© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Огни сносов: почему растёт социальная напряжённость в Узбекистане?

«Проблема сноса является главным вызовом прямо сейчас, поэтому требует незамедлительного решения. Политическая элита должна мобилизовать все ресурсы для снижения уровня социальной напряжённости, чтобы не допустить эскалации, которая негативно скажется на всей реформаторской повестке дня», – отмечает Юрий Саруханян, специалист по международным отношениям, участник Школы аналитики CABAR.asia из Ташкента.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!  


Краткий обзор статьи:

  • В гонке за скорейшим предоставлением отчётов наверх, чиновники действуют довольно хаотично, отказываясь подчинить свои действия, если не букве закона, то хотя бы элементарной логике;
  • Рост социальной напряженности продемонстрировал полную недееспособность региональных, городских и районных администраций (хокимиятов);
  • Если раньше мы говорили о существовании разрыва коммуникации между политической элитой и обществом, то сегодня, похоже, настало время говорить о разрыве между различными уровнями политической элиты;
  • Возрастающее недоверие людей к власти формирует у них мнение, что наиболее эффективным средством борьбы с произволом являются не официальные процедуры, определённые законом, а действия, которые повлекут социальный и медиа резонанс;
  • Политическая элита постаралась оперативно вмешаться в ситуацию. На хокимов всех уровней обрушилась небывало масштабная критика;
  • Происходящие события, связанные со сносами, могут снова деформировать имидж страны, заменив хлопковую тему на строительную.

Слово «снос» уверенно обосновалось в современной узбекской действительности, оттеснив на второй план характерные для последних лет «стратегия развития», «либерализация», «реформы». Поступающие вести с фронта строительства жилых комплексов, бизнес-центров, технопарков и т.д. всё чаще вызывают тревогу и недоумение. Гонимые желанием быстрее выполнить правительственные установки, пренебрегая законодательно прописанной процедурой, чиновники, столкнулись с ожесточённым сопротивлением со стороны населения. Прошедшая неделя, и вовсе, отметилась резонансными для местного новостного фона кейсами. В одном из районов Кашкадарьинской области предприниматель, защищая свой магазин, поджёг замхокима, зачем-то решившего лично снести здание. А уже через несколько дней полыхнуло в Ургенче. В пятницу вечером соцсети сообщили о волнениях в городе, где жители одной из снесённых махаллей, которых выселили в палаточный город (больше напоминающий лагерь беженцев), не получив обещанных компенсаций, вышли на акцию протеста.

Снос жилья происходит повсеместно в разных частях страны. На фото разрушение дома в городе Янгиюль. Фото: gazeta.uz

На повестке дня сносы появились, как бы странно ни звучало, из-за реализации амбициозных государственных программ «Обод махалля» (Процветающая махалля) и «Обод кишлок» (Процветающее село), планов правительства привлечь иностранных инвесторов путём строительства бизнес центров, технопарков, промышленных зон и др, а также решения заменить ветхое жильё на более современное. Однако, как часто бывает, благие намерения вымостили для населения дорогу в ад. Не будем тратить время на подробное описание происходящего. Дадим читателям возможность самим ознакомиться с наиболее одиозными кейсами, ставшими хедлайнами новостной ленты за последний год (Гидролизный городок в Фергане, дом №45 в Ташкенте, сносы в Янгиюле, руины Риштана, горящий замхокима в Кашкадарьинской области, волнения в Ургенче).

Если читатель ознакомится со всеми историями, то заметит, что у них есть общие черты, которые и являются причинами роста протестных настроений. К людям приходят сотрудники региональной или районной администраций с требованием покинуть квартиры, дома или освободить офисные помещения (если речь идёт о предпринимателях), т.к. здание должно быть снесено в связи с реализацией какого-либо инвестиционного проекта или «изъято на государственные нужды». При этом, власти на местах, иногда, забывают прислать извещение о сносе заблаговременно, как того требует законодательство, а выплату компенсаций, почему-то, считают не самой приоритетной темой. В гонке за скорейшим предоставлением отчётов наверх, чиновники действуют довольно хаотично, отказываясь подчинить свои действия, если не букве закона, то хотя бы элементарной логике.

Повод задуматься

Рост социальной напряженности продемонстрировал полную недееспособность региональных, городских и районных администраций (хокимиятов). Хокимы до сих пор работают по старым канонам, предполагавшим обеспечение отчётности, а не законности. Не тратя время на серьёзную и детальную проработку плана выполнения постановлений или банально не будучи на это способными, они предпочитают аргументировать свои действия безапелляционными: «Устное распоряжение сверху», «Надо обеспечить выполнение задачи», «Вы против политики президента?». Такой стиль работы, по умолчанию, не предполагает соблюдение каких бы то ни было законов, т.к. последние заменяются личностью хокима.

Недовольные жители снесенных домов перекрыли дорогу Ургенч-Ханка. Фото: gazeta.uz

Самое печальное заключается в том, что власти на местах так и не смогли подстроиться под современные реалии, при которых все их действия и слова легко фиксируются на различные гаджеты и придаются огласке. Если раньше мы говорили о существовании разрыва коммуникации между политической элитой и обществом, то сегодня, похоже, настало время говорить о разрыве между различными уровнями политической элиты. Несмотря на постоянно декларируемые сверху заявления о недопустимости нарушения законов в процессе строительства, обязательном согласовании всех решений с населением и необходимости выплачивать компенсации, хокимы продолжают произвол на местах. И чем бы ни объяснялся такой парадокс: отсутствием ли настоящей приверженности руководства страны обеспечить законность или неспособностью достучаться до сознания своих подчиненных на местах – оба варианта наносят серьёзных ущерб имиджу политической элиты.

Не сложно догадаться, что выброшенным на улицу в разгар жары людям или оставшимся без бизнеса, под который брался кредит (кстати, в рамках государственной программы по поддержке предпринимательской деятельности), предпринимателям нечего терять. Горящий замхокима показал, что социальная напряжённость выходит на новый уровень, т.к. отсутствие оперативного решения проблем провоцирует радикализацию общественных настроений. И большую часть ответственности за эту радикализацию несут именно чиновники, которые не в состоянии обеспечить законность своих действий. Самое показательное в этой истории то, что поступок предпринимателя (который является не менее незаконным, чем действия чиновника), нашёл повсеместную поддержку. Это ярко демонстрирует отношение населения к чиновникам на местах.

Замхокима Яккабагского района Мансура Туймаева (слева на фото) облили бензином во время сноса магазинов. Фото: Ozodlik

Возрастающее недоверие людей к власти формирует у них мнение, что наиболее эффективным средством борьбы с произволом являются не официальные процедуры, определённые законом, а действия, которые повлекут социальный и медиа резонанс. Существование страны на подобной пороховой бочке будет и дальше нервировать как население, так и политическую элиту. В случае отсутствия решения проблемы никто не застрахован от того, что следующая искра не спровоцирует настоящий взрыв. А политическая элита может подвергнуться соблазну принять более жёсткие меры, погасив зачатки свободы слова и вернуть всё к истокам, от которых мы так упорно пытались отойти с сентября 2016 г.

Наконец, рубрика «Снос» крайне негативно влияет на международный имидж страны. Не стоит забывать, что политическая элита приложила большие усилия для улучшения имиджа, испорченного долгими годами хлопкового рабства, заполненными политическими заключёнными тюрьмами и ограничением деятельности СМИ. За сам факт запуска реформ международное сообщество выдало Узбекистану огромный кредит доверия. Происходящие события, связанные со сносами, могут снова деформировать имидж страны, заменив хлопковую тему на строительную. Подобная деградация окажет негативное влияние на взаимодействие с иностранными инвесторами и международными донорами, которые столкнувшись с проблемой имиджевых рисков, в лучшем случае, могут ограничить свою активность, а в худшем – презентовать Узбекистану аналог хлопкового бойкота.

Эффективного кризис-менеджмента недостаточно…

Однако и в таком, казалось бы, беспробудном мраке, находится место для сдержанного оптимизма. Связано это с реакцией политической элиты на события прошедшей недели. Она, с одной стороны, показывает, что внедрение во власть чиновников нового поколения постепенно начинает менять её подход к выстраиванию коммуникаций с обществом. А с другой стороны, позволяет надеяться, что наверху прекрасно осознают серьёзность сложившегося статуса-кво, справедливость народного недовольства и вытекающие из всего этого риски.

Главным итогом недели стало то, что политическая элита не погрузилась на дно, пытаясь просто проигнорировать события, а постаралась оперативно вмешаться в ситуацию. На хокимов всех уровней обрушилась небывало масштабная критика: от уже привычно делающего строгие выговоры президента до молчавших ранее депутатов. Разговаривать с протестующими в Ургенче выехал лично Премьер, а, по неофициальной информации, глава МВД приказал не применять силу против населения. Кроме того, своих постов лишились некоторые особо “отличившиеся” чиновники в Кашкадарьинской области, куда отправился глава СГБ. Стоит признать, что на этот раз руководству страны удалось эффективно локализовать и погасить очаги возгорания. Вместе с тем, правительству следует сосредоточиться на исправлении ситуации и предотвращении подобных инцидентов, т.к. кризис-менеджмент не всегда может оказаться таким же эффективным, как на прошлой неделе.

…пора принимать меры

Держа в уме то, как мотивированная политическая элита в кратчайшие сроки существенно улучшила обстановку на хлопковых полях и принимая во внимание особенности узбекской политической системы, мы понимаем, что решить проблемы нелегальных сносов при желании не должно составить для неё особого труда. При этом особое внимание следует уделить следующим аспектам.

Первое. Против произвола органов власти на местах пора принимать более жёсткие меры. Хокимы должны перестать думать, что вверенные им области, города и районы – это своеобразные феодальные уделы, в которых они могут устанавливать собственные правила и нарушать конституционные права граждан. Строгие выговоры исчерпали себя, т.к. данный класс чиновников привык жить в режиме постоянного строгого выговора и давно к нему приспособился. Более того, почти каждый визит Мирзиёева в регионы заканчивается увольнением кого-то из структуры хокимиятов, но результата это не приносит. По степени непопулярности с хокимами может посоперничать разве что многострадальная национальная сборная по футболу. Поэтому Узбекистан нуждается в кардинальном пересмотре системы подготовки сотрудников органов власти на местах – вплоть до приглашения на руководящие должности в регионах иностранных менеджеров.

Второе. Очевидно, что скорость, которую набрали строительные работы в стране не позволяет обеспечить законность предпринимаемых действий. Правительству не стоит бояться признать, что в реализации ряда государственных программ наблюдается тупиковая ситуация. Напротив, беспокойство должно вызывать продолжение их реализации в том виде, какой мы сегодня наблюдаем. В случае, если перманентные нарушения прав собственности и ущемление населения не прекратятся, ситуация может выйти из-под контроля. Поэтому наиболее рациональным решением на данный момент было бы приостановление сносов и проведение проверки законности выданных инвесторам властями на местах разрешений на строительство. Возобновление любых работ должно начаться только после обеспечения стопроцентной предоплаты компенсаций населению.

Третье. Ни в коем случае нельзя прекращать превращающийся за последние годы в нормальную практику диалог с обществом. Это должно происходить как на повседневной основе, так и в случае возникновения каких-либо волнений. Более того, политическая элита должна проявлять максимальную выдержку при возникновении тех или иных очагов волнения. Применение силы может спровоцировать необратимые последствия. Говорить с народом, который на фоне не самого высокого уровня жизни испытывает ещё и притеснения со стороны чиновников, не является демонстрацией слабости политической элиты. Народ Узбекистана по своему характеру нельзя отнести к тем, кто по поводу и без повода выходит на демонстрации или устраивает забастовки. Радикализация его поведения возможна только тогда, когда он доведён до предела и не чувствует, что его проблемы хотят решать. Постоянная коммуникация с обществом позволит держать ситуацию под контролем и максимально безболезненно решать возникающие проблемы.

Сейчас ровно середина первого президентского срока Мирзиёева. Если начало было охарактеризовано небывалым для Узбекистана энтузиазмом, то в последнее время настроение населения существенно испорчено, а уровень доверия стремительно падает. Стоит отметить, что любой переходный период развития государства сталкивается с вызовами из-за растущей социальной напряженности. В реалиях Узбекистана подобная напряженность является неизбежной, потому что даже самые прогрессивные и грамотно выполненные реформы не будут иметь положительный эффект в краткосрочный период. Проблема сноса является главным вызовом прямо сейчас, поэтому требует незамедлительного решения. Политическая элита должна мобилизовать все ресурсы для снижения уровня социальной напряжённости, чтобы не допустить эскалации, которая негативно скажется на всей реформаторской повестке дня.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: