© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Ожидания от визита Помпео в Центральную Азию

«Если предыдущие визиты госсекретарей были во все столицы Центрально-азиатского региона, то сейчас Помпео планирует посетить только Нур-Султан и Ташкент, что свидетельствует об очевидном смещении акцента в сторону региональных лидеров», – считает Айнура Акматалиева, эксперт по вопросам внешней политики государств Центральной Азии, в своей статье для CABAR.asia.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Государственный секретарь США Майк Помпео. Фото: Associated Press

В начале февраля 2020 года ожидается визит государственного секретаря США Майка Помпео в Центрально-азиатский регион. После визита британской, украинской и белорусской столиц Помпео планирует визит в Нур-Султан, где он встретится с действующим президентом Касым-Жомартом Токаевым, с первым президентом – Елбасы Нурсултаном Назарбаевым и министром иностранных дел Мухтаром Тлеуберди. Затем уже в Ташкенте госсекретарь США встретится с президентом Шавкатом Мирзиёевым и министром иностранных дел Абдулазизом Камиловым. Визит в регион завершится участием в заседании форума «США+5», где Помпео встретится с министрами иностранных дел всех пяти центральноазиатских республик для обсуждения вопросов мира и безопасности в Афганистане. При этом, предстоящий визит представляется интересным и интригующим в контексте инициирования новой стратегии США по Центральной Азии.

Прежние визиты в регион

В силу того, что никто из президентов США до этого не был в регионе Центральной Азии с официальным или государственным визитом, самым высоким уровнем остаются единственные визиты вице-президентов Альберта Гора в 1993 году и Дика Чейни в 1996 году в Казахстан. Среди других важных визитов можно обозначить региональный тур государственных секретарей США с периодичностью в пять лет:

  • 2000 год – Мадлен Олбрайт;
  • 2005 год – Кондолиза Райс;
  • 2010 год – Хиллари Клинтон;
  • 2015 год – Джон Керри

и наконец, ожидаемый визит Майка Помпео в 2020 году. Следующий визит, скорее всего, будет теперь только в 2025 году, что безусловно усиливает интерес и экспектации региональных элит к каждому визиту государственных секретарей.

ap
8394184
afp
reuters
karimov
kerry

Примечательно, то, что если предыдущие визиты государственных секретарей были во все столицы Центрально-азиатского региона, то Помпео планирует посетить только Нур-Султан и Ташкент, что свидетельствует об очевидном смещении акцента в сторону региональных лидеров, где значение Ташкента и Нур-Султана действительно становится стратегическим.

При этом на двустороннем уровне, на полях различных форумов периодические встречи официальных лиц имеют место быть. К примеру, только в 2018 году Нурсултан Назарбаев и Шавкат Мирзиеёв совершили официальные визиты в Вашингтон, где Казахстан подписал соглашения на 7 млрд. долларов США.  По итогам визита Мирзиеёва был подписан первый в истории взаимоотношений двух стран пятилетний план военного сотрудничества, с последовавшими взаимными визитами военных. Узбекистан преимущественно демонстрирует интерес в получении военно-технического сотрудничества, военного образования и подготовки кадров. Стороны при этом провозгласили «начало новой эры стратегического партнерства», что свидетельствует о роли Ташкента в качестве драйвера активизации политики глобальных держав.

kabar.kg
trump_mirziyoyev_16052018_1-1-1024×682

США плюс пять

Соединенные Штаты также использует дипломатическую платформу сотрудничества «С5+1» для обсуждения вопросов взаимного интереса, предложенный экс-госсекретарем Джоном Керри в 2015 году Исследователи отмечают заинтересованность США использовать Центральную Азию в диалоге с Афганистаном, а для государств региона это возможность геостратегического балансирования между влиянием Китая и России. В 2015 году в Самарканде были обсуждены вопросы сотрудничества в сфере безопасности, экономики, последствий изменения климата[1]. В 2016 году стороны договорились о предметном сотрудничестве по пяти программам в сфере безопасности, экономики и бизнеса, а также экологии.

  • Региональный диалог конттеррористического форума (GCTF) – противостояние вызовам иностранных террористических боевиков и радикализации насилия в Центральной Азии;
  • Конкурентоспособность бизнеса Центральной Азии (CABS) – оказание помощи предпринимателям и представителям бизнеса наращивать экспорт и освоение новых рынков;
  • Разработка транспортного коридора (TCD) – снижение стоимости и времени перемещения товаров через границы стран Центральной Азии, а также улучшение качества транспортно-логистических услуг по всему региону;
  • Энергия будущего (Power the Future): поможет разработчикам политики в секторе энергетики и сотрудникам среднего звена расширить масштабы использования возобновляемых источников энергии в Центральной Азии;
  • Поддержка национального и регионального адаптационного планирования — увеличение потенциала стран Центральной Азии для планирования адаптации к последствиям изменения климата[2].

Перед визитом Майка Помпео, было сделано важное заявление относительно готовности новой стратегии президента США Дональда Трампа в отношении Центральной Азии, которая еще не озвучена, но уже наблюдаются определенные сдвиги в видении США Центрально-азиатского региона.

Существенным сдвигом является признание Узбекистана и Казахстана в качестве региональных лидеров, от которых преимущественно зависят вопросы региональной интеграции, а также степень эффективности проектов «стратегических конкурентов» США как российские инициативы ЕАЭС и ОДКБ, китайской инициативы «Один пояс – один путь». В трамповской стратегии национальной безопасности Трампа 2017 года, эти два государства были обозначены в качестве «ревизионистких государств», представляющих угрозу для национальных интересов США. Недопущение однозначного доминирования какой-либо одной державы не только в регионе Центральной Азии, но и в других политических пространствах мира соответствует стратегической цели Вашингтона. Поэтому экспертное сообщество и представители политического истеблишмента США постоянно подчеркивают, что они уважают независимость, суверенитет и территориальную целостность республик Центральной Азии[3]. В ходе брифинга официальные представители Государственного департамента подчеркнули стремление США поддержать интеграцию Казахстана и Узбекистана в мировую экономику, чтобы они не зависели от определенных государств[4].

Новая «старая» стратегия

В рамках американского проекта «Новый Шелковый путь», инициированный при экс-госсекретаре Хиллари Клинтон, предполагалось диверсифицировать партнеров Центральной Азии. Это должно было произойти путем актуализации идеи о «Большой Центральной Азии» (которая включает Афганистан) за счет стран Южной Азии, посредством энергетических проектов CASA-1000 и TAPI и активной роли Индии. Вместе с тем, ожидалось, что государства региона должны проявить не только активность в стабилизации Афганистана, но и выделить посильные финансовые средства на реализацию проектов, с минимальным участием и долей Вашингтона.

Новая стратегия США по региону, скорее всего, будет обновленной версией инициативы «Новый Шелковый путь». Государства Центральной Азии продолжают рассматриваться в государственном департаменте США в рамках Бюро по государствам Южной и Центральной Азии, что свидетельствует о дальнейшей активизации идеи Большой Центральной Азии.

Новая стратегия США по региону, скорее всего, будет обновленной версией инициативы «Новый Шелковый путь».

Однако возможно, что центром интеграционной модели станет не Афганистан как в первоначальном варианте, а Ташкент как более уверенный и стабильный актор. При этом, выделение Узбекистана в качестве лидера или ключевого государства объясняется стремлением Ташкента оставаться вне военно-политических блоков и вопросов размещения на своей территории военных баз других государств, а также проводимой политикой Шавката Мирзиёева открытости и активной позиции по афганскому вопросу. В конце января текущего года Мирзиёев объявил об отказе вступать в ЕАЭС, но все же объявил о намерениях получить статус наблюдателя в данной организации. В этом контексте США возможно будут активнее продвигать членство Ташкента в ВТО, а также расширять экономическое сотрудничество. За последнее время усилилось военно-политическое взаимодействие между США и Узбекистаном, а Казахстан предоставляет альтернативный маршрут для поставки грузов в Афганистан через порты Курык и Актау.

Заключение

Вашингтон традиционно сохранит свою мягкую политику во всех республиках Центральной Азии, которая расценивается более эффективной, чем мягкие инструменты других акторов, с расширением поддержки участия молодых лидеров и женщин в политике, а также образовательных инициатив и поддержки СМИ. Вместе с тем, актуализация и помощь по профилактике и работе  с последствиями стихийных бедствий и последствий изменений климата, получит более широкое развитие и актуализацию.

Вместе с тем, США не могут бросить серьезный вызов с одной стороны, экономическому влиянию КНР, который имеет реальные масштабные инвестиции как Фонд Шелкового пути (40 млрд. долларов США) и Азиатский банк инфраструктурных проектов (100 млрд. долларов США) в среднесрочной перспективе. С другой стороны, военно-политической роли России в Центрально-азиатском регионе, где три республики являются членами ОДКБ, в двух из которых находятся военные базы. В этом контексте, осознавая свои реальные стратегические возможности и ограничения, США будут стараться поддерживать, с одной стороны, активную роль стран ЕС, Японии, Южной Кореи, Турции, Саудовской Аравии, и Индии в регионе в целях поддержки «многовекторности», а с другой стороны, поддерживать участие центральноазиатских республик в глобальных многоформатных институтах либерального мирового порядка. 


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project». Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] Совместные проекты США и ЦА (С5+1). https://kg.usembassy.gov/ru/c5-1-projects-ru/

[2] Совместные проекты США и ЦА (С5+1). https://kg.usembassy.gov/ru/c5-1-projects-ru/

[3] Press statement. Secretary Pompeo’s travel to Ukraine, Belarus, Kazakhstan, Uzbekistan and Cyprus. December 30, 2019 // https://www.state.gov/secretary-pompeos-travel-to-ukraine-belarus-kazakhstan-uzbekistan-and-cyprus/

[4] Senior State Department Officials Previewing Secretary Pompeo’s Travel to Ukraine, Belarus, Kazakhstan, Uzbekistan, and Cyprus. Special briefing. Office of the spokesperson, December 30, 2019.  \\ https://www.state.gov/senior-state-department-officials-previewing-secretary-pompeos-travel-to-ukraine-belarus-kazakhstan-uzbekistan-and-cyprus/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: