© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Шарипбай Утегенов: Ветераны-афганцы не рады закону, которого добивались 20 лет

Почему казахстанских ветеранов войны в Афганистане не устраивает принимаемый в стране закон «О ветеранах», что, на их взгляд, в нем должно было быть отражено, и как они намерены добиваться этого. Об этом в интервью CABAR.asia рассказал председатель Союза ветеранов Афганистана и локальных войн Казахстана и заместитель Председателя Комитета по делам воинов-интернационалистов при совете глав правительств государств-участников СНГ Шарипбай Утегенов.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Фото из личного архива

CABAR.asia: 7 мая президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал принятый 30 апреля Сенатом парламента страны закон «О ветеранах», которого воины-интернационалисты добивались и ждали много лет. Но еще несколько месяцев назад вы заявили, что этот закон вас не устраивает, почему?

Шарипбай Утегенов: Мы поднимали вопрос о необходимости принятия в Казахстане закона «О ветеранах» и «пробивали» его в течение 20 лет. Создавались всевозможные комиссии, рабочие группы в парламенте, министерствах, ведомствах, но каждый раз закон откладывали. В этом году, наконец, по поручению президента страны Касым-Жомарта Токаева его принимают в честь 75-летия победы в Великой отечественной войне.

Мы ждали и добивались этого закона столько лет, но теперь совсем не рады. Потому что его содержание нас не устраивает.

Что именно?

Фактически в законе для участников афганской войны нет ничего нового. По отношению к нам это абсолютно нулевой выхлоп, потому что ничего не добавилось ни в статусе, ни в льготах и специальном государственном пособии.

В указе президента РК № 2247 от 28 апреля 1995 года «О льготах и социальной защите участников, инвалидов Великой Отечественной войны и лиц, приравненных к ним» мы были отнесены к лицам, приравненным по льготам и гарантиям к участникам Великой Отечественной войны, как участники боевых действий на территории других государств. Слово «участники» в законе поменяли на «ветераны» и все.

Мы понимаем, конечно, как важно обретение официального статуса ветеранов боевых действий для служивших на таджикско-афганской границе, участников миротворческой операции в Ираке и др. Но у «афганцев» он фактически уже был.

Меры соцподдержки для нас остались в прежнем объеме, который не позволяет достойно жить нашим ветеранам. До 1999 года у нас были натуральные льготы – по комуслугам, топливу, обеспечению лекарствами, проезду и т.д., потом они были заменены на выплату специального государственного пособия.

Его размер после принятия закона не изменился: он как был раньше, так и остался 6,19 месячных расчетных показателей (МРП). Просто в денежном выражении сумма чуть выросла из-за увеличения самого МРП (с 1 апреля 2020 года 1 МРП составляет 2 778 тенге или 6,59 долларов США, до этого он был 2 651 тенге или 6,29 долларов США – прим. автора) с 16 409 тенге (38,91 доллара США) до 17 196 тенге (40,77 долларов США). Разумеется, она не может покрыть не то что все расходы на проживание – даже половину оплаты коммунальных услуг.

Если пройтись конкретно по другим льготам, к примеру, первоочередное обеспечение жильем, получение земельных участков, преимущественное обслуживание в амбулаторно-поликлинических организациях и т.д., то все это как было, так и осталось. И так по всем пунктам.

То есть, на ваш взгляд, к разработке законопроекта отнеслись формально?

Да, считаю, что чисто формально. Более того, мне кажется, что закон скопирован с того самого Указа № 2247. Просто в категорию ветеранов боевых действий, помимо афганцев, добавили участников последующих событий. А сам этот указ в свою очередь очень напоминает закон о социальной защите ветеранов Великой отечественной войны еще советских времен.

5 мая вице-министр труда и социальной защиты населения Казахстана Ерлан Аукенов на брифинге заявил, что закон «О ветеранах» не ущемляет положения воинов-афганцев.

«В своих обращениях воины-афганцы писали, что закон «О ветеранах» допускает ущемление их прав. Хотим сказать, что никого данный закон не ущемляет, все права, которыми обладают воины-афганцы, все льготы, пособия, виды помощи остаются», — сказал Аукенов (цитата по zonakz.net).

Он отметил, что основной целью закона является определение социально-защищаемых категорий ветеранов, а также усиление мер по их социальной поддержке. Так, документом определены пять социально-защищаемых категорий ветеранов:

  1. ветераны Великой Отечественной войны;
  2. ветераны боевых действий на территории других государств;
  3. ветераны, приравненные по льготам и гарантиям к ветеранам Великой Отечественной войны;
  4. ветераны труда;
  5. другие категории лиц, на которых распространяется действие закона.

А какие положения про афганцев, по-вашему, должен содержать закон?

Вообще, изначально мы настаивали на том, чтобы был единый статус ветеранов войны. Не приравненных к участникам Великой Отечественной войны и не ветеранов боевых действий. Потому что кровь, которая проливается, и смерть везде одинаковые. И потому что не надо нас делить по сортам – ветераны первого сорта, второго сорта. В Афганистане тоже была война, большие боевые потери. Но потом из-за боязни испортить международные отношения, создания повода для предъявления контрибуции отказались от употребления этого слова.

Даже если останется статус ветеранов боевых действий, мы бы хотели, чтобы в этом законе было предусмотрено увеличение госспецпособий до уровня ветеранов ВОВ (16 минимальных разовых зарплат – 42416 тенге (100 долларов США). На период распада Советского Союза их было почти полмиллиона, сейчас – тысяча на весь Казахстан. Как бы это цинично не прозвучало, можно же сэкономленные от их естественного убытия средства перенаправить на воевавших в Афганистане. Тем более нас не так уже много: из более чем 22 тысяч казахстанских афганцев осталось не больше 15 тысяч.

В 1990-х годах была тяжелая ситуация в стране, всеобщая неустроенность. Пенсии и зарплаты не платили, производства закрывались. Мы тогда не настаивали на увеличении пособий, потому что понимали, что все страдают. Мы выдержали все эти трудности вместе с нашим народом.

Но сейчас мы позиционируем себя как одно из самых успешных государств, по крайней мере, в СНГ. Считаемся лидирующим государством Центральной Азии. Думаем, что оно может позволить такую меру поддержки, это не стало бы большим бременем для бюджета. Для сравнения: в экономически менее развитом Кыргызстане «афганцы» получают более высокое пособие. 

Вы заявляли о своей позиции во время обсуждения законопроекта?

Каждый раз, когда создавались рабочие группы по разработке закона о ветеранах, мы участвовали в обсуждении, высказывали свою позицию, давали свои предложения. Представители нашей организации участвовали и в обсуждении последнего варианта закона. Но к нашему мнению не прислушивались ни раньше, ни, получается, и теперь.

Очевидно, что закон спешат принять, чтобы успеть к празднованию 75-летия победы в ВОВ. Нам говорили: давайте сейчас примем, как есть, а потом уже доработаем, издадим подзаконные акты, если нужно, примем поправки. Но потом это будет проблематично. Если сам закон принимали 20 лет, то поправки к ним будут еще лет 100 приниматься. Мы же не вечные. Нас умерло в мирной жизни больше, чем в Афганистане.

Наша позиция заключалась в том, что все льготы должны были быть прописаны в самом законе, а не отложены на потом. Но разработчики закона не учли наши интересы. Подчеркиваю, интересы «афганцев».

То есть вы против закона «О ветеранах»?

Скажу, что мы равнодушны к этому закону в этом виде. Мы не можем выступить против и протестовать, потому что другие категории ветеранов – участники боевых действий на таджикско-афганской границе и другие – очень ждали этого закона. Мы не хотим противопоставлять им себя, блокировать закон, потому что закон касается не только нас. Но как человек, защищающий и отвечающий за интересы участников и инвалидов войны в Афганистане, повторюсь, мы этим законом не удовлетворены.

Что вы намерены дальше делать?

Будем бороться дальше. За внесение поправок, увеличение госспецпособий. За введение дополнительных мер поддержки на уровне местных исполнительных органов. Как общественная организация мы будем продолжать эту работу.

Правда, в рамках общественного движения, как видно, мы не смогли улучшить свое положение. Увеличить льготы, получить соответствующий статус, изменить отношение к нам государства. Мы не имеем влияния на процесс законотворчества. Именно поэтому уже давно возникали разговоры о том, что нам нужна своя партия.

Мы хотели создать ее как раз для принятия закона о ветеранах. Но поверили обещанию, что он появится и что там будут отражены соответствующие льготы и статус. Но этого не произошло. Теперь желание создать партию усилилось.

Потому что пришли к пониманию, что пока наши люди не будут в законодательном органе, мы ничего не добьемся. Нужна партия, которая будет защищать интересы тех, кто защищал родину, – военнослужащих, ушедших в запас, прошедших Афганистан, Таджикистан, чернобыльцев, солдат особого риска. Это очень большая категория казахстанцев, их права и интересы кто-то должен защищать в парламенте.

Сейчас в парламенте есть три депутата-«афганца», но из-за малого числа они не смогли в полной мере отстоять наши права. В основе же своей там сидят люди, которые никогда с войной и военной службой не соприкасались. Лучше ветеранов, которые сами прошли войну, представлять интересы нашей категории никто не сможет. Поэтому нам нужна своя партия.


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: