© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Нужна ли Казахстану свобода слова?

Разбирательство вокруг двух популярных в стране электронных изданий вновь поднимает дискуссии о том, есть ли в стране свободные медиа и зачем они необходимы казахскому обществу.


Зауре Медерханова, Алматы

Зейнулла Какимжанов. Фото: saysat.org

В начале апреля полицейские провели обыск в офисе известных онлайн-редакций  Ratel.kz и Forbes Kazakhstan. По заявлению экс-министра финансов РК, бизнесмена Зейнуллы Какимжанова, журналисты вышеуказанных изданий подозреваются в распространении заведомо ложной информации в отношении заявителя. Бизнесмен уверен, что публикации являются заказными и ложными, но журналисты утверждают, что они опирались на документально подтвержденные факты. По мнению экспертов, данная ситуация отражает не просто конфликт редакций с бизнесменом, а более серьезную проблему в масштабе государства.

Толганай Умбеталиева, кандидат политических наук и генеральный директор Центральноазиатского фонда развития демократии считает, что вне зависимости от решения этого вопроса, обществу нужно серьезно задуматься о том, как можно изменить соотношение интересов государства и общества на информационном пространстве.

“Потребность населения в информации высока, более того, общество хочет видеть не только позицию государства в отношении происходящих событий и процессов в стране, но и альтернативные. Поэтому общество, государство и СМИ могут начать обсуждать вопросы изменения. Инструменты протеста и сопротивления, используемые сегодня, неэффективны, так как государство сильнее и у него есть много инструментов для контроля. Во-вторых, это вопрос участия силовых структур в различных внутриэлитных конфликтах, выраженных через СМИ. В данном случае мы видим превышение полномочий со стороны правоохранительных органов», — говорит Умбеталиева.

По мнению экспертов, таким образом происходит давление и запугивание журналистов, что может отрицательно сказаться на качестве журналистики в стране в целом.

«Свобода выражения мнения для журналистов — больше профессиональный долг. Понятно, что должна быть проверенная и достоверная информация, но в любом случае, такие жесткие ограничения, которые сейчас идут могут привести к обратному эффекту. Согласно мировым стандартам журналистики, нельзя создавать препятствия на осуществление профессиональной деятельности. А их лишили этого права: заблокировали все доменные имена, отобрали технику. Это чрезмерное ограничение для журналистов. Ratel.kz — это одна из изданий, которая проводила журналистские расследования, у нас и без того проблема с этим жанром, мало кто проводит журналистские расследования. А сейчас журналисты будут бояться и думать: «а стоит ли рисковать?», — говорит Гульмира Биржанова, юрист ОФ «Правовой медиа-центр».

С мнением юриста солидарен и Директор Международного центра журналистики MediaNet Адиль Джалилов.

«Для меня до сих пор загадка, какое и от кого «благословение» смог получить Какимжанов для таких процессуальных последствий, особенно учитывая неоппозиционный статус и связи упомянутых изданий. Я не могу также дать оценку того, был ли в их действиях заказ. Однако в целом ситуация, конечно, неприятная и не может по своей сути иллюстрировать ничего, кроме негативного тренда по ужесточению давления на СМИ», — уверен эксперт.

Толганай Умбеталиева считает, что данный конфликт также отражает проблему решения конфликтов с позиции силы, хотя и преподносится с позиции закона.

«Использование правоохранительных органов при решении этого вопроса не позволяет оправдать способ защиты своих личных интересов оппонентов СМИ, хотя и есть попытка представить свои действия в правовом русле. В данном случае мы видим достаточно «широкое» толкование действий правоохранительных органов против СМИ с точки зрения закона. Другая проблема, получившее отражение, это соотношение интересов читателя, стандартов качества и интересов спонсоров в подготовке контента издания. Вопрос – внешнего давления СМИ (спонсоров, государства, отдельных личностей) и независимости СМИ? Как сохранить свою независимость СМИ и как снизить внешнее давление? И третья проблема – это вопросы внутренней конкуренции. Как изменить правила конкуренции, чтобы они положительно влияли на развитие СМИ, на то, чтобы СМИ стали производителями качественной информации, чтобы СМИ могли выполнять свою культурную миссию?», —  говорит Толганай Умбеталиева.

СВОБОДА СЛОВА

Ержан Сулейменов. Фото: zhenys.kz

«В Казахстане цензура декларативно запрещена Конституцией страны. И на практике невозможно найти официальных внесудебных запретов на освещение тех или иных тем. Но мы прекрасно понимаем, что и вне законов существуют рычаги давления на СМИ и журналистов. Это возможные проверки разнообразных госорганов, поиск ошибок в бухгалтерии и т.п. К тому же за многими СМИ стоят их владельцы, имеющие другие бизнесы, уязвимые для давления», — рассказывает Ержан Сулейменов, директор представительства Internews Network в Казахстане.

«В Казахстане свобода слова существует в «избирательном и несбалансированном» виде. Например, в одной сфере, это право чувствует себя более или менее свободно (культура, спорт), а в других сферах (политика, социальная сфера) – оно сильно ограничено. Во вторых, система контроля, включая и формальные и неформальные нормы, выстроена в пользу защиты интересов государства в ущерб интересам общества и гражданина. К примеру, СМИ сильно ограничены в содержательном контенте, существует негласное «табу» на политические темы. В политическом информационном пространстве доминирует государство, оно монополизировало его. В социальной сфере СМИ могли быть частично свободны, но в последнее время в этой сфере также пытаются применить ограничительные нормы в пользу защиты интересов государства, например, разжигание социальной вражды. Конечно, появление онлайн-медиа стало вносить серьезные коррективы в сложившиеся практики, что, соответственно, вызвала корректировку и системы контроля СМИ. Но принцип приоритетности интересов государства продолжает сохраняться. Потому традиционные инструменты контроля сегодня «меняются» опять же с точки зрения защиты интересов государства», — рассказывает Толганай Умбеталиева.

Анализируя нынешнюю ситуацию, эксперты пришли к выводу, что уровень свободы слова и прессы в стране ранее была значительно лучше.

«Если 10 лет назад в Казахстане было больше независимых и оппозиционных СМИ, то сегодня наша страна сделала большой шаг назад. Появились изменения в законодательстве. В том числе и судебная практика, появились новые статьи. Если мы возьмем первоначальный вариант закона о СМИ, то он намного либеральнее и демократичнее, чем сейчас. Т.е. в него столько раз вносили изменения и по большей части они были направлены на устрашение журналистов, на ограничение их прав, поэтому закон который мы сейчас на выходе получили, хуже закона, который был принят в 1999 году», — говорит Гульмира Биржанова.

«В течение многих лет складывалась система судебного и внесудебного давления на СМИ, что в итоге в большинстве редакций существует система самоцензуры со списком флажков, за которые стараются не переходить. В итоге журналистика во многом стала журналистикой пресс-релизов и пересказов выступлений официальных лиц», — считает Ержан Сулейменов.

ПРИЧИНЫ ПРОБЛЕМ

По мнению политолога, Толганай Умбеталиевой, государство защищает свои интересы под углом обеспечения безопасности, хотя в действительности соблюдение принципа свободы слова является сильным инструментом защиты безопасности гражданина от тех же манипуляций.

Казахстан никогда не поднимался в рейтингах свободы слова. Фото: пресс-служба Министерства обороны

«Думаю, что основная причина заключается в доминирующем положении государства, как в определении норм функционирования СМИ, так и норм, регулирующих свободу выражения мнения. СМИ, как акторы информационного пространства, пока не могут составить конкуренцию государству в формировании новых ценностей и стандартов на этом поле, так как находятся под постоянным контролем и давлением со стороны государства. Другой проблемой является нездоровая внутренняя конкуренция, которая не усиливает СМИ, а маргинализирует их. Третьей проблемой, я бы назвала, неэффективное соотношение «коммерческих», «общественных» и «профессиональных» интересов и задач в деятельности СМИ, зачастую «коммерческая» сторона имеет для медиа решающее значение», — говорит Толганай Умбеталиева.

Такого же мнения придерживаются и другие эксперты.

«Госзаказ, финансирование СМИ государством также ведет к проблеме свободы слова. Поскольку более 90% получают деньги от государства, следовательно там идет вмешательство в редакционную политику. А это большие деньги. И понятно, что они никогда не будут писать негативную информацию по отношению к государству. Мы стараемся бороться с этой практикой, но у нас не совсем получается», признается Гульмира Биржанова.

Эксперты считают, что на фоне таких ситуаций СМИ теряют доверие общества.

«Фактор, который мешает развитию свободы слова, это отсутствие в нашем обществе информационной прозрачности. Население не доверяет информации, предоставляемой официальными структурами, не доверяет информации СМИ, так как всегда возникает вопрос об авторстве той или иной информации. Отсюда и развитость конспирологического мышления», — говорит Толганай Умбеталиева.

ЧТО ХОЧЕТ НАРОД?

В этом вопросе мнения экспертов разнятся.

«Общество очень стремится к реализации этого права, эмоциональные и жесткие дискуссии в социальных сетях, в целом развитие социальных сетей, демонстрирует сильную потребность общества к получению информации и участию в обсуждении важных проблем общества, выражению собственного мнения. Развитие такого феномена, как «блогерство», «лидеры общественного мнения», ясно демонстрирует, что общество устало от однообразной интерпретации происходящих процессов, устало от долгого молчания, тем самым, выражает свое сопротивление «устоявшейся логике» и реализацию этого принципа «сверху». При этом в этом противостоянии использует разные инструменты и способы, которые не всегда неэффективны, но все же общество ведет «борьбу» за изменение существующего понимания и системы функционирования информационного пространства», — говорит Толганай Умбеталиева.

Адиль Джалилов считает, что у нашего общества немного другие ценности.

«Наше общество вряд ли стремится куда-то, кроме потребительского рая в стиле dolce vita, лишь эпизодически вспоминая, что есть глобальные общечеловеческие ценности, включая права человека. А гражданско-политические права и свободы, к коим относится свобода выражения — вообще в Казахстане в нижнем ярусе системы ценностей.  Что мешает развиться правам человека (включая свободу выражения)? Это почти риторический вопрос — в первую очередь политическая система, которая по своей сути исключает гражданско-политические права и свободы. А также постсоветский менталитет, низкий уровень образования, провинциальность во всех смыслах».

ПОСЛЕДСТВИЯ

По мнению политолога, не учет государством при решении вопросов в информационном пространстве интересов других социальных групп и, прежде всего, интересов общества, препятствуют развитию свободы слова в стране.

«Формирование критического мышления и свобода слова способствуют ответственному отношению к информации и определению своего поведения. Поэтому, возможно, необходимо менять взгляд на принцип «свободы слова» с точки зрения защиты интересов политической элиты на позицию балансирования интересов общества и государства при решении вопросов информационной безопасности», — предлагает Толганай Умбеталиева.

«Уже много лет СМИ и эксперты правозащитники добиваются ликвидации возможности преследования СМИ по уголовной статье за клевету и снижения размеров денежных наказаний по гражданским искам. Но эти меры наказания до сих пор висят над медиа дамокловым мечом. Суды над медиа становятся сигналом другим СМИ и гражданским журналистам, блогерам о печальных перспективах при освещении чувствительных тем. Общество лишается возможности получения информации из разных источников для разумного принятия решений и отношения к ситуации. При этом и власти лишают себя возможности понимать, что реально происходит в стране. Особенно в регионах, вдали от столицы», — делится мнением Ержан Сулейменов.

«Открытыми останутся вопросы информационной безопасности, неразвитость информационного пространства и его субъектов. Общество и государство теряет возможность формирования своего мнения и своей позиции по многим вопросам и проблемам, которые стоят перед государством. Наше общество поставило очень амбициозную цель – стать действительно независимым и суверенным членом мирового сообщества, без свободы слова и развития информационного пространства это сложно будет сделать. Государство по-своему решает эту задачу – через крупные имиджевые проекты, но результаты вызывают сомнения в достижении этой цели», — продолжает Толганай Умбеталиева.

По мнению экспертов, страх мешает журналистам отстоять свои права и добиться справедливости.

«Я была бы очень рада, если сейчас журналисты объединятся, выступят против. Но мы столько лет работаем в этом поле и я не видела чтобы у журналистов получалось отстоять свои права. И наша организация писала петицию на имя министра, когда готовились поправки в «Закон о СМИ», о том, что журналистам будет сложнее работать, если эти нормы будут приняты. Но нашу петицию подписали не более 100 журналистов в Казахстане. Это очень мало. Очень многие боятся ставить свои настоящие фамилии. Опять это проблема, потому что они работают в гос. изданиях. Люди просто боятся за свою работу», — объясняет Гульмира Биржанова.

ПУТИ РЕШЕНИЯ

Photo: Facebook page

По мнению Гульмиры Биржановой, для решения данной ситуации в стране необходимо совершить ряд действий на уровне законодательства:

«Первое, соблюдать основной закон Казахстана, чтобы он не был просто де-юре. У нас есть конституция, которая гарантирует право на свободу выражения мнения, в том числе запрет на цензуру, но на практике эти гарантии государством не выполняются.

Второе, соблюдать международное обязательство, т.е. Казахстан ратифицировал Международный пакт политических гражданских правах, где есть статья 19, которая говорит, что есть свобода слова, есть право распространять, получать информацию, но это обязательство также не соблюдается.

Третье, нужно относиться к СМИ действительно как к четвертой власти, не создавать ей препятствия, а создавать ей большие условия, чтобы она была свободной, независимой, конкурентноспособной. Тогда мы получим независимое, свободное, конкурентноспособное СМИ в Казахстане.

Это нужно на законодательном уровне менять. Никто не говорит, что законы не действуют, просто законы так устроены, что их можно интерпретировать по-разному. Ту же самую статью, которая сейчас номер 1 — статья 174 (Возбуждение национальной и религиозной розни) интерпретируют в свою пользу. По идее это хорошая статья, этот механизм работает в международных странах, когда люди призывают уничтожать другую национальность. Но когда под эгидой идет борьба с активистам и блогерами, с религиозными деятелями, посмотрите кого в основном привлекают по этой статье. Все 99% дела связаны с интернетом. Казахстан заботится о своем международном уровне, поэтому властям лучше прислушаться к мнению международных организаций, которые защищают права журналистов», — рекомендует Гульмира Биржанова.

Политолог Толганай Умбеталиева уверена, что свобода слова важна и нужна государству, но ему следует изменить свой взгляд.

 

«Для государства должно быть важно формирование атмосферы доверия с обществом через повышение информационной прозрачности. Именно это может стать важным фактором стабильности и обеспечения безопасности государства. Ведь получение обратной связи и попытка решить вопросы, которые важны и актуальны для общества, позволяют снижать степень конфликтности между обществом и политической элиты. Поэтому важно развитие транспарентности информации, что может способствовать решению и таких вопросов, как  терроризм.

 

Когда у общества развито критическое мышление, а это будет возможно при наличии альтернативных позиций, распространение радикальных идей будет затруднено. Кроме того, государство не сможет сформировать контролирующими и карательными способами уважение к своим интересам, это возможно, только при уважении и учета интересов общества и отдельного гражданина независимо от статуса и финансовых ресурсов при регулировании вопросов в информационной сфере, и в сфере соблюдения свободы слова», — считает Толганай Умбеталиева.

Также, по мнению эксперта, важно решение вопросов выстраивания отношений между собственниками изданий и самой редакцией.

«На мой взгляд, необходимо административное ограничение как самого издательства при подготовке репортажей и материалов, так и ограничение возможностей влияния спонсоров на содержание материалов. Во-вторых, это формирование правил и норм в информационном пространстве с учетом интересов всех субъектов: интересов общества, интересов СМИ и интересов государства. В противном случае, нет динамики развития как самого информационного пространства, так и самих СМИ. Возврат к элитным разработкам 2000-х годов через СМИ должно заставить задуматься и самим медиа: как они могут стать самостоятельными и независимыми при производстве информации, дискуссий от внешних факторов, как снижать влияние этих внешних факторов, как в виде давления со стороны государства, так и в форме давления со стороны спонсоров», — говорит Толганай Умбеталиева.

По последним данным мировых рейтингов по свободе слова и прессы, Казахстан относится к категории «сложной ситуации». По версии международной организации «Репортеры без границ» в 2017 года Казахстан занял 157-е место из 180 стран, в рейтинге «Freedom House» Казахстан также отнесен к разряду «несвободных» и имеет 85 баллов из 100.