© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Сколько, где и как зарабатывают женщины в Казахстане?

«Сохраняющиеся препятствия для женщин на рынке труда Казахстана, несомненно, снижают возможности страны в обеспечении более устойчивого экономического роста», – отмечает исследовательница Анна Альшанская, участница Школы аналитики CABAR.asia из Нур-Султана.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Женщины в Казахстане составляют немного более половины всего населения страны, но их вклад в показатели экономической деятельности, роста и благосостояния существенно значительно ниже своего потенциала. В рейтинге гендерного разрыва Всемирного экономического форума (ВЭФ), который определяет гендерные различия в доступе к ресурсам и возможностям стран мира, позиции Казахстана с каждым годом ухудшаются. С 2014 года Казахстан потерял 17 позиций, и по итогам 2018 года занял 60 место среди 149 стран мира. При этом, насколько женщины могут пользоваться благами экономического развития любой страны зависит от их положения на рынке труда. В Казахстане рынок труда остается достаточно сегментированным, а это, в свою очередь, оказывает влияние на уровень гендерного разрыва и препятствует инклюзивному росту страны.

Женская занятость: основные тенденции

По оценкам Международного валютного фонда, мировая экономика теряет от неравенства между женщинами и мужчинами от 10% ВВП в развитых странах до 30 % в Южной Азии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке[1]. Кроме того, как показывает исследование, повышение уровня участия женщин в рабочей силе заметно увеличивает темпы экономического роста и благосостояние страны. Так, при росте числа женщин, участвующих в рабочей силе в Европе и Центральной Азии, увеличивает экономическое благосостояние примерно на 1%[2].

В Казахстане уровень участия женщин в составе экономически активного населения в 2018 году составлял 64,8 %, что на 11,1 процентных пункта ниже, чем среди мужчин. Причем разрыв в уровне экономической активности и занятости имеет тенденцию к сокращению – показатель составлял в 2014 году составлял 12,3 и 11,9 процентных пункта.

Различия в статусе занятости, по данным статистики, невелики. Около 76% занятого населения, как женщин, так и мужчин, работает по найму, порядка 24% самостоятельно обеспечивает себя работой. Основная сфера женской занятости – сфера услуг. В ней заняты более 50% женщин.

При этом, распределение мужчин и женщин по отраслям экономики заметно отличается. Так, только 22% работников сферы транспорта  и 24,3% сферы строительства представлены женщинами. Кроме того, доля женщин составляет 1/5 работников в горнодобывающей промышленности.

Наивысшая концентрация женщин (порядка 70%) отмечается в сферах  образования, здравоохранения и услуг по проживанию и питанию – женщины. Также, женщины составляют 60% всех работников, занятых в торговле и финансовой деятельности по сравнению с 40% мужчин[3].

Существует несколько причин, объясняющих неравномерное распределение женщин и мужчин по секторам экономики. Так, выбор деятельности принимается многими женщинами в пользу более гибких с точки зрения сочетания работы и семейных обязанностей. Гендерные стереотипы также влияют на профессиональное самоопределение и на развитие карьеры. Как правило, только небольшая часть женщин имеет техническое образование и соответствующую квалификацию. Более того, согласно Трудовому Кодексу РК женщинам остается запрещенным доступ к 191 видам работам, связанных с неблагоприятными условиями труда, выполнением тяжелой физической работы (до 2018 года было 287) [4]. Однако, наиболее первостепенным фактором остается гендерная сегрегация профессионального образования, которая закладывает основу для отраслевой дифференциации занятости.

Наивысшая концентрация женщин (порядка 70%) отмечается в сферах  образования, здравоохранения и услуг по проживанию и питанию. Фото: Sputnik/Владислав Воднев

Помимо отраслевой дифференциации рынку труда характерна профессиональная сегрегация. Это означает, что женщины недостаточно представлены в руководстве высшего звена в большинстве сфер экономики.

Так, в 2018 году женщины возглавляли только 17,9% крупных предприятий, 30% малых и 34,7% средних предприятий Казахстана. Образование – единственная сфера деятельности, где превалирующая доля женщин составляют руководители (64,4%). 47,4% руководителей высшего звена сферы здравоохранения и социальных услуг представлены женщинами. В финансовом и страховом секторе 41,7% женщин-руководители, в сфере гостиничного и ресторанного бизнеса – 41,1%. Небольшое число женщин-руководителей отмечается в сельском хозяйстве (14,8%), горнодобывающей промышленности (12,7%), строительстве (16,9%).

Гендерный разрыв в оплате труда

Несмотря на значительное присутствие женщин на рынке труда, гендерный разрыв в оплате труда в Казахстане сохраняется. В 2018 году заработная плата женщин составляла лишь 65,8% от того, что зарабатывали мужчины. По сравнению с 2016 годом соотношение заработной платы и мужчин показывало небольшое снижение на 2,7 процентных пункта.

Причем гендерный разрыв в оплате труда, как правило, значительно ниже среди тех, кто впервые входит на рынок труда, и имеет тенденцию к росту с увеличением возраста работников. Так, в 2018 году наибольший показатель гендерного разрыва в оплате труда был отмечен в возрастных группах 35–44 лет (36,7%) и 45–54 лет (35%), наименьший – в возрастных группах 65 лет и старше (25,3%) и ниже 25 лет (16,9%).

В Казахстане на гендерный разрыв в оплате труда в большей мере определяется социально-экономические факторы – количество мужчин и женщин в определенном виде экономической деятельности, их профессия, образование, возраст, стаж и прочее.

Гендерный разрыв в оплате труда по видам экономической деятельности сильно варьируется. В сфере административных и вспомогательных услуг и образования женщины зарабатывают больше, чем мужчины, что составляет более 95%. В сферах здравоохранения и социальных услуг разрыв в заработной плате также незначительный – женщины зарабатывают 93,3% от дохода мужчин. В таких секторах, как финансы и страхование средний заработок женщин достигает 66,7% от заработка мужчин, и в профессиональной, научной и технической областях деятельности – 64%, в сфере искусства и развлечений – 50,4%.

Кроме того, чем выше должность, тем меньше количество женщин, занимающих ее, по сравнению с мужчинами. Так, по данным Комитета по статистике МНЭ РК, в 2018 году в среднем заработная плата мужчин, работающих на должности руководителя всех уровней организаций, сложилась в 608,5 тыс. тенге (около 1600 долл. США), переводчика – в 300,5 тыс. тенге и экономиста – в 295,2 тыс. тенге (800 долл. США). Это в 1,4 – 2,1 раза выше, чем средняя заработная плата женщин аналогичных должностей и профессий[5].

Дисбаланс в оплате труда также объясняется частично тем фактом, что у женщин меньше времени на оплачиваемую работу, потому как они занимаются неоплачиваемыми домашними делами. Как и в большинстве стран мира значительную долю неоплачиваемой домашней работы осуществляют женщины. В результате чего, рабочий день женщин, как правило, более продолжителен по сравнению с мужчинами. Так, например, по данным Международной организации труда, в среднем в мире женщины тратят на неоплачиваемый труд – 4,4 часа, а мужчины – лишь 1,7 часа. Наименьший разрыв остается в Норвегии, где женщины трудятся без оплаты 3,7 часа, тогда как мужчины – 3 часа. В США показатель составляет 3,8 часа против 2,4 часов[6]. В Казахстане, например, женщины на ведение домашнего хозяйства тратят 4 часа 14 минут, тогда как мужчины – 1 час 28 минут, или почти на 3 часа меньше[7]. Многие исследования показывают, что гендерные дисбалансы в сфере неоплачиваемого труда не только лишает женщин экономических возможностей, но и препятствует качественному росту экономики стран. Так, специалисты Oxfam пришли к выводу, что стоимость неоплачиваемого труда женщин составляет 10 триллионов долларов в год или 1/8 мирового ВВП[8].

Следовательно, более широкий доступ к рабочим местам не приводит к существенному сокращению разрыва в заработке мужчин и женщин. При этом, отраслевая и профессиональная дифференциация на рынке труда во многом ограничивают возможности оплачиваемого труда женщин.

Женская безработица и проблемы трудоустройства

Сегодня женщины в Казахстане по-прежнему сталкиваются с более высоким риском –  по сравнению с мужчинами –  остаться без работы. Несмотря на небольшое снижение за последние 5 лет, уровень безработицы среди женщин – 5,4% – на 1,1 процентных пункта выше, чем среди мужчин. При этом, рассматривая возрастные группы, женщины в возрасте 29-34 лет в большей степени испытывают трудности при поиске работы. В 2018 году показатель составил порядка 8% как для проживающих в городе, так и сельской местности.

При этом, сельские женщины наиболее подвержены безработице, по сравнению с другими категориями населения: 5,6% – среди женщин, 4% – среди мужчин. Так, согласно социологическому опросу женщин, проживающих в сельской местности, большинство респондентов отмечали «сложности с поиском работы»[9]. Сельское хозяйство, как основной вид занятости на селе, демонстрирует спрос, в основном, на мужскую рабочую силу. Кроме того, учитывая, что женщины тратят большое количество времени на выполнение домашней работы и уход за детьми и пожилыми, в условиях сельской жизни и низкой доступности инфраструктуры, экономические возможности женщин еще более ограничены[10].

Одним из способов получения дохода в результате недостаточности рабочих мест остается самостоятельная занятость. Стоит отметить, что государством предпринимаются меры для сокращения неформальной самозанятости, в том числе среди женщин. Если в 2010 году 34% занятых женщин были самостоятельными работниками, но к 2018 г. процент самозанятых женщин сократился до 23,5%. Большинство самозанятых женщин работает в следующих двух категориях: сельское хозяйство (38,7%) и оптовая и розничная торговля (40,4%). Самозанятые мужчины тоже работают в данных секторах, а также в сфере транспорта и строительстве[11]. Причем, значительная часть самозанятых в Казахстане остается вне правового поля и практически не обеспечена механизмами социальной защиты и, как правило, сталкивается с нестабильными условиями работы.

При регистрации бизнеса большинство женщин предпочитают быть индивидуальными предпринимателями. По данным статистики, 53% казахстанских индивидуальных предпринимателей составляют женщины (в 2014 году – 47,7%). Вместе с тем, женский бизнес специализируется в большей степени в отраслях с низкой добавленной стоимостью. Так, свыше половины МСП, связанных с образованием, операциями с недвижимым имуществом, услугами по проживанию и питанию, оптовой и розничной торговлей, здравоохранением и социальными услугами возглавляют женщины. При этом, основными барьерами для развития женского предпринимательства, в частности на селе, остаются отсутствие залогового имущества и навыков для ведения бизнеса[12].

Государственная поддержка и расширение экономических возможностей женщин

В отношении гендерного равенства Казахстан является участником международных договоров и внедряет в свое законодательство международные стандарты. Так, Казахстан подписал Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Пекинскую декларацию и платформу действий, повестку дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. В настоящее время развитие гендерной политики в Республике Казахстан находит свое в Концепции гендерной и семейной политики  в Республике Казахстан до  2030 года.

В части расширения экономических прав и возможностей женщин важным направлением является развития женского предпринимательства. Так, например, в рамках государственной Программа развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 годы безработным и самозанятым предоставляется возможность обучения основам предпринимательства и получение микрокредита для открытия или расширения собственного дела. В рамках реализации «Дорожной карты бизнеса – 2020» также оказывается поддержка новых бизнес-проектов предпринимателей, включая женщин. С 2011 года Фонд «Даму» реализует программы финансирования субъектов малого и среднего предпринимательства за счет займа Азиатского банка развития, в рамках которого предусмотрена финансовая поддержка женщин-предпринимателей.

Содействие занятости самозанятых и безработных женщин также является компонентом государственной поддержки женщин. Так, например, молодежь после завершения учебного заведения может пройти оплачиваемую молодежной практики на предприятии. Также, безработным предоставляется возможность бесплатного краткосрочного обучения по востребованным на рынке специальностям.

В целом, государственные меры поддержки вносят позитивные изменения в повышении экономической самостоятельности женщин. Однако, расширения потенциала женщин в экономической сфере остается важным приоритетом с точки зрения развития страны.

Выводы и рекомендации

Таким образом, труд женщин в Казахстане применяется в ограниченном количестве отраслей и секторов, которые считаются традиционно «женскими». Большей конкурентоспособности женщин на рынке труда препятствует, также, так называемый «стеклянный потолок» или низкая доступность к руководящим должностям. Заработок казахстанских женщин чаще всего меньше заработка мужчин за один и тот же вид трудовой деятельности, даже традиционно «женских» профессий. Кроме того, по-прежнему, не признается такой важный элемент, как неоплачиваемый домашний труд, которым заняты, главным образом, женщины.

Сохраняющиеся препятствия для женщин на рынке труда, несомненно, снижают возможности страны в обеспечении более устойчивого экономического роста. Для расширения экономических возможностей женщин в сфере труда необходимы следующие меры.

Во-первых, реализация гендерного планирования государственного бюджета и внедрение данной передовой практики ОЭСР в рамках бюджетного цикла может обеспечить более эффективную политику, направленную на достижение гендерных целей. В настоящее время в Казахстане гендерное планирование бюджета все еще находится на ранней стадии развития.

Во-вторых, важно улучшать доступ женщин, в том числе проживающих в сельской местности, к микрофинансированию и услугам по развитию бизнеса.  

В-третьих, необходимо усиление роли профсоюзов в расширении доступа женщин к качественным рабочим местам, сокращении разрыва в оплате труда мужчин и женщин и в целом поддержке соблюдения казахстанского законодательства и принципов по предотвращении дискриминации на рабочем месте.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project». Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] Kochhar, Kalpana, Sonali Jain-Chandra, and Monique Newiak, eds. Women, Work, and Economic Growth. Washington, DC: International Monetary Fund. 2017.

[2] Ostry, Jonathan D., Jorge Alvarez, Raphael Espinoza, and Chris Papageorgiou.  “Economic Gains from Gender Inclusion: New Mechanisms, New Evidence.” IMF Staff Discussion Note 18/06, International Monetary Fund, Washington, DC. 2018.

[3] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/Основные индикаторы рынка труда по РК за 2018 годы.

[4]Список работ, на которых запрещается применение труда женщин, предельные нормы подъема и перемещения вручную тяжестей женщинами Интернет-доступ: http://adilet.zan.kz/rus/docs/V1500012597

[5] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/Заработная плата работников по профессиям (должностям) в отдельных видах экономической деятельности Республики Казахстан за 2018 года

[6] https://www.imf.org/ru/News/Articles/2019/10/15/blog-the-economic-cost-of-devaluing-women-work

[7] Единовременное модульное обследование «Использование бюджета времени населением». Интернет-доступ: https://economy.gov.kz/ru/news/ispolzovanie-byudzheta-vremeni-naseleniem-respubliki-kazahstan

[8] https://www.oxfam.org/en/why-majority-worlds-poor-are-women

[9] Исследование экономических возможностей сельских женщин для включения в экономическую повестку Правительства в качестве отдельной категории социально уязвимого населения. Центр исследований прикладной экономики, 2019

[10] Исследование экономических возможностей сельских женщин для включения в экономическую повестку Правительства в качестве отдельной категории социально уязвимого населения. Центр исследований прикладной экономики, 2019

[11] Комитет по статистике Министерства национальной экономике Республики Казахстан. Интернет-доступ:  https://stat.gov.kz Официальная статистическая информация/Труд/ Основные индикаторы рынка труда в гендерном аспекте

[12] Исследование экономических возможностей сельских женщин для включения в экономическую повестку Правительства в качестве отдельной категории социально уязвимого населения. Центр исследований прикладной экономики, 2019

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: