© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Особенности новой концепции внешней политики Казахстана

«В новой концепции внешней политики Казахстана открыто заявляется о намерениях закрепления за собой статуса “лидирующего государства в регионе”», – отмечает Андрей Чеботарёв, директор центра актуальных исследований «Альтернатива», в статье написанной специально для CABAR.asia.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


6 марта 2020 года Указом Президента РК была утверждена Концепция внешней политики Республики Казахстан на 2020-2030 годы. Данный документ представляет собой систему основополагающих взглядов относительно принципов, целей, задач, приоритетов и механизмов осуществления внешнеполитической деятельности страны в течение указанного периода.

Значимость концепции

Важность принятия рассматриваемого документа, судя по всему, обусловлена следующими основными факторами. Прежде всего, произошедшая в марте 2019 года смена руководства Казахстана произвела большой резонанс среди официальных и деловых кругов ближнего и дальнего зарубежья. Ведущие зарубежные партнеры республики естественно озаботились относительно сохранения новым главой государства основ внешнеполитического курса своего предшественника и выполнения Казахстаном своих обязательств перед ними, отраженных в соответствующих договорах и соглашениях[1].

Хорошо понимая такие ожидания, Касым-Жомарт Токаев с самого начала развития своей политической карьеры в качестве президента РК четко обозначил преемственность в осуществлении официального политического курса Казахстана, основы которого заложил первый президент страны Нурсултан Назарбаев. В связи с этим среди мер по реализации основных положений его предвыборной программы отмечено принятие новой Концепции внешней политики Республики Казахстан, направленной на продолжение курса по обеспечению многовекторной, сбалансированной внешней политики[2]. Последующая реализация этой меры способствует сохранению и дальнейшему развитию положительной динамики взаимоотношений Казахстана с ведущими внешнеполитическими партнерами.

К тому же, являясь профессиональным дипломатом, Токаев уделяет сфере внешней политики особое внимание. Показательно, что данная концепция стала первым документом соответствующего уровня, который он утвердил с начала своего пребывания на посту главы государства. Тем более, что официальный срок предыдущей концепции, рассчитанной на 2014-2020 годы, как раз завершался в этом году.

До 2014 года концепция внешней политики Казахстана по неизвестным причинам носила закрытый характер.

Еще одним значимым моментом является то, что это уже второй официальный документ по внешнеполитической деятельности республики, который казахстанские власти представляют в открытом для широкой общественности доступе, включая публикацию на сайтах главы государства и МИД РК. До 2014 года концепция внешней политики Казахстана по неизвестным причинам носила закрытый характер. В связи с этим ключевые контуры внешнеполитической деятельности можно было определить преимущественно из ежегодных посланий президента народу страны и его выступлений перед иностранным дипломатическим корпусом.  

Старые и новые принципы и подходы

В первую очередь, новая концепция отличается от прежней анализом современной ситуации в системе международных отношений. При этом акцент сделан на обозначении таких вызовов и угроз для этой системы, как кризис доверия и повышение конфликтности между различными международными акторами. Это включает санкционное противостояние, размывание основополагающих принципов международного права, обострение терроризма, экстремизма и гонки вооружений, активизация гибридных, кибер, торговых и валютных войн и т.д.

В данном случае Казахстан, с одной стороны, дает понять, что он держит «руку на пульсе», хорошо понимает и учитывает происходящие процессы на глобальном и региональном уровнях мировой политики. С другой стороны, в неоднозначных условиях на международной арене ему важно и выгодно позиционировать себя как «активного и ответственного участника международного сообщества, вносящего весомый вклад в обеспечение международной и региональной стабильности и безопасности»[3], ориентированного на поддержание дружественных, предсказуемых и взаимовыгодных отношений с зарубежными партнерами.

Казахстан дает понять, что он держит «руку на пульсе», хорошо понимает и учитывает происходящие процессы на глобальном и региональном уровнях мировой политики.

Тем самым страна, несмотря на смену руководства, заинтересована сохранить свою дистанцированность и максимальный нейтралитет относительно противоречий и конфликтов мировых держав. Поэтому многовекторность и прагматизм, позволяющие ей выстраивать отношения с другими странами и международными организациями в соответствие со своими интересами и на равноправной и конструктивной основе, остаются ключевыми принципами ее внешней политики.

Вместе с тем концепция дополнена новыми принципами внешней политики страны, включая  содействие построению стабильного, справедливого и демократического мирового порядка, продвижение внешней открытости государства и неразрывную связь безопасности и развития на всех уровнях международных отношений. Некоторые же из прежних принципов получили расширенное толкование. В частности, равенство всех государств мира представлено в качестве равноправной интеграции в мировое политическое, экономическое и гуманитарное пространство. А коллективное решение международных проблем и конфликтов рассматривается как мультилатерализм, «направленный на формирование коллективного видения и эффективных подходов международного сообщества к решению широкого круга глобальных и региональных проблем на основе многосторонних консультаций и соглашений»[4].

Обращает также внимание довольно заметное отражение в новом документе человеческого фактора, подчеркивающее ее ориентацию не только на государство, но и на общество и отдельных граждан. В основе такого подхода лежит концепция «Слышащего государства»[5], озвученная Касым-Жомартом Токаевым в своем первом Послании народу Казахстана. В данном случае речь идет о создании качественно нового механизма обеспечения постоянного диалога власти и общества, а также оперативного и эффективного реагирования первой из них на все запросы граждан.

2 сентября 2019 года Касым-Жомарт Токаев впервые в качестве Президента РК выступил с Посланием народу Казахстана, в котором обозначил ключевые вопросы внутренней политики, в том числе и концепцию “Слышащего государства”. Фото: zakon.kz

В контексте внешнеполитической деятельности это выразилось в возведение практических интересов граждан Казахстана и национального бизнеса во главу угла данного направления политики. Показательно в этой связи, что осуществление защиты прав, свобод и законных интересов казахстанцев и проживающих за рубежом соотечественников из числа этнических казахов нашло свое отражение не только в целях и задачах, но и основных принципах внешней политики страны. Причем в данную категорию отнесены казахстанские дети, усыновленные/удочеренные иностранцами. Концепция также предусматривает налаживание эффективной системы коммуникаций с широкой казахстанской общественностью по вопросам внешней политики, системное разъяснение ей соответствующих задач и приоритетов и применение инструментов «народной дипломатии».

Одновременно с этим увеличилось и экономическое измерение казахстанской внешней политики. Количество составляющих его приоритетов, в сравнении с предыдущей концепцией, увеличилось с 9 до 14. Прежде всего, конкретизировано инвестиционное сотрудничество Казахстана с зарубежными партнерами посредством перечисления базовых отраслей экономики, заинтересованных в поступлении иностранных инвестиций. Это, в частности, машиностроение, приборостроение, агропромышленный комплекс, легкая промышленность, здравоохранение, образование, транспорт, туризм и т.д. Тем самым деятельность казахстанских дипломатов ориентирована на содействие развитию несырьевых секторов экономики страны.

Помимо этого концепция призвана способствовать развитию транзитно-логистического потенциала Казахстана, включая внедрение режима «открытого неба», расширению номенклатуры, объемов и географии национального экспорта, устранению различных барьеров для него на зарубежных рынках, а также продвижению таких структур, как  Международный финансовый центр «Астана», Международный центр приграничного сотрудничества «Хоргос» и создаваемый совместно с Узбекистаном Центр торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия».

Вместе с тем в окончательную редакцию рассматриваемого документа не вошло такое понятие, как «мягкая сила», которое бы могло внести новый смысл в экономическое и гуманитарное измерение внешней политики Казахстана. Предполагалось, что отечественная «soft power» будет основываться на таких ценностях, как социальная стабильность, межэтническое и межконфессиональное согласие, легкость ведения бизнеса, инновационное образование и т.д.[6]

По мнению руководителя Аналитического центра «Синергия» Школы государственной и общественной политики и права «Алматы Менеджмент Университета» Рустема Курмангужина, для Казахстана необходимо и возможно формирование и использование собственной «мягкой силы». Причем не только в интересах продвижения позитивного имиджа страны на международной арене, но и противопоставления активному информационному воздействию извне. Более того, эксперт предлагает проецировать казахстанскую «мягкую силу» на другие страны и даже на все мировое сообщество, используя для этого достижения независимого развития страны, предназначенные раньше в основном для решения внутренних задач[7]. Представляется, что подобные рекомендации в той или иной степени найдут свое применение в процессе международного сотрудничества Казахстана, прежде всего, по линии культуры, образования, науки, туризма и спорта.

Обновленные приоритеты

В новой концепции наблюдается также серьезное изменение во внешнеполитических приоритетах Казахстана. Особенно это касается его позиционирования в региональном контексте. Если в прежней концепции Казахстан представлял себя страной, осознающей свою роль и ответственность и стремящейся к развитию внутрирегиональной интеграции в Центральной Азии, то теперь он открыто заявляет о намерениях закрепления за собой статуса «лидирующего государства в регионе»[8]. В соответствие с этим упрочение лидирующих позиций и продвижение долгосрочных интересов в Центральной Азии занимает второе место среди стратегических целей Казахстана в сфере внешней политики.

В интересах достижения данной цели Казахстан, во-первых, придает отношениям с другими странами региона стратегический характер, выводя их при этом на один уровень с такими более масштабными по своему потенциалу геополитическими акторами, как Китай, Россия, США и Евросоюз (ЕС). Во-вторых, выступает за расширение многостороннего диалога и сотрудничества в Центральной Азии. И, в-третьих, выражает готовность содействия укреплению существующих форматов взаимодействия стран региона с внешними партнерами.

Казахстан придает отношениям с другими странами региона стратегический характер, выводя их при этом на один уровень с такими более масштабными по своему потенциалу геополитическими акторами, как Китай, Россия, США и Евросоюз. Фото: president.kg

В том числе Казахстан заинтересован использовать для всего этого открытый в Алматы осенью 2018 года региональный хаб международных организаций, входящих в структуру ООН. Речь идет о придании ему статуса межрегионального центра ООН в Казахстане по Целям устойчивого развития и продвижении его деятельности в государствах Центральной Азии и Афганистане. В то же время какой-либо официальной реакции на данные изменения в позиционировании и целях Казахстана со стороны других центральноазиатских государств пока не наблюдалось.

В целом, в концепции внешнеполитические приоритеты Казахстана смещены от отдельных стран в сторону регионального и многостороннего взаимодействия. В двустороннем контексте конкретно выделены только соседние страны, США и ЕС. В Азии, к примеру, акцент сделан как на активное участие в работе ШОС, СМВДА, ОИС, Совете сотрудничества тюркоязычных государств и т.д., так и на расширение связей с АСЕАН, Лигой арабских государств и другими международными организациями, в которых Казахстан не участвует.  

Отдельные приоритеты обозначены в новой концепции с учетом изменений на международной арене, произошедших к настоящему времени. В частности, отмечено расширение сотрудничества в Каспийском регионе в области энергетики, транспорта, охраны окружающей среды и безопасности на основе принятой в 2018 году Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Также выражено намерение на продолжение тесного взаимодействия со странами-участницами ЕАЭС и оптимизацию подходов к ведению переговорного процесса в рамках этого объединения. Что касается развития взаимоотношений  с «ведущими государствами Европы вне ЕС», то в данном случае прослеживается акцент, прежде всего, на Великобританию, завершившую в прошлом году процесс выхода из Евросоюза (Brexit).

Выводы

Новая концепция внешней политики Казахстана, с одной стороны, является отражением изменений в политической жизни страны в связи со сменой ее руководства. Отсюда и те новшества, которые отмечены выше, включая претензии на региональное лидерство в Центральной Азии. С другой стороны, четко обозначена преемственность внешнеполитического курса Нурсултана Назарбаева, основанного на многовекторности и прагматизме.

При всем этом повседневная практика взаимоотношений Казахстана с различными зарубежными странами и международными структурами неоднократно показывала, что многовекторность и иные внешнеполитические принципы не являются гарантией развития данных взаимоотношений исключительно в конструктивном ключе. Показательными в этой связи, к примеру, являются частые претензии в адрес Казахстана со стороны Кыргызстана по поводу ограничений для движения транзитных грузов, следующих из последнего в третьи страны через казахстанскую территорию[9]. Казахстан, в свою очередь, нередко предъявляет претензии России из-за барьеров для поставок своих товаров на ее рынки[10].

В любом случае в условиях всего происходящего на мировой арене, начиная с конфликтов между ведущими геополитическими акторами и заканчивая последствиями глобального распространения коронавирусной инфекции COVID-19, большинству стран мира приходится либо выбирать четкие ориентиры в пользу определенной державы, либо всячески изолироваться от внешнего влияния, либо постоянно проявлять гибкость в отношениях с разными партнерами.

Казахстану в силу ряда факторов удается удерживаться в третьей группе стран. В связи с этим рассматриваемая концепция не только является руководством к действию для него самого, но и посылает зарубежным партнерам ясные сигналы о пределах допустимого в отношениях с ним. Реализация же документа и всего изложенного в нем в практической плоскости во многом будет зависеть от профессиональных качеств и способностей главы государства, представителей дипломатической службы и других причастных к вопросам международного сотрудничества официальных лиц республики.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project». Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора. 


Фото обложки материала: bnews.kz 

[1] Аналитический доклад «Казахстан в новых политических реалиях: тренды и перспективы» (7.09.2019 г.) // Веб-сайт Казахстанского Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (http://ea-monitor.kz/novosti-evraziyskogo-soyuza/analiticheskiy-doklad-kazahstan-v-novyh-politicheskih-realiyah-trendy-i-perspektivy)

[2] Указ Президента Республики Казахстан от 19 июня 2019 года № 27 «О мерах по реализации предвыборной программы Президента Республики Казахстан «Благополучие для всех! Преемственность. Справедливость. Прогресс» и предложений, полученных в ходе общенациональной акции «Бірге» // Информационно-правовая система «Әділет» (http://adilet.zan.kz/rus/docs/U190000027U)

[3] Указ Президента Республики Казахстан от 6 марта 2020 года № 280 «О Концепции внешней политики Республики Казахстан на 2020-2030 годы» // Информационно-правовая система «Әділет» (http://adilet.zan.kz/rus/docs/U2000000280)

[4] Там же

[5] Послание Главы государства Касым-Жомарта Токаева народу Казахстана (2.09.2019 г.) // Официальный сайт Президента Республики Казахстан (http://www.akorda.kz/ru/addresses/addresses_of_president/poslanie-glavy-gosudarstva-kasym-zhomarta-tokaeva-narodu-kazahstana)

[6] Постановление Правительства Республики Казахстан от 10 декабря 2019 года № 913 «О проекте Указа Президента Республики Казахстан «О Концепции внешней политики Республики Казахстан» // Информационно-правовая система «Әділет» (http://www.alternativakz.com/index.php?nid=399)

[7] Курмангужин Р. Может ли у Республики Казахстан быть собственная «мягкая сила»? (12.06.2019 г.) // Сайт Центра актуальных исследований «Альтернатива» (http://www.alternativakz.com/index.php?nid=399)

[8] Указ Президента Республики Казахстан от 6 марта 2020 года № 280 «О Концепции внешней политики Республики Казахстан на 2020-2030 годы» // Информационно-правовая система «Әділет» (http://adilet.zan.kz/rus/docs/U2000000280)

[9] Кыргызстан снова пожаловался на Казахстан в ВТО // «Sputnik Казахстан», 5.03.2020 г. (https://ru.sputniknews.kz/economy/20200305/13005500/kyrgyzstan-zhaloba-kazakhstan-vto.html)

[10] Саруар А. Россия ввела негласный запрет на казахстанские товары – Минторг // «LSM.kz», 14.11.2019 г. (https://lsm.kz/mintorg-eaes-bar-ery)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: