© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Почему президент Казахстана объявил о смягчении карантинного режима?

«Сейчас очень важный вопрос – в каком положении окажется население страны после карантинного режима. Нашествие коронавируса обнуляет многие прежние достижения для всех и каждого» – отмечает политолог Юрий Булуктаев, в статье написанной специально для CABAR.asia.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Смягчение карантинного режима

27-го апреля президент Казахстана объявил: страна  переходит к смягчению карантинного режима. В частности, было заявлено о том, что 11 мая режим ЧП будет завершён, если не произойдёт новая массовая вспышка эпидемии.

Напомним, что режим ЧП в Казахстане действует с 16 марта, с 19 марта в Алматы и Нур-Султане объявили карантин. После распространения COVID-19 по всей территории страны карантинные меры стали вводить во всех регионах. Почти повсеместно были введены жёсткие карантинные меры, приостановлена работа общественного транспорта, большинство организаций и учреждений перешло на дистанционный режим работы.

Фото : пресс-служба Министерства обороны РК

Что же послужило причиной заявления главы государства? Или, по прошествии сорока карантинных дней коронавирус оказался не так страшен, как его малюют? Кстати, лексилогический латинский корень слова «карантин» – это и есть «сорок», по-испански, например, 40 – «куарента»; по-итальянски – «кваранта». По существу ответы на эти вопросы даны в тексте заявления.

Распространение COVID-19 удалось затормозить?

Касым-Жомарт Токаев сказал: «Пандемия не растёт в геометрической прогрессии. Действия Казахстана получили положительные отзывы Всемирной организации здравоохранения и международных экспертов».

Президент не подкрепил это статистическими выкладками. А они таковы: по состоянию на 29 апреля общее число зараженных смертельно опасным вирусом в стране составляет 3063 человека. Лидером по числу заражений является Алматы, следом за ним идет Нур-Султан. Количество летальных исходов от COVID-19  в Казахстане с момента начала распространения КВИ составляет 25. Вылечить удалось 774 человека.[1]

Еще 25 апреля Главный санитарный врач Алматы Жандарбек Бекшин в ходе онлайн-конференции заявил, что в городе наблюдается снижение заболевания коронавирусом. По его словам, ежедневный прирост составил 4%. [2]

Первое, что приходит на ум – не такой уж он «смертельно опасный», этот вирус. Но нет, известия о значительном количестве умерших в США, Италии, Испании и других странах не позволяют так думать. Погибли в мире  более 210 тысяч человек. И все-таки, получается, в Казахстане, стране с населением свыше 18-ти с половиной миллиона человек, с момента распространения инфекции от коронавируса скончались 25, из них в Алматы, почти двухмиллионном городе, 8 человек, а в Нур-Султане скончались 3 человека. При этом не факт, что даже и они все умерли от COVID-19.

Коррекция статистики?

Только на днях казахстанское медиа-пространство пронзила весть о том, что «По информации Оперативного штаба Госкомиссии, в Алматы зарегистрирован 1 случай с летальным исходом от коронавирусной инфекции. Скончалась пациентка 1923 года рождения».[3] Сообщалось, что смерть 97-летней пациентки наступила от необратимых органических последствий, вызванных острым нарушением мозгового кровообращения. При этом коронавирусная инфекция, как и ряд других тяжелых заболеваний, явилась сопутствующей.

Не исключено, что под воздействием шквала язвительно-критических комментариев в социальных сетях, буквально через несколько часов появилось сообщение о том, что  «По решению Комиссии по изучению летальных исходов (КИЛИ) у пациентов с положительным анализом на КВИ при управлении общественного здравоохранения города Алматы смерть 97-летней пациентки в Алматы исключили из статистики COVID-19».[4] Иначе говоря, дезавуирование первоначального сообщения означало, что статистику летальных случаев от коронавирусной инфекции откорректировали.

А еще ранее сообщалось, что в Алматы 23 апреля умерла 56-летняя женщина. Помимо вируса COVID-19 она болела волчанкой и диабетом. Вот это да! Известно ведь, что волчанка и без коронавируса – это хроническое аутоиммунное заболевание неизвестной этиологии,  вылечить ее нельзя, можно лишь облегчить симптомы. Волчанка поражает легкие, вызывая пневмонию и плеврит, сердечно-сосудистая система страдает от перикардита и миокардита. Так это же симптомы и COVID-19! Так что здесь неясно, что чему сопутствует – то ли коронавирус волчанке, то ли волчанка коронавирусу.

В общем, COVID-19 – это явление с большим градусом неизвестности и неопределенности, отсюда и сплошные ребусы для медицинских работников! И не только для них. А пока, по утверждению одного из экспертов, статистика такова, что если за 40 дней в Казахстане умерли 21 тысяча человек, то из них от коронавируса – 25, или 0,12%. [5] То есть, уровень летальности из-за заболевания, вызванного коронавирусной инфекцией, в Казахстане является одним из самых низких в мире.

Есть ли в столь малом проценте распространения коронавируса заслуга казахстанских властей во главе с президентом страны? Безусловно, есть. Они сделали то, что и должны были сделать в условиях форс-мажора – выбрали режим самоизоляции. При этом еще рано спорить о том, что могли выбрать и тот путь, которым пошли, к примеру, Швеция или Белоруссия. Ведь ситуация с  COVID-19 еще далека от завершения, эксперты предрекают новую волну вируса. Но это тема отдельного разговора.

Коронавирус как фактор экономического кризиса

Другая причина смягчения режима самоизоляции в Казахстане – социально-экономическая. Распространение вируса спровоцировало падение цен на нефть и девальвацию тенге. Владельцы частного бизнеса начали отправлять своих сотрудников в неоплачиваемые отпуска. Совершенно очевидно, что рост эпидемиологического риска негативно отразится на экономической ситуации. По существу, глава государства выразил уже распространенную в мире точку зрения о том, что COVID-19 является мощным фактором экономического кризиса. Как сказал президент, «У кого-то упали доходы, кто-то потерял работу, кому-то пришлось поменять жизненные планы». За этими формулировками – живые люди. И число их измеряется, похоже, не десятками и не сотнями тысяч, а миллионами.

По данным минтруда и соцзащиты, на 23 апреля в Казахстане назначено 4 млн. 146 тыс. соцвыплат в связи с потерей доходов в период чрезвычайного положения. Значит, многие из них вынужденно безработные. К примеру, общеизвестно, что алматинская барахолка держится на китайском импорте. Однако в период нашествия вируса китайские товары не могут попасть в Казахстан, также как и местные  коммерсанты не могут попасть в Китай. Страдают и сельхозпроизводители, которые из-за карантинных мер не могут свободно распространять свою продукцию. Всего же заявление на выдачу соцвыплат подали 8 млн. 21 тыс. граждан. Если учесть, что экономически активного населения в Казахстане насчитывается порядка 9.2-9.5 млн. человек, то ситуация достаточно тревожная, требующая неотложных решений со стороны исполнительной власти.

Безусловно, в этих сложных условиях правительство принимает меры по сохранению доходов населения, обеспечению социальной и экономической стабильности. Объём антикризисных мер составил свыше 4 трлн. тенге. При этом пока неизвестно, кто осуществляет контроль за распределением средств. Эти расходы были обеспечены за счёт республиканского бюджета на сумму 2,1 трлн. тенге, привлечения средств по инфраструктурным облигациям, гарантированного трансферта из Национального фонда на 1,8 трлн. тенге.[6] Выделены средства для кредитования малого и среднего бизнеса по приемлемым ставкам. Однако бесконечно это продолжаться не может. Если месяц-два 4 миллиона людей не работают, это негативно отразится на экономике страны, на показателях ВПП. И, естественно, на благосостоянии казахстанцев.

В сложившейся ситуации президент принял верное, и по сугубо медицинским показателям, и  по существенным угрозам экономике страны, решение – смягчить карантинный режим. При этом он предупреждает: «Частичные послабления карантина нельзя рассматривать как возвращение к обычному укладу жизни». Но, кажется, и без этого предостережения  казахстанцы осознали, что наступает новая социальная реальность.  

Сейчас очень важный вопрос – в каком положении окажется население страны после карантинного режима. Нашествие коронавируса обнуляет многие прежние достижения для всех и каждого. Потребуется обновление во всех сферах жизнедеятельности человека – экономической, политической, социальной, духовной. Каким оно будет, это обновление – время покажет.


Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] Источник: Коронавирус в Казахстане: ситуация на 29 апреля. LIVЕ. https://informburo.kz/novosti/koronavirus-v-kazahstane-situaciya-na-29-aprelya-live-.html

[2] Источник: https://news.mail.ru/society/41542419/?frommail=1. 25.04.2020.

[3] Источник: 97-летняя женщина скончалась от КВИ в Алматы. https://365info.kz/2020/04/97-letnyaya-zhenshhina-skonchalas-ot-kvi-v-almaty. 26 апреля, 17:14.

[4] Источник: Смерть 97-летней пациентки в Алматы исключили из статистики COVID-19. Newtimes.kz.26.04.2020.

[5] Источник: https://informburo.kz/interview/grigoriy-marchenko-esli-provodit-analiz-zhizni-protiv-zhizni-on-budet-ne-v-polzu-karantina.html. 27.04.2020.

[6]  Почти 2 трлн тенге будет выделено из Нацфонда на борьбу с коронавирусом. КТК (29 марта 2020). 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: