© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Кыргызстан: Поправки в закон о терроризме создадут новые ограничения для СМИ

Новый законопроект Госкомитета по нацбезопасности Кыргызстана о поправках в Гражданский процессуальному кодексу, а также в Закон «О противодействии терроризму» – это попытка надавить на свободу слова и контроля неугодных СМИ, считают эксперты. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Согласно справке-обоснованию к документу, цель предлагаемых изменений – «обеспечение гармонизации нормативных правовых актов республики в сфере противодействия терроризму». Однако медиасообщество видит в этом угрозы для работы независимых СМИ. 

Азамат Касыбеков. Фото взято с личной страницы в Facebook

«В этой инициативе очень много рисков для журналистского сообщества, поэтому мы призываем силовиков отозвать его и доработать совместными усилиями. Печально, что когда принимают закон, касающийся СМИ, то с журналистами почему-то не консультируются. Подобная практика ставит крест на свободе слова – основного фундамента развития демократического общества», – такую точку зрения озвучил председатель Независимого союза журналистов КР Азамат Касыбеков в интервью CABAR.asia.

Поправки к Гражданскому процессуальному кодексу, а также к Закону «О противодействии терроризму» Госкомитет национальной безопасности (ГКНБ) вынес на общественное обсуждение в конце марта, вскоре после объявления в стране режимов ЧС и ЧП из-за пандемии коронавируса.

Подобная практика ставит крест на свободе слова – основного фундамента развития демократического общества.

Причем ведомство просит рассмотреть его во внеочередном порядке, как неотложный. Внятного ответа на вопрос, почему документ необходимо принимать в спешке и без надлежащего общественного обсуждения, разработчики поправок пока не дали.

Общественный фонд «Институт медиа полиси» проанализировал предлагаемые изменения. Юристы организации пришли к выводу, что они конфликтуют с нормами действующего законодательства, а также создают условия для ужесточения контроля над СМИ.

По их мнению, инициатива ГКНБ в случае принятия способна превратить антиэкстремистское законодательство республики в инструмент подавления прав и свобод человека и гражданина, считают эксперты. И главной мишенью при таком раскладе станут независимые медиаорганизации, чью деятельность государство в любой момент сможет признавать экстремистской и на этом основании останавливать.

Законопроект возлагает на медиаорганизации несвойственные функции

Действующий сейчас закон «О противодействии экстремистской деятельности» ограничивает право на свободу слова и свободу выражения мнения для большинства видов экстремистской деятельности. При этом, как отмечают эксперты, формулировка закона допускает широкую трактовку и при наличии формальных признаков позволяют отнести многие высказывания и материалы к экстремистским. 

Вносимые ГКНБ поправки предполагают, что если информационные материалы будут признаны экстремистскими или террористическими, то автоматически и организация, которая их распространила будет считаться таковой. А это влечет за собой ликвидацию юридического лица.

«Получается, что этот закон разрешает закрыть СМИ, которое распространило информацию, не зная, что она является экстремистской. Такая норма, очевидно, дает возможность правоохранительным органам злоупотреблять своими полномочиями, создавая по таким категориям дел поток необоснованных уголовных преследований», — говорится в анализе.

Но как отмечается, медиаорганизации в своей повседневной деятельности освещают разного рода события, производя и распространяя интервью, новостные сообщения, аналитические материалы и др. Их функции не предполагают проведение анализа соответствия закону «О противодействии экстремистской деятельности». Тем более, что этот анализ предполагает наличие специальных познаний в области филологии, лингвистики и права.

Законопроект допускает принудительное закрытие СМИ в ускоренном порядке

Если поправки будут приняты, то они позволят властям применять ускоренный механизм принятия решения о признании организации, в том числе СМИ, террористической либо экстремистской. Для этого будет достаточно 3-5 дней.

Юристы «Института медиа полиси» считают, что это недопустимо и незаконно, поскольку за такой короткий срок невозможно  всесторонне и полно исследовать деятельность организации.

Согласно статье 11 Закона КР «О противодействии экстремистской деятельности» для рассмотрения прекращения деятельности необходимо установить:

  • нарушение прав и свобод человека и гражданина,
  • причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде,общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству,
  • наличие реальной угрозы причинения такого вреда.

Эти обстоятельства устанавливает суд после проведения соответствующих экспертиз – филологической, лингвистической и политической. Экспертные исследования могут быть комиссионными, комплексными, повторными. Они не могут быть подготовлены за три дня.

СМИ лишают права защищаться

Кроме прочего, поправки предполагают, что дело о закрытии медиаорганизации может быть рассмотрено без участия ответчика.

«В результате, когда организация узнает о ее признании экстремистской или террористической, то остается только надзорная инстанция – Верховный суд КР. Но в данной инстанции уже нельзя представлять новые доказательства и приглашать новых свидетелей. Верховный суд может рассмотреть только те, материалы, которые уже были исследованы судом первой инстанции. Иными словами, организация лишается процессуальных прав по защите своих нарушенных интересов»,  – говорится в анализе «Института медиа полиси».

Митинг в защиту свободы слова, СМИ и против коррупции 18 декабря 2019 г. Photo: sputnik.kg

Карающее законодательство

В Кыргызстане уже  были случаи, когда антиэкстремистское законодательство использовалось для того, чтобы оказывать давление на СМИ и закрыть неугодные издания и телеканалы. Особенно урожайным в этом отношении был 2017 год, когда на фоне президентской выборной гонки, происходила зачистка информационного поля.

Зулпукар Сапанов. Фото из соцсетей

В июле 2017 года журналиста газеты «Учур» Зулпукара Сапанова судили по обвинению в разжигании межнациональной розни из-за публикации книги «Кыдыр санжырасы».

Представителей Духовного Управления мусульман Кыргызстана (ДУМК) возмутило, что автор написал о том, что священнослужители сейчас навязывают людям веру в Аллаха. В муфтияте заявили, что книга Сапанова оскорбляет духовные ценности мусульман.

Расследование проводил Госкомитет нацбезопасности. Суд над журналистом состоялся в сентябре. Его признали виновным и приговорили к четырем годам тюрьмы, хотя Сапанов свою вину не признал.

Омбудсмен Кубат Оторбаев назвал приговор суда «возвратом к инквизиции». Адвокаты журналиста обжаловали решение суда и ему сократили срок до двух лет условно.  

Улугбек Бабакулов на Лионском вокзале в Париже. Фото автора

В мае 2017 года журналист «Ферганы» Улукбек Бабакулов опубликовал статью «Люди как звери. В киргизском сегменте соцсетей звучат призывы к расправе над «сартами». Материал о драке между кыргызами и узбеками на юге Кыргызстана, произошедшей, по информации журналиста, на национальной почве, был проиллюстрирован агрессивными антиузбекскими комментариями пользователей социальных сетей.

Вскоре после этого власти заблокировали в Кыргызстане информационный портал «Фергана», а в отношении Бабакулова ГКНБ возбудил уголовное дело. В июне того же года журналист покинул страну, опасаясь ареста из-за своей деятельности.

В феврале 2019 года, как сообщало агентство 24.kg, Франция предоставила журналисту политическое убежище.

В сентябре 2016 года оппозиционный телеканал «Сентябрь» в прямом эфире показал интервью с бывшим высокопоставленным чиновником системы внутренних дел Абдылдой Капаровым, где тот высказал свое мнение по ситуации в стране.

В августе 2017 года Генпрокуратура подала в суд на телеканал «Сентябрь» и потребовала закрыть его. Телеканал обвинили в трансляции контента с «экстремистским» содержанием. При этом суд не исследовал доказательства, поскольку в материалах дела отсутствовала запись с выступлением Абдылды Капарова, а представленная лингвистическая экспертиза была подготовлена к совершенно другому видеоматериалу.

Представители канала пытались оспорить решение суда тем, что указанный материал выходил в Джалал-Абаде в 2016 году в аналоговом формате вещания и он не имеет отношения к цифровому «Сентябрю». Однако, Первомайский райсуд Бишкека посчитал, что телеканал распространял призывы к  национальной или религиозной нетерпимости и постановил его закрыть. Телеканал прекратил свою деятельность 28 сентября 2017 года, но затем сменил название на «Жалбырак ТВ» и продолжил вещание в интернете.

Экспертное сообщество в недоумении

6 мая представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир написал в Twitter, что в организации обеспокоены поправками в закон о борьбе с терроризмом, которые предлагает ГКНБ. Он отметил, что эти изменения могут негативно повлиять на деятельность СМИ и свободу выражения.

«Я призываю власти привести поправки в соответствие с международными стандартами», — подчеркнул Арлем Дезир.

Законопроект раскритиковали и кыргызские правозащитники. Юрист правозащитного движения «Бир Дуйно» Хусанбай Салиев отмечает, что согласно новому законопроекту ГКНБ, решение судов о признании материала экстремистским, то оно будет направлено в профильные правоохранительные органы. Сейчас оно направляется в Минюст, который в свою очередь формирует список материалов, признанных экстремистскими. И он доступен гражданам.

Хусанбай Салиев. Photo: labourcentralasia.org

«То есть любой может ознакомиться с ним и понять, какой информационный материал признан экстремистским, чтобы обезопасить себя. Благодаря новому закону люди будут лишены этой возможности», –  говорит Салиев.

Также правозащитник обратил внимание на то, что предлагаемые поправки смешивают понятия «экстремизм» и «терроризм».

«В новом и старом законе есть такое понятие как террористический материал. Какую смысловую нагрузку вкладывают в эти понятия? Не понятно. Я посмотрел в других странах, у них такого понятия нет. Само слово терроризм — применение насильственных действий, угрожающих обществу и государству, то есть — акт действия. Каким образом под это определение попадает журналистский материал?» – говорит он.

По словам Салиева, самое главное в любом законе — это четкость и ясность, чтобы было понятно, как трактовать его статьи для последующего применения. А размытые понятия в законе повышают вероятность того, что его потом будут толковать по-разному, иногда в угоду чьим-то интересам.

Медиаэксперт Азамат Тынаев отмечает, что все последние инициативы Госкомитета национальной безопасности в сфере общественной жизнедеятельности, включая лоббирование поправок к закону «О некоммерческих организациях»,  нельзя назвать оправданными и необходимыми: 

Свобода слова является неотъемлемым правом каждого гражданина. Для СМИ же это необходимое и, пожалуй, самое главное условие для работы. На примере последних арестов блогеров, публикации на сайте ГКНБ видеоизвинений граждан за публикации в социальных сетях, можно сделать вывод о том, каким образом нынешняя инициатива ведомства будет применяться в будущем в отношении медиаорганизаций и отдельных журналистов.
С момента появления первых данных о коронавирусе ГКНБ Кыргызстана искал и находил распространителей неофициальной информации о COVID-19, которую власти маркируют, как ложную в социальных сетях и мессенджерах. Граждан вызывали на беседу в Госкомитет национальной безопасности, после чего пресс-служба рассылала по редакциям СМИ видеоролики с извинениями кыргызстанцев.

Поток видеоизвинений остановился после того, как пользователи кыргызского сегмента интернета запустили флешмоб в соцсетях в поддержку врача Бектура Апышева, которого заставили просить прощения за пост в Twitter об отсутствии у медиков средств индивидуальной защиты, необходимых для работы в условиях пандемии коронавируса. 

17 февраля блогера Элмирбека Сыдыманова задержали по подозрению в разжигании межрегиональной вражды. Его арестовали на два месяца. Поводом для расследования стало видео в Instagram, где он нелицеприятно отзывался о жителях южных регионов республики. Молодой человек извинился за свои высказывания, позже его отпустили под домашний арест.

В ноябре 2019 года блогера Афтандила Жоробекова, администратора группы БеспределKG в Facebook, задержали также по подозрению в разжигании межрегиональной розни. Он написал несколько постов с критикой власти. Комментарии под этими публикациями ГКНБ расценил, как возбуждающие «у людей чувства ненависти друг другу».

По словам Азамата Тынаева, для регуляции медиасферы Кыргызстана не требуется никаких дополнительных законодательных инструментов, кроме действующего закона «О средствах массовой информации». Хотя он и был принят в 1992 году, но соответствует всем международным стандартам и позволяет регулировать любые вопросы, связанные с деятельностью СМИ.

Эксперт уточняет, что видеть в предлагаемых ГКНБ поправках карательные инструменты для журналистов заставляет и тот факт, что работники СМИ сегодня не могут рассчитывать на справедливые судебные разбирательства.

Азамат Тынаев. Photo: kabar.kg

«Пока судебная система Кыргызстана, которая по всем опросам общественности, по всем рейтингам признается одной из самых коррумпированных, по сути, остается управляемой, подконтрольной властям, чему также есть много свидетельств, согласиться на такое мы, конечно, не можем», – говорит Тынаев.

По его мнению, вместо карательных мер Кыргызстану необходимо более массово применять инструменты саморегулирования СМИ. Он констатирует, что в стране есть огромная доля СМИ, где даже близко не слышали о международных стандартах и об этических принципах работы журналистов.

«Самое странное, при этом, что если проследить историю взаимоотношений государства и СМИ, то становится понятно, что такие “теневые” СМИ никогда не подвергаются гонениям со стороны властей, судебному преследованию, им не предъявляют иски на астрономические суммы. Почему-то всему этому всегда подвергаются наши коллеги из законопослушных СМИ, которые просто честно делают свое дело. Единственное, чем они не устраивают власть, это тем, что они говорят про нее неудобную правду», – резюмирует медиаэксперт.


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: