологических организаций тоже отмечает рост переработки мусора в стране: глубина переработки твердых бытовых отходов в Казахстане увеличилась с 2% в 2016 году до 14% в 2018. 

Но в ассоциации пока не уверены, что частной компании удастся в ближайшее время освоить новые обязательства по приему сельхозтехники. Для этого нужны и новые пункты утилизации и специальные прессы, а последних на весь Казахстан всего три. Завод по утилизации автомобилей – один на всю страну.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: