© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Кыргызские общины в США: за чертой мифов и стереотипов

«Связь между кыргызской диаспорой в США и родиной многогранна, однако трудно отрицать важный вклад диаспоры в экономическое развитие Кыргызстана. Поэтому развитие институтов диаспоры как внутри правительства, так и в гражданском обществе заслуживает внимания», – отмечает Ажар Чекира, PhD кандидат по политологии Иллинойского университета в Чикаго, в своей статье для CABAR.asia.


Подпишитесь на наш канал в Telegram


Сотни тысяч граждан Кыргызстана в настоящее время живут, работают и учатся за границей. Хотя большинство исследований и отчетов, как правило, фокусируются на трудовой миграции в Россию, потому что, действительно, это пункт назначения номер один для большинства мигрантов, кыргызская диаспора является растущим сообществом в Европе и Северной Америке. Центральноазиатские мигранты в целом и кыргызстанская диаспора, в частности, представляют собой отдельное сообщество людей со множеством взаимосвязанных идентичностей: азиатских, постсоветских и мусульманских.

В последние годы проблема миграции являлась горячо обсуждаемой темой в США и Кыргызстане. Администрация Трампа неоднократно пыталась ограничить как легальную, так и нелегальную миграцию, особенно из стран с преимущественно мусульманским населением и южноамериканских государств. Хотя предложения мусульманского «запрета на въезд»[1] и стены вдоль мексиканской границы,[2] были оспорены Конгрессом США и Верховным судом, общая политическая риторика в Белом доме предполагает, что попытки ограничить миграцию, преимущественно из развивающихся стран, по всей вероятности сохранятся.

В то время как на американо-мексиканской границе семьи, ищущие убежища, разлучены, а их дети задерживаются и содержатся в клетках; в Кыргызстане политических активистов обвиняют в умышленном проведении акций протеста с целью подачи заявления о предоставлении убежища в Соединенных Штатах. Иммиграционная политика, которая объединяет семьи путем выдачи виз супругам, детям и родителям американских граждан, была обвинена в так называемой «цепной миграции»[3] консервативными политиками и их сторонниками в США. А в Кыргызстане женщины, вступающие в брак с иностранцами, становятся мишенью для ультранационалистов и обвиняются в том, что они оставили Родину и «загрязнили генофонд»[4]. Следовательно, политические и популярные дискурсы в обеих странах обнаруживают глубоко негативные коннотации, связанные с различными способами миграции.

Кыргызстанские мигранты обычно проживают в крупных американских городах, таких как Нью-Йорк, Чикаго или Сан-Франциско. Фото: kyrgyzclub.org

В научной литературе, сообщества иммигрантов из Кыргызстана обсуждались в книге доктора Салтанат Либерт (2010) «Нелегальная трудовая миграция из бывшего Советского Союза в США» (Irregular Migration from the Former Soviet Union to the United States), в которой основное внимание уделялось трудовым мигрантам из Центральной Азии и Кавказа, в частности из Кыргызстана и Грузии. Совсем недавно постсоветская диаспора была проанализирована в книге доктора Клаудии Садовски-Смит (2018) «Белизна новых иммигрантов» (New Immigrant Whiteness), где акцент был сделан на расовых конструкциях постсоветских мигрантов, особенно русских и украинцев, которых считают «белыми» и в результате они ассоциируются с мечтой американских иммигрантов о повышении мобильности независимо от их правового статуса. Следуя этой точке зрения, можно утверждать, что мигранты из Центральной Азии также извлекают выгоду из связи с мигрантами из Восточной Азии, которых стереотипно относят к трудолюбивому и успешному «образцовому меньшинству».

Тем не менее, в американских новостных СМИ, хотя мигранты из Центральной Азии появляются и редко, но зачастую они связаны с преступностью и терроризмом. Например, в прошлом году местные новости передали, что в Чикаго таксисту из Кыргызстана предъявлено обвинение в сексуальном домогательстве.[5] В 2017 году в новостях показали человека, который был ответственен за теракт в Нью-Йорке, – это был уроженец Узбекистана, проживавший в Кыргызстане.[6] В 2013 году кыргызско-американские братья были определены как организаторы взрыва Бостонского марафона.[7] В результате, образ иммигрантов из Центральной Азии часто связан с терроризмом, как и в случае с другими общинами мусульманских иммигрантов.

В этой статье я расскажу о различных путях миграции из Кыргызстана в Соединенные Штаты и развитии кыргызской диаспоры в американских городах. Эта статья попытается показать миграцию не как историю о поддельных документах, необоснованных заявлениях о предоставлении убежища, расовых предрассудках или о ненадежной занятости, а как рассказ о создании сообщества, о системах поддержки и многосторонних отношениях с родиной.

Обзор миграции из Центральной Азии в США

Миграционные потоки из Центральной Азии в Соединенные Штаты начались на заре 1990-х годов после распада Советского Союза. Из-за тяжелых экономических условий в сочетании со свободой передвижения те, кто имел финансовые средства и возможность поехать в Северную Америку, часто решали оставаться там надолго, в надежде на лучшую жизнь. Первая волна центральноазиатских мигрантов состояла в основном из высокообразованных профессионалов, например, врачи, профессора колледжей и бюрократы. В США они были вынуждены согласиться на низкооплачиваемую, неквалифицированную работу, такую как строительство, уход за детьми и в других областях неформального сектора услуг.[8]

Рисунок 1 Законные постоянные жители из Кыргызстана по категориям иммиграции (1999-2007). Диаграмма предоставлен автором.

В период с 1999 по 2017, год более десяти тысяч кыргызских мигрантов стали законными постоянными жителями Соединенных Штатов. В это число входят те, кто иммигрировал в рамках лотереи «гринкарт» (DV – визовая лотерея), категории людей, кто переехал благодаря семье или работе, а также беженцы и лица, ищущие убежище. Тренды миграции, представленные на Рисунке 1, показывают, что переезды по «грин карте», связанные с занятостью довольно редки: менее 50 человек в год иммигрируют в США по этой категории. Супруги, дети и, в меньшей степени, родители американских граждан представляют большинство людей, иммигрирующих из Кыргызстана в Соединенные Штаты, за которыми далее в рейтинге идут победители «DV-визовой лотереи» и беженцы / лица, ищущие убежища.

В период с 1999 по 2017 год, около 50 000 граждан Кыргызстана приехали в Соединенные Штаты с не-иммиграционным статусом, что означает только временное пребывание в стране. Большинство из этих временных посетителей прибыли в США для туризма или деловых поездок. Число людей в этой категории резко увеличилось в период между 2010 и 2017 годами. Студенты и участники образовательных программ по обмену, например, как программы Государственного департамента США (FLEX, Muskie, Fulbright, Humphrey и т.д.), представляют вторую по величине группу не-иммигрантов. Однако их число быстро уменьшилось в период с 2011 по 2017 год. Число дипломатов и представителей гос.структур, направляющихся в США с официальными визитами, остается стабильным в течение последних 20 лет. Артисты, спортсмены, работники индустрии развлечений, инвесторы составляют очень небольшую долю не-иммиграционных въездов из Кыргызстана.

Рисунок 2: Граждане Кыргызстана, принятые в США в категориях с не-иммиграционным статусом. Диаграмма предоставлен автором.

Когда речь идет об иммиграции из Центральной Азии, в частности из Кыргызстана в Соединенные Штаты, одной из наиболее деликатных и противоречивых тем является получение убежища. Утверждалось, что это наиболее распространенный способ иммиграции в Соединенные Штаты, «даже если им ничего не угрожает дома».[9]

Однако статистика национальной безопасности США говорит нам об обратном. Во-первых, это не самый распространенный способ получения законного вида на жительство. Семейная миграция и, в последние пять лет, «Программа разнообразия» (лотерея «гринкарт») являются более вероятными путями к иммиграции. Во-вторых, схемы ходатайств о предоставлении убежища и утвержденных дел соответствуют политическим и социальным потрясениям в Кыргызстане и Центральной Азии. Принимая во внимание, что до недавнего времени (всего несколько месяцев назад президент Трамп провел ряд реформ для ускорения процесса рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища), в среднем процесс рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища занимал шесть лет. Это означает, что статус беженца, предоставленных гражданам Кыргызстана в 2010-2011 годах, относятся к заявкам, которые подали в 2005 году, а следующий наплыв отмечался 2015-2016 годах по заявкам 2010 года.

Глядя на рисунок 3, может показаться, что граждане Кыргызстана просят о предоставление убежища в гораздо большем количестве по сравнению с Туркменистаном, страной с похожим количеством населения, но с гораздо более авторитарным режимом. Однако это можно объяснить тем, что заявления о предоставлении убежища должны быть заполнены в пункте въезда или на территории Соединенных Штатов. Ограничения, налагаемые на международные поездки в Туркменистане, затрудняют возможности людей ходатайствовать о предоставлении убежища.

В Кыргызстане, напротив, демократические свободы, такие как право на свободу собраний, демонстраций, свобода художественного самовыражения и свобода передвижения, сочетаются с политически мотивированными преследованиями, широко распространенным насилием в отношении женщин и сообщества ЛГБТ, а также социальной нетерпимостью к этническим и религиозным меньшинствам.

Все это является законным основанием для подачи заявления на получение убежища. Следовательно, утверждения о незаконности заявлений для предоставления убежищ гражданам Кыргызстана в США являются не только неточными, но и опасными. Особенно в нынешнем глобальном политическом климате, где беженцы постоянно очерняются, академические и журналистские дискуссии должны быть основаны на фактах и проводится с высокой долей ответственности.

Рисунок 3: Статус беженца, предоставленные заявителям из Центральной Азии по странам. Диаграмма предоставлен автором.

Несомненно, существует также значительное количество незарегистрированных мигрантов из Центральной Азии. Большинство из них не имеют статуса, потому что у них просрочены не-иммиграционные визы. Учитывая, что в настоящее время в Соединенных Штатах проживает 12 миллионов иммигрантов без документов (что составляет почти 4% от общей численности населения), мигранты без документов из Центральной Азии и, в частности, из Кыргызстана составляют незначительную часть этого числа.

Двадцать лет назад кыргызские мигранты, как и другие из бывшего Советского Союза, в основном работали строителями, таксистами, нянями, а также ухаживали за престарелыми людьми. Эти рабочие места, безусловно, по-прежнему заняты мигрантами. В то же время, неудивительно, что среди иммигрантов из Центральной Азии можно найти успешных предпринимателей и владельцев бизнеса в самых разных сферах экономической деятельности – от транспортных услуг до общественного питания. Они также занимаются различными высококвалифицированными профессиями, такими как финансовые услуги, недвижимость, информационные технологии и разработка программного обеспечения.

Кыргызские диаспоры в американских городах

Кыргызские мигранты обычно проживают в крупных американских городах, таких как Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Чикаго или Сан-Франциско. Во-первых, эти города известны как «города-убежища». Это означает то, что местные правоохранительные органы не в полной мере сотрудничают с федеральным правительством, в частности, с иммиграционными и таможенными органами Соединенных Штатов в определении местонахождения, идентификации и депортацией незарегистрированных иммигрантов. Поскольку местные полицейские управления не обязаны оказывать федеральному правительству помощь в вопросах, не связанных с преступностью, сотрудники полиции не считают отлов нелегальных иммигрантов (которые не совершали никаких преступлений) своим приоритетом.[10] Кроме того, соблюдение иммиграционных законов могут иметь негативные последствия для фактической работы полиции: обнаружение и задержание преступников, потому что сообщества иммигрантов отказываются сообщать о преступлениях или сотрудничать со следствиями из-за боязни быть депортированными.[11]

Во-вторых, «города-убежища» привлекательны для иммигрантов со всего мира, включая Кыргызстан, не только потому, что местные правоохранительные органы целенаправленно не ищут незарегистрированных мигрантов, но и потому, что они также являются наиболее экономически процветающими местами в стране, которые предлагают много возможностей для работы и бизнеса.

Мигранты одного и того же национального или этнического происхождения имеют тенденцию группироваться в определенных географических районах, поскольку это позволяет новичкам ориентироваться в экономическом и социальном ландшафте незнакомого места через неформальные сети мигрантов. Найти работу и жилье легче в городе или в районе, где есть соотечественники. Таким образом, мигранты различного этнического и национального происхождения создают этнические общины в городских кварталах, где они окружают себя знакомым языком, едой и культурой. Китайский квартал (Чайнатаун) в Нью-Йорке, Корейский квартал (Кореатаун) в Лос-Анджелесе, Японский квартал (Джапантаун) в Сан-Франциско, Украинская деревня в Чикаго, арабские кварталы в Детройте – это лишь несколько примеров этнических кварталов в американских городах. Хотя там и нет “Кыргызтауна”, кыргызские иммигранты также собираются в определенных кварталах, таких как русскоязычный Брайтон-Бич в Нью-Йорке или на северной стороне Чикаго.

Чикаго, пожалуй, самое популярное направление для кыргызских иммигрантов. Его относительная доступность (возможность самореализации) и обилие экономических возможностей делают его привлекательным местом, для того чтобы обосноваться. Несмотря на небольшой срок пребывания в Чикаго, кыргызские иммигранты уже смогли создать дружное сообщество. Например, они создали кыргызский общественный центр, в котором проводятся различные мероприятия, от праздничных торжеств до образовательных и культурных мероприятий. Рестораны, такие как Jibek Jolu (Жибек Жолу) и Bai Café (Бай Кафе), предлагающие традиционные кыргызские блюда, очень популярны среди клиентов из Центральной Азии и местных американцев. Кыргызские иммигранты используют эти места для собраний и сохранения своей культуры, традиций и поддержания межличностных связей в обществе.

Рестораны, такие как Jibek Jolu (Жибек Жолу) и Bai Café (Бай Кафе), предлагающие традиционные кыргызские блюда, очень популярны среди клиентов из Центральной Азии и местных американцев. Фото: http://jibekjolu.us/photogallery/

Кроме того, виртуальное пространство, такое как социальные сети и приложения в смартфоне, предоставляют еще одну платформу для взаимодействия. Кыргызстанские иммигранты используют инструменты онлайн-общения, такие как Whatsapp, Viber и Telegram для создания дискуссионных групп. В этих группах участники обсуждают широкий круг вопросов: спрашивают рекомендации по поиску врача, парикмахера, адвоката или других поставщиков разнообразных услуг. Продают подержанную мебель, или автомобили, ищут жилье или соседей по комнате или делятся другой важной информацией – все в надежной сети кыргызской диаспоры. Предприниматели используют эти платформы для рекламы своих продуктов и услуг, таких как поставка продуктов, доставка и косметические услуги, а участники пишут отзывы и оценивают их деятельность.  

Кыргызская диаспора в американских городах имеет разнообразные и многоплановые отношения с Кыргызстаном. Как и другие кыргызстанские мигранты в разных странах, они регулярно отправляют деньги своим семьям. Денежные переводы часто используются для покупки имущества и финансирования образования для тех, кто остался на родине. Косвенно, кыргызские мигранты в Америке и других странах мира поддерживают строительство, недвижимость и другие процветающие крупные компании в Кыргызстане. Кроме того, многие кыргызско-американские иммигранты занимаются благотворительностью. Например, они очень активно собирали десятки тысяч долларов в виде благотворительных пожертвований на лечение детей и взрослых в Кыргызстане.

В целом, люди из Кыргызстана мигрируют в Соединенные Штаты по разным причинам и разным каналам. Некоторые иммигрируют, чтобы создать семью или воссоединиться с членами семьи, которые уже находятся в США; другие просто попытали счастья в лотерее “Diversity Visa”; еще есть те, кому просто нужен был новый старт и возможность жить без страха и предубеждений. Значительная часть кыргызских мигрантов остается без документов, хотя точные цифры неизвестны. Из-за недавних репрессивных мер в отношении легальной и нелегальной иммиграции, многие иммигранты, в том числе Кыргызские, находятся в рискованной ситуации, постоянно находясь в поисках обеспечения своего иммиграционного статуса.

Специально к празднику 8 марта общественный центр Kyrgyz Community Center в Чикаго организовал праздничное мероприятие для мам и бабушек, живущих в Соединенных Штатах. Фото: страница Instagram – kyrgyz_community

Несмотря на трудности, с которыми они могут столкнуться из-за адаптации к новому языку, а также социальных и культурных норм, кыргызские иммигранты создали динамичные общины в американских городах. Интегрируясь в американское общество, и впитывая нормы и ценности, кыргызские иммигранты продолжают сохранять свою собственную культуру и традиции, поддерживая неформальные сети взаимной поддержки, используя как собрания, так и системы онлайн-общения.

Связь между кыргызской диаспорой в США и родиной многогранна, однако трудно отрицать важный вклад диаспоры в экономическое развитие Кыргызстана. Поэтому развитие институтов диаспоры как внутри правительства, так и в гражданском обществе заслуживает внимания. Такие страны, как Мексика, Китай, Индия, Филиппины и Бразилия (среди десятков других), имеющие большое количество своих граждан, работающих и живущих за границей, успешно создали институты диаспор на различных уровнях правительства: министерство, ведомство и местный уровень.[12] У учреждений диаспоры могут быть разные цели и приоритеты, но в конечном итоге они сводятся к передаче финансового и человеческого капитала. Задача учреждений диаспоры заключается в разработке политики, которая может поощрять инвестиции из диаспоры и стимулировать возвращение молодых специалистов. Кыргызские диаспоры в Северной Америке все еще находятся на начальной стадии становления, но, учитывая огромное количество людей, мигрирующих на запад, сейчас самое время для государства задуматься о возможности институтов диаспоры и их потенциальной роли в экономическом развитии Кыргызстана.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] https://www.nytimes.com/interactive/2018/06/27/us/politics/trump-travel-ban-effects.html

[2] https://www.cnn.com/2019/03/17/politics/trump-border-wall-immigration-problems/index.html

also: https://www.washingtontimes.com/news/2019/apr/9/donald-trump-says-obama-put-children-cages-wont-re/

[3] http://enews.fergananews.com/article.php?id=1332

[4] https://kloop.kg/blog/2018/10/04/smotri-shlyuha-s-inostrantsem-idet-kak-kyrgyzstanok-stydyat-za-otnosheniyami-s-muzhchinami-drugih-etnosov/

also: http://enews.fergananews.com/article.php?id=1332

[5] http://enews.fergananews.com/article.php?id=1332

[6] https://www.nbcnewyork.com/news/local/Gunshots-Fired-Lower-Manhattan-Tribeca-454316613.html

[7] https://www.npr.org/sections/thetwo-way/2013/04/19/177942712/about-the-brothers-suspected-in-boston-marathon-bombing

[8] Либерт, Салтанат, Стивен Э. Кондрей и Дмитрий Гончаров, ред. Государственное управление в посткоммунистических странах: бывшый Советский Союз, Центральная и Восточная Европе и Монголия. CRC Press, 2013.

[9] https://cabar.asia/en/endless-stream-of-kyrgyz-refugees-to-the-us/

[10]  https://www.vox.com/policy-and-politics/2018/3/8/17091984/sanctuary-cities-city-state-illegal-immigration-sessions

[11] https://www.vox.com/policy-and-politics/2017/8/18/16130954/police-sanctuary-cities

[12] https://www.migrationpolicy.org/article/committed-diaspora-more-developing-countries-setting-diaspora-institutions

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: