© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Сексуальные домогательства в Кыргызстане: безнаказанность и осуждение жертв (инфографика)

В Кыргызстане каждая четвертая женщина сталкивается с домогательствами на работе.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Назгуль (имя изменено) студенткой последнего курса пришла на практику в одно из государственных учреждений Кыргызстана. Исполнительная девушка приглянулась руководству и после окончания практики ей предложили работу.  

Я села на стул и спрятала лицо в ладони. Пальцы дрожали, ноги были ватными. В висках стучало “сама виновата!”

Однажды, когда в приемной не было никого, кроме нее, начальник вызвал ее в кабинет. Назгуль зашла, думая, что будет какое-то рабочее поручение, но человек за столом не спешил давать указания, а что-то писал. Она подошла к столу, мужчина посмотрел на нее и вместо того, чтобы отдать документы, взял ее за руку. 

«Я понимала, что нужно вырваться и убежать. Но насколько же в нас сильны установки: “старших нужно слушаться” и “старшим нельзя перечить”. Я понимала, что этот человек делает неправильно, но я просто не могла пошевелиться, ноги приросли к полу. Этот старик сидел и смотрел на меня, гладил мою руку, а потом похлопал по коленке, мол, садись сюда. Я стояла не в силах пошевелиться, а тело била мелкая дрожь», – рассказывает девушка.

 

Тогда Назгуль повезло — кто-то зашел в приемную, мужчина сразу отдернул руку и ей удалось выскользнуть из кабинета. Через пару дней она уволилась с работы, сославшись на экзамены.

В Кыргызстане каждая четвертая женщина, столкнувшаяся с домогательствами, вынуждена уйти с работы. 

В ноябре 2019 года Ассоциация женщин-судей при поддержке международных организаций провела исследование масштабов сексуальных домогательств в отношении женщин и девушек в сфере трудовых и служебных отношений. 

В ходе исследования анонимный опрос прошли 877 незамужних женщин и девушек 20-38 лет в четырех городах Кыргызстана: Бишкеке, Оше, Кара-Балте и Токмоке.

*По данным нацстаткома на 2019 год, в этой возрастной группе свыше одного миллиона женщин. Калькуляторы выборки указывают, что для такого количества, при стандартной 5% погрешности, число опрошенных может составлять 385 человек.

Результаты исследования показали, что большинство домогательств происходят в государственных учреждениях. По мнению опрошенных женщин, это случается из-за безнаказанности руководителей-чиновников и политиков, а также их личных связей в правоохранительных органах. 

Этот случай, произошедший с народной избранницей Эльвирой Сурабалдиевой в прошлом году, хорошо иллюстрирует один из выводов исследования – чем меньше власти и полномочий у женщин, тем чаще они сталкиваются с домогательствами.

По словам депутата, она подверглась травле после того, как рассказала об этом случае. Некоторые стали обвинять ее в привлечении внимания и пиаре, а кто-то спросил, почему она не уволила того сотрудника. 

«Во-первых, нет статей, на которые я могла ссылаться [при увольнении]. И если бы я его уволила, со стороны это выглядело бы, что я воспользовалась своими полномочиями как депутат и бездоказательно, в их понимании, [уволила его]». — отметила Сурабалдиева.  

В начале октября этого года в металлургический профсоюз обратилась сотрудница госпредприятия «Кыргызская методическая экспедиция геолого-экономических исследований». Она обвинила директора Джаныбека Дуйшеева в том, что он неоднократно принуждал ее к действиям сексуального характера. По ее словам, мужчина пообещал ей оставить 0,5 ставки, если она вступит с ним в интимные отношения. Дело зарегистрировали в Едином реестре преступлений и проступков и начато досудебное производство по статье «Принуждение к действиям сексуального характера» УК КР.

В конце ноября в социальных сетях опубликовали анонимную историю о том, что ветеран войны в Афганистане и  экс-конмандующий Национальной гвардии КР генерал-полковник Абдыгул Чотбаев, приставал к сотруднице компании «Мегаком», в которой работает. 

А 5 декабря этого года появилась информация о том, что следователь ОВД Токмака домогался 17-летней практикантки. По данным Kaktus.media, когда девушка зашла в его кабинет, мужчина закрыл дверь, надел на нее наручники и начал приставать. По данному факту возбудили уголовное дело, а спустя неделю стало известно, что следователь уволился.

Очень часто большинство женщин берут вину за домогательство на себя и это свидетельствует о сильных гендерных стереотипах, критическом отношении женщин к себе, общественном давлении и осуждении жертв домогательств — это отмечают эксперты в выводах к исследованию.

«Что скажут люди?»  

Прошло уже несколько лет, но Назгуль до сих пор задается вопросами, почему она тогда не смогла отдернуть руку. И почему не рассказала об этом никому. Ее случай не единичный — в Кыргызстане каждая пятая женщина (23%), столкнувшаяся с домогательствами, никуда не обращается. 

Замалчивание проблемы самими женщинами, столкнувшимися с харассментом (англ. «harassment» – «домогательство») — это один из факторов увеличения масштабов сексуальных домогательств, отмечается в исследовании. Другой фактор — пострадавшие от сексуального домогательства зачастую не знают, куда обратиться, сохранив при этом свою репутацию и избежав осуждения со стороны окружающих.

 

Исследование показало, что женщины вообще не обращаются в правоохранительные органы. Это происходит по нескольким причинам. 

  1. Организации зачастую замалчивают факты домогательств и ограничиваются мирным соглашением между жертвой и абьюзером и не доводят дело до правоохранительных органов. 
  2. Существует недоверие к правоохранительным органам и недружественная атмосфера к жертвам домогательств, сложившаяся там. 
  3. Отсутствует политическая воля: государство не дает сигнала, что домогательство — это преступление. Нет уголовного наказания даже за тяжелые формы сексуального домогательства (кроме доказанного изнасилования). 

Что такое домогательство?

 

Законодательство Кыргызстана четко не раскрывает понятие «домогательство». Статья 163 Уголовного кодекса «Понуждение к действиям сексуального характера» звучит так:

понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа либо использования материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей).

Но многие действия, которые определяются, как домогательства, не подпадают под эту статью. К примеру, домогательство — это не только физическое действие, но и нежелательные комментарии по поводу внешности или фигуры. Это в законодательстве нигде не отражено.

Некоторые путают флирт и домогательства и утверждают, что в результате борьбы с харассментом, не останется романтики. На первый взгляд между флиртом и домогательствами есть нечто общее — проявление интереса. Но это формально, потому что флирт и домогательства —  это принципиально разные понятия.

Флирт — это разновидность ухаживания, показывающая на некую возможность или ожидание сексуальных отношений и может производиться просто чтобы узнать, насколько собеседник готов к таким отношениям.

Домогательство — это поведение, посягающее на вашу сексуальную неприкосновенность. Оно исходит из убеждения, что один человек имеет право на время, внимание или тело другого.

В Кыргызстане тема домогательств не являются табу — политики свободно шутят на тему «мужских инстинктов» и «естественных желаний», которые пробуждают женщины.

Жертвы домогательств подвергаются осуждению со стороны окружающих. Тогда как тех, кто совершает преступление, общественное мнение может и не затронуть. Эксперт по гендерным вопросам Гульсара Алиева отмечает, что человек, подвергшийся сексуальным домогательствам, ощущает себя зависимым, бесправным и не верит в то, что харассмент можно как-то оспорить.  

Сексуальное домогательство воспринимается женщинами как оскорбление, а 70% респонденток отметили, что это насилие над женщиной. С этим согласна и Алиева, которая определяет домогательство как гендерное насилие, которое становится возможным из-за стереотипов в обществе и культуры неравного отношения в рабочем коллективе. 

«Мне неприятно видеть и слышать, как сейчас наши политики говорят, что все в порядке, что не может быть харассмента на рабочем месте, что никто себе такого не позволяет», — говорит Назгуль.  

Что дальше?

Для того, чтобы уменьшить масштабы харассмента, нужно внести в национальное законодательство четкое понятие сексуального домогательства и предусмотреть эффективные механизмы регуляции, говорится в рекомендациях к исследованию.

По постановлению правительства КР о достижении гендерного равенства была создана рабочая группа, которая разрабатывает предложения о внесении изменений в законодательные акты, в частности, в Уголовный кодекс, Кодекс о проступках, закон «О государственных гарантиях обеспечения равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин» и прочие нормативно-правовые акты.

По словам Эльвиры Сурабалдиевой, в ближайшее время законопроект о домогательствах будет вынесен на общественные слушания, а затем — в парламент. 

Полное исследование будет опубликовано на сайте Кыргызской ассоциации женщин-судей.

Дата-сет доступен по ссылке>>

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: