© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Кыргызстан: подкинуть материалы и создать экстремиста

Правозащитники Кыргызстана поднимают проблему качественного следствия в отношении граждан, обвиняемых в экстремизме.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook! 


Хранение экстремистских материалов в Кыргызстане является уголовным преступлением. Фото: пресс-служба МВД КР

В органах внутренних дел отрицают факты надуманных уголовных дел, ссылаясь на то, что они задерживают лишь лиц, которые находятся на специальном учете в течение долгого времени и оставались под наблюдением за совершенные экстремистские преступления. В Госслужбе по исполнению наказаний заявили, что в республике сократилось число осужденных по религиозно-экстремистским преступлениям. В прошлом году международная организация по защите прав человека Human Rights Watch выступила с рекомендацией пересмотреть судебные вердикты осужденных по религиозному экстремизму.

Дважды попавшийся на «крючок» предприниматель

49-летний житель города Оша, частный предприниматель Хамидилла Абдуллаев уже во второй раз становится подозреваемым по делу о хранении экстремистских материалов.  Сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом Управления внутренних дел города Оша 24 сентября нашли в его машине листовки религиозного толка. Хамиддилла Абдуллаев заверяет, что не имеет никакого отношения к этим листовкам и утверждает,  что ему их подкинули сами сотрудники милиции. По его словам, сотрудники правоохранительных органов предоставили ордер на обыск дома, но не предъявили подобное разрешение суда на обыск авто. В доме не было ничего найдено, однако в салоне авто были обнаружены 4 экземпляра листовок и 2 компакт-диска. Хамиддилла Абдуллаев признался, что под давлением был вынужден подписать акт обыска и написать объяснительное письмо:

При обыске в доме они ничего не нашли. Снаружи они стали обыскивать мою машину. Когда я смотрел, то и там не было ничего. Я попросил у них ордер на обыск авто. Так как в авто ничего не было, я разрешил им осмотр машины. Тогда один из сотрудников, открыв заднюю дверь, успел засунуть правой рукой какие-то бумаги в машину. Видео же было записано уже после этого. Я сказал им прямо: «ребята, вы что делаете, в машине ничего не было».  Но они, не слушая меня, сказали, что нашли в машине эти бумаги и компакт-диск. Я поставил им компакт-диск. Там были слышны только азан и куран. Они составили протокол по итогам обыска и заставили меня расписаться в нем. Также я написал объяснительное письмо, что в салоне моего авто были найдены «листовки и компакт-диск».

Предприниматель Хамидилла Абдуллаев обратился в Ошскую городскую прокуратуру с заявлением о надуманности уголовного дела в отношении него и расследовании действий сотрудников милиции, подбросивших, по его мнению, ему листовки. В своем заявлении он отметил, что во время раннего обыска в его доме он был в растерянности и под давлением был вынужден подписаться под актом обыска и написать объяснительное письмо. Он добавил, что писал под указку сотрудников милиции и даже толком не помнит, о чем ему диктовали. До получения судебно-теологической экспертизы он остается на свободе.

Адвокат бизнесмена Хусанбай Салиев подтвердил написание заявления в Ошскую городскую прокуратуру по поводу открытия досудебного производства по надуманным мотивам:

Мой клиент подал ранее жалобу в Ошскую городскую прокуратуру. Он пришел к нам и рассказал, что листовки ему подбросили и что он не состоит ни в какой запрещенной религиозной организации и попросил нас оказать ему правовую поддержку. Мы оказали ему юридическую поддержку и согласились отстаивать его права. Мы еще не получили ответа из прокуратуры по нашей жалобе. Надзорный орган должен провести расследование и дать нам итоги. Мы их ждем.

Пресс-секретарь Ошской городской милиции Замир Сыдыков говорит, что обыск в доме Хамидиллы Абдуллаева был произведен на законном основании. По его словам, ранее у другого гражданина была найдена экстремистская литература. Тот во время допроса заявил, что получил эти материалы у Хамидиллы Абдуллаева. Именно на этом основании и был произведен обыск в доме предпринимателя.

В ходе оперативных действий с экстремистской литературой ранее был задержан житель Оша, который дал показания, что взял материалы у гражданина по имени Хамидилла. На этом законном основании 24 сентября в доме Хамидиллы Абдуллаева, 1972 года рождения, и был произведен обыск. В салоне его авто были найдены 2 компакт-диска и листовки религиозного содержания. Для проведения дальнейшего расследования изъятые вещи были направлены в судебно-экспертную службу для получения религиозно-теологического заключения. Если выйдет заключение о том, что «данные материалы направлены на возбуждение религиозной розни», ход следственных мероприятий может также измениться. Пока же этот гражданин находится на свободе.

Попытка избежать ответственности или надуманное обвинение?

Пресс-секретарь Ошской городской милиции Замир Сыдыков также добавил, что ранее у Хамидиллы Абдуллаева уже находили подобные листовки. По его словам, в январе 2015 года во время обыска в доме предпринимателя были найдены несколько листовок и он был осужден на 3 года колонии-поселения. Срок его приговора еще не закончен.

После вторичного привлечения к ответственности за хранение листовок религиозного характера Хамидилла Абдуллаев обратился к правозащитникам за правовой поддержкой, ссылаясь на необоснованные обвинения. Однако Замир Сыдыков считает такие действия предпринимателя попыткой избежать уголовной ответственности:

 – Хамидилла Абдуллаев в 2015 году был осужден по статье «разжигание религиозной розни».  Он был осужден в колонию-поселение. С 2016 года он находится под контролем уполномоченных сотрудников специального управления внутренних дел города Оша. А его обвинения сотрудников милиции в незаконном задержании на основании ложных доказательств мы воспринимаем лишь как попытку избежать ответственности за свои противоправные деяния. Со случаями, когда милицию обвиняют в незаконном задержании или надуманных обвинениях, мы сталкиваемся довольно часто.

Тем не менее Хамидилла Абдуллаев заверяет, что оба раза попался на «крючок» милиции и что в первый раз листовки ему подкинули в дом. Он добавил, что занимается торговлей, которая позволяет ему кормить семью и не относится ни к какой запрещенной религиозной организации:

 – Ранее я уже сталкивался с подобной ситуацией…Тогда листовки сотрудники милиции нашли в книге. Тогда я не видел, как они подложили их в книгу. Я ничего не знал. Тогда мне пригрозили, что если я не признаюсь в том, что эти листовки принадлежат мне, то их «повесят» на моих детей. Мне не оставалось ничего, как согласиться взять на себя всю ответственность, так как я боялся за своих детей. Но я не экстремист. Я простой гражданин Кыргызстана. Сейчас я в сложном материальном и моральном положении. Мы вместе с адвокатом обратились в прокуратуру, чтобы было проведено расследование, и я смог доказать свою невиновность.  Мы потребовали от надзорного органа назначить экспертизу следов моих пальцев на изъятых листовках. Но пока такой проверки не происходит. Я лишь прошу рассмотреть мое дело справедливо и в рамках закона.

Согласно Уголовному кодексу КР,  лицо, впервые привлекаемое к ответственности за хранение, распространение экстремистских листовок, может быть ограничено предупреждением, наказано денежным штрафом или же направлено в колонию-поселение. При повторном привлечении к ответственности по данной статье УК КР, лицо может быть лишен свободы от 3 до 10 лет.

Риски «раскинутой сети»

По словам правозащитницы Азизы Абдирасуловой, многие из подозреваемых, связанных с хранением и распространением экстремистских материалов, при обстоятельствах, не дающих повода для привлечения их к серьезной ответственности:

 – В нашей правозащитной организации  на исследовании находится более 30 таких кейсов. Многие из таких дел «шиты белыми нитками». Около 90 процентов дел по обвинению в экстремизме не могут рассматривать уголовную меру в качестве привлечения к ответственности. Например, есть такие граждане, которые ходят на допросы лишь за то, что случайно нажали «лайк» на какой-то материал в соцсетях или же поделились им. Или же у кого-то в телефонах находили экстремистские материалы, пересланные через WhatsApp или другие мессенджеры и они сохранились в телефоне. Эти люди даже не понимали содержания данных материалов. А милиция вместо того, чтобы искать тех, кто осознанно занимается рассылкой экстремистских материалов, возбуждает нередко уголовные дела в отношении тех, у кого нашла их в телефоне. Есть и такие, которые заверяют, что им подкидывают запрещенные листовки в дом и мол они видели, как сотрудники милиции приносили их с собой. Иногда подобные дела доходят до суда. Стоит отметить, что у нас не налажено и проведение судебно-теологической экспертизы. В связи с этим в республике вынесено немало судебных приговоров на основе неполного заключения, без всестороннего изучения всех аспектов данных материалов и без должной доказательной базы. Есть случаи, когда невинно осужденные, попав в тюрьму, в этой среде радикализируются уже на самом деле.

Неполноценная экспертиза?

Актуальным для Кыргызстана остается создание профессионального независимого судебно-религиоведческого центра, который будет отвечать международным требованиям. В настоящее время отсутствие подобного центра, где давалась бы независимая лингвистическая оценка религиозным радикальным экстремистским текстам, по мнению правозащитников и экспертов, приводит к различным проблемам.

Аналитик Нурлан Орозбаев считает, что необходимо создание специализированного центра, состоящего из профессиональных теологов, юристов и лингвистов:

 – Сегодня положение дел с проведением судебно-теологической экспертизы находится в плачевном состоянии. Судебные решения выносятся лишь на основании заключения, которое выдают 1-2 ученых Академии наук и теологи-эксперты Кыргызско-Российского Славянского университета. Судьи вынуждены принимать решения не на основе полноценной лингвистической, правовой или религиоведческой экспертизы, а на основе  личного трактования тех или иных материалов экспертами. Содержание материалов изучается лишь на предмет того, каким было мнение или взгляды по отношению к власти, конституционному строю страны и на этом основании определяется можно ли назвать материалы экстремистскими или нет. Это неправильно. Этого недостаточно для определения реальных экстремистских суждений. К сожалению, на практике не учитывается, что подобные исследования требуют всестороннего и полного анализа.

Директор Госкомиссии по делам религий Зайырбек Эргешов считает, что в ведомстве есть специалисты, которые способны анализировать содержание религиозной литературы, но, по его словам, у них нет права проводить судебно-теологическую экспертизу. Он добавил, что такого права госкомиссию лишили еще в начале года:

 – У нас есть отдел, специалисты которого могут проводить религиоведческую экспертизу и сотрудничать с религиозными организациями. Но через нашу экспертизу может проходить только литература религиозного характера. А вот судебно-религиоведческую экспертизу проводит Госслужба судебной экспертизы при правительстве. А наши эксперты с января 2019 года уже не проводят судебно-теологические экспертизы.

Снизилось число заключенных в тюрьмах

В тюрьмах Кыргызстана на 1 октября 2019 года находятся 434 человека, осужденные за экстремизм и терроризм. Специально для таких заключенных в прошлом году на окраине Бишкека в селе Молдовановка был построен отдельный корпус. Туда были переведены со всех колоний осужденные за терроризм и экстремизм. По данным Госслужбы исполнения наказаний, на начало 2019 года около 600 человек были осуждены за преступления подобного рода и отбывали свое наказание. После вступления в силу новых кодексов, основанных на принципах декриминализации и гуманизации, по ряду мелких дел многим осужденным сократили сроки наказания. 

Пресс-секретарь Госслужбы исполнения наказаний Элеонора Сабатарова отмечает, что многие дела были вновь пересмотрены, в результате чего снизилось число привлекаемых к судебному разбирательству:

 – В настоящее время у нас заметно сократилось число осужденных, которые отбывают в тюрьмах наказание за экстремизм. Так как согласно новым кодексам, все условно осужденные или определенные в колонию-поселение были переданы в институт пробационного контроля при Министерстве юстиции. Среди них есть и те, кто был привлечен по экстремистским делам. Раньше в целом свое наказание отбывали в пенитенциарной системе более 15 тысяч человек. Сейчас осталось около 10 тысяч в нашем ведении, остальные переданы в Минюст. Там они будут проходить пробационный период и, в зависимости от поведения, будет сокращаться их срок наказания. Все это делается в рамках гуманизации Уголовного кодекса.

В 2018 году международная правозащитная организация Human Rights Watch  опубликовала отчет по нарушению международных норм при расследовании и привлечении ответственности граждан за хранение и распространение экстремистских материалов на территории Кыргызстана.

В исследовании отмечается, что в большинстве материалов уголовных дел не было открытых призывов к насилию. Также отмечается, что в почти половине изученных материалов присутствуют элементы призываи направленные на религиозную пропаганду определенных действий. Во многих из конфискованных печатных материалов имеются призывы к установлению халифата, но в его достижении идет отказ от насильственных мер. И идет при этом ссылка на религиозную организацию “Хизб ут-Тахрир”. В итоге в документе международной организации отмечено, что в Кыргызстане, как и в других странах Центральной Азии, привлечение к уголовной ответственности за хранение и распространение экстремистских материалов рассматривается как часть репрессивной политики под девизом борьбы с религиозным экстремизмом.

Показатель экстремистских преступлений

Однако в Госслужбе исполнения наказаний не дали точных данных о том, сколько уголовных дел было пересмотрено в рамках новых кодексов и скольким лицам на этом основании был сокращен срок или сколько лиц конкретно вышло на свободу.

По данным, озвученным заместителем главы Госкомитета национальной безопасности Мирланом Тургунбековым на заседании парламента, за 10 месяцев 2019 года были задержаны 16 членов международных террористических и экстремистских группировок. Среди них 11 человек подозреваются в терроризме, остальные пятеро в религиозном экстремизме, их дела взять в досудебное производство.

Депутат Руслан Казакбаев поинтересовался их устойчивыми связями с религиозными экстремистскими организациями:

 – Сколько дел было возбуждено в 2018-19 годах по статьям экстремизм и терроризм? Сколько человек из них имели реальные связи с религиозными экстремистами? Были ли случаи возбуждения уголовных дел в отношении религиозных организаций, нарушивших закон о свободе вероисповедания? Раскрыты ли факты их внешнего финансирования? Если такие факты имеют место быть, тогда необходимо получить полный и всесторонний ответ на вопрос о том, откуда к ним поступает финансирование.

По сведениям Министерства внутренних дел КР, преступления, связанные с хранением литературы экстремистского толка, ее распространением или их передачей через Интернет, делятся на несколько категорий.  На этом основании материалы дел тех, кто в первый раз попался на этом или случайно оказался вовлеченным в эти правонарушения, регистрируются в Едином реестре преступления и проступков (ЕРПП). Действия же тех, кто имеет устойчивые связи с экстремистскими группировками, рассматриваются как преступление. Заместитель министра внутренних дел Мирлан Каниметов дал такое пояснение по данному поводу:

 – За 10 месяцев 2019 года в Едином реестре преступления и проступков (ЕРПП) зарегистрировано 399 случаев, которые связаны с экстремизмом.  Согласно новых кодексов, такие деяния теперь рассматриваются как проступки. Раньше возбуждались уголовные дела. Теперь по вышеуказанным делам проходит досудебное производство. В Кыргызстане запрещена деятельность более 20 религиозных объединений, признанных экстремистскими и террористическими организациями. Агитация, призывы и напечатанная продукция этих религиозных организаций считается как экстремистская литература.

Решением суда с 2003 года 21 религиозное объединение было признано в Кыргызстане террористическими и экстремистскими организациями и их деятельность запрещена в стране. К ним относятся “Джебхат ан-Нусра”, “Жайшуль Махди”, “Ансаруллох”, “Хизбут-Тахрир-Аль-Ислами”, ” Группа джихада», ” Исламское движение Восточного Туркестана” и другие. Все материалы, связанные с данными организациями, внесены в список запрещенной судом религиозной экстремистской литературы.

Материал подготовлен в рамках совместного сотрудничества IWPR и Радио “Азаттык”. Оригинал публикации на кыргызском языке опубликован по этой ссылке. 


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: