© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Онлайн-дискуссия «Проблема эффективности государственного управления в Узбекистане в условиях глобальной пандемии»

23 июня 2020 года IWPR и CABAR.asia совместно с узбекистанским негосударственным научным учреждением “Караван знаний” (“Билим карвони”) провели онлайн-дискуссию, посвящённую обсуждению вопросов эффективности государственного управления (работы гос. институтов) в условиях глобальной пандемии COVID-19 в Узбекистане. В мероприятии приняли участие эксперты из Узбекистана.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Модератором дискуссии выступил директор НННУ “Караван знаний” Фарход Толипов. После приветственной речи Толипов предоставил слово первому докладчику доктору педагогических наук, Ферузе Рашидовой, директору академического лицея при узбекском государственном университете мировых языков, председателю ассоциации Uzbekistan Teachers of English Association (UzTEA). Рашидова поделилась своим взглядом о влиянии пандемии COVID-19 на Узбекистан, уделяя особое внимание при этом на проблемы внутреннего и внешнего мониторинга, качеству непрерывной подготовки профессионального образования.

Феруза Рашидова

Рашидова отметила, что вопрос о том, как правильно оценивать квалификацию граждан стоит особенно остро во время пандемии коронавируса. Поскольку необходимо было организовывать образовательный процесс, а многие учителя и госструктуры оказались не подготовленными к новым реалиям. Стало ясно что, образовательная система нуждалась во внедрении информационных технологий.

Вместе с этим в высшем образовании произошли такие изменения как вакуум подготовки кадров. Даже без пандемии был вопрос о том, как оценивать уровень квалификации кадров. Для этого в Узбекистане была принята национальная система квалификации кадров. Но проблема в том, что там не прописано о системе экзаменов по квалификации.

«Мы не раз выходили с инициативой через ЮНЕСКО и Центрально-Азиатскую Платформу Образования о том, чтобы принять для Центральной Азии «Единые квалификационные рамки» которые позволят кадрам из Центральной Азии переезжая с одной страны в другую иметь возможность сохранить свою квалификацию и продолжать работать по той же квалификации».

Рашидова добавила, что в 1990-ые годы наблюдался большой отток квалифицированных кадров за рубеж, который ощущается и по сегодняшний день. Однако власти страны принимают меры по решению дефицита кадров, например, инициировали программу «Миллион программистов для Узбекистана» на 2020 год. В рамках данной программы были созданы более 200 школ по подготовке ИТ специалистов.

Феруза Рашидова также поделилась результатами своего исследования по уровню «MCKO» (Международная стандартная классификация образования) в странах Центральной Азии. Выяснилось что, академические лицеи и колледжи в Центральной Азии охватывают только 1, 2, 3 уровни классификаций MCKO. Иными словами 4 и 5 уровни, требуемые ЮНЕСКО, остаются в вакууме. Отсюда и возникают неработающие схемы в образовательной системе.

Она с коллегами подняла этот вопрос на правительственном уровне, и благодаря этому, в Узбекистане в этом году запускаются новые схемы образования. Это профильные школы, рассчитанные на 9, 10 и 11 классы. А также, техникумы, которые поддерживают именно эти 4, 5 уровни. Таким образом, закрывается этот вакуум и поэтапно ведется работа по переходу на 6 той уровень, где шестая квалификация по Европейской квалификации позволяет иметь «Europass».

Вторым спикером выступил политэкономист Бахром Раджабов, на тему инноваций государственного управления в период кризиса COVID-19.

Бахром Раджабов

Он отметил что, по большому счету в мире, в том числе и в Центральной Азии к пандемии никто не был готов. По международной шкале «Глобального индекса безопасности здравоохранения» (Global Health Security Index), который измеряется по шкале от 0 до 100, ни одна страна из Центральной Азии не превысила и 50 баллов, то есть не преодолели и половины. Если говорить о глобальном масштабе, то 73% населения планеты не имели доступа к базовым необходимым ресурсам, для того чтобы преодолеть 14 дневную фазу болезни.

В социальной системе защиты населения в Узбекистане были проблемы на начальном этапе, когда министерство занятости пыталось обеспечить одиноких пожилых людей сиделками, но не имело точных данных о тех людях, которые нуждались в такой помощи.

Государственным органам и госсектору не сразу удалось перестроиться, учитывая то что все пришло довольно неожиданно. Быстрее и мобильнее оказались мобильные группы волонтеров и инициативы гражданского населения, которые потом были перехвачены государственными организациями. Также, были проблемы с выдачей пенсий и разрешительных стикеров для машин. Поскольку образовались очереди в банки для получения пенсии,  и очереди перед филиалами агентств которые выдают стикеры.

В связи с тем, что, все образовательные и другие процессы были переведены на онлайн модули, преподавателям пришлось доучиваться, осваивать новые технологии. Так как появилась серьезная нагрузка на инфраструктуру, и всплыл вопрос, который был и до пандемии о качестве интернет соединений.

Инновации в государственном секторе были запущены еще в 2018 году, когда президент объявил нынешний год «Годом предпринимательства, инноваций и технологий». Инициативы, которые были приняты в связи с этим, начали проходить стресс-тест в период кризиса.

Шухрат Ганиев

Следующим докладчиком выступил узбекистанский юрист Шухрат Ганиев, директор Гуманитарного правового центра. В своем выступлении он поднял вопрос о росте безработных среди репатриированных трудовых мигрантов и о необходимости социального партнерства между исполнительными властями и гражданскими обществами.

Ганиев привел результаты своего наблюдения по Бухарскому региону: начиная с марта месяца количество безработных увеличилось на 100 тысяч человек. В основном они являются выходцами из сел, которые должны были весной уехать в Россию на заработки и это данные только с одной области республики. Эти сто тысяч кормильцы, на которых держится вся семья, сегодня сидят дома без работы.

Он также отметил такие проблемы как неработающий социальный лифт для выпускников вузов и отсутствие прозрачного подхода со стороны государственных органов при трудоустройстве.  Необходимо чтобы государственные исполнительные власти вступали в диалог с активистами гражданского общества.

Кроме того, коррупция особенно в финансовых институтах мешает, там, где есть вопрос о необходимости кредитования для представителей малого бизнеса. В этом отношении было бы хорошо участие экспертов в рамках мониторинга и повышения прозрачности работы структур власти.

В конце своего доклада Ганиев добавил, что в рамках данной стратегии необходимо разработать срочную инициативу социального партнерства с гражданским обществом.

Дильфуза Куролова

Следующим спикером выступила Дильфуза Куролова, юрист по правам человека, консультант по правовым вопросам международной комиссии юристов. Ее выступление было посвящено вопросу о правовых вызовах в борьбе против коронавирусной пандемии в Узбекистане.

В Узбекистане не был объявлен режим ЧП или ЧС, и не был принят закон о чрезвычайном положении. Но при этом власти проводили ограничительные меры, которые были необходимы в данной ситуации.

Куролова отметила, что проблемы в законодательной и правовой системе были и до этого, и что коронавирус только усугубил существующие проблемы. Например, правовое ограничение отступление стран от международных обязательств. Государства должны были уведомить комитеты ООН и Генеральную Ассамблею о том, что они будут ограничивать права своих граждан. Единственной страной, из Центральной Азии которая сделала это был Кыргызстан.

Второй аспект в ее докладе был связан с законностью принимаемых решений. Каждый закон принимаемый государством должен быть открытым, публичным, гласным, доступным и  предсказуемым. Это и есть составляющая законности принимаемых решений. Но на деле наблюдается обратное, к примеру, нигде не было опубликовано постановление или протокол Республиканской комиссии по коронавируса.

Третий аспект был о временном или постоянный характере принимаемых мер. Когда в международном праве если был объявлен режим чрезвычайного положения и некоторые ограничения происходят в стране, то они должны носить исключительно временный характер. Они должны быть пропорциональным к определенной проблеме. После того как данная проблема решена эти законы должны быть приостановлены. Но на деле, ношение масок уже является административным нарушением, а  распространение фейковых новостей уже подвергается уголовному наказанию. То есть, эти нарушения, эти ограничения не являются временными, а оцениваются как постоянные.

Куролова заявила, что в судебной системе имеются проблемы, связанные с расследованием уголовных дел как предоставление онлайн доказательств, вызывание свидетелей для получения онлайн показаний. Эта проблема существует во всем мире, поскольку мир сейчас сталкивается с новым явлением. Но надо отметить что, процессуальные законы еще не прописаны таким образом, чтобы получение доказательств в онлайн режиме были приравнены к письменной или очной явке.

Модератор мероприятия Фарход Толипов закрыл экспертную встречу поблагодарив всех участников за их усердную работу и выразив надежду, что данное мероприятие будет содействовать проведению дальнейших исследований.

Представительство IWPR в Центральной Азии выражает признательность партнерской организации «Караван знаний» за помощь в организации мероприятия. Совместные мероприятия с международными партнерами и экспертами из центрально-азиатского региона будут продолжены с целью содействия стабильности, миру и согласию в регионе.

Смотрите полную видеозапись экспертной онлайн-встречи:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: