© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Коронавирус поставил на паузу переговоры по таджикско-кыргызской границе

 По мере увеличения количества стычек и конфликтов, местное население с обеих сторон требует от своих властей более активной и результативной работы в решении спорных вопросов по границе.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Кыргызско-таджикская граница. Фото: azattyk.org
Кыргызско-таджикская граница. Фото: azattyk.org

С начала 2020 года правительственные делегации двух стран по делимитации и демаркации кыргызско-таджикской государственной границы провели всего две встречи. Это было в январе и феврале.

До 1 марта этого года топографические рабочие группы должны были проработать согласованные варианты взаимообмена равнозначными земельными участками между Кыргызстаном и Таджикистаном, сообщал ранее CABAR.asia.

Протяженность кыргызско-таджикской границы составляет более 970 км, из них более 450 километров пока не делимитированы и не демаркированы.

По данным некоторых источников, к 1 марта стороны должны были прибавить к 520 км еще 111 км новых описанных участков.

Однако, как сообщили в правительстве КР, потом из-за пандемии COVID-19, новые встречи не проводились.

11 февраля текущего года ушел в отставку вице-премьер-министр Кыргызстана Жениш Разаков, который руководил межправительственной комиссией по вопросам делимитации и демаркации госграницы между странами. Его сменил новый вице-премьер-министр Акрам Мадумаров.

Нужна ли Россия в роли посредника?

На фоне конфликтов на таджикско-кыргызской границе Москва заявила о готовности предоставить «посреднические услуги».

Глава МИД РФ Сергей Лавров предложил Душанбе и Бишкеку "посреднические услуги". Фото: прес-службы МИД РФ
Глава МИД РФ Сергей Лавров предложил Душанбе и Бишкеку “посреднические услуги”. Фото: прес-службы МИД РФ

Об этом 26 мая сказал глава МИД России Сергей Лавров выступая перед журналистами после заседания глав МИД стран – участников ОДКБ.

«Мы призываем наших союзников к тому, чтобы они вступили в диалог, чтобы максимально воздерживались от применения силы. Готовы предоставить свои посреднические услуги. И считаем, что чем скорее ситуация успокоится, тем будет лучше», – цитирует Лаврова Радио «Азаттык».

Однако и в Душанбе, и Бишкеке отказались от «посреднических услуг» Москвы.

29 мая МИД Таджикистана отправило в Москву ноту, в которой было отмечено, что «деятельность в области делимитации и демаркации государственных границ является внутренним делом государств – участников ОДКБ и ведется исключительно на двусторонней основе».

В ноте говорится, что «привлечение третьих сторон» в этот переговорный процесс является «нецелесообразным».

Ответ кыргызских дипломатов был также отрицательным, но более сдержанным.

«Кыргызская сторона считает крайне необходимым вести двусторонние переговоры, нацеленные на конечный результат», – прокомментировал предложение Лаврова официальный представитель МИД КР Улан Дыйканбаев.

Нурали Давлат. Фото: ozodi.org
Нурали Давлат. Фото: ozodi.org

Местные эксперты неоднозначно восприняли предложение Сергея Лаврова. По мнению таджикского эксперта Нурали Давлата, ни в Душанбе, ни в Бишкеке не верят в искренность Москвы, и считают, что Кремль преследует свои интересы.

«Наверное, в обеих республиках опасаются, что выступая в роли посредника, Россия может в обмен на исполнение своих желаний защищать интересы одной из сторон. А этими желаниями могут быть политические или экономические дивиденды», – говорит Нурали Давлат.

Кыргызский политолог Арстанбек Саргалдаев считает, что «если Таджикистан принял бы предложение Лаврова, Кыргызстан вынужденно согласился бы на помощь России в переговорах».

Арстанбек Саргалдаев. Фото: с личной страницы в facebook.com
Арстанбек Саргалдаев. Фото: с личной страницы в facebook.com

«Мягкий отказ от имени официального представителя МИД [Кыргызстана] объясняется тем, что чиновники высокого ранга просто боятся сказать «да» и «нет». В одном случае, они противопоставят себя гражданскому обществу, в другом случае – России. Думаю, все прекрасно понимают», – считает политолог Саргалдаев.

Однако таджикский журналист и политолог Бободжон Икромов считает, что Москва действительно встревожена последними событиями на границе государств, которые являются ее стратегическими партнерами.

«Война в таком регионе, как Ферганская долина, где могут быть спящие ячейки радикальных движений, представляет серьезную угрозу для безопасности, и России в том числе. Именно этим можно объяснить беспокойство Москвы», – сказал Икромов.  

По его словам, Москва предложила свои посреднические услуги только после того, «как вооруженные конфликты между Таджикистаном и Кыргызстаном стали принимать регулярный характер».

Почему происходят конфликты?

По мнению таджикского политолога и журналиста Бободжона Икромова конфликты на границе, как показывают события последних лет, становятся управляемыми.

«Создается ощущение, что конфликтами дирижируют некие силы, поскольку они стали происходить стабильно регулярно, чаще всего накануне важных событий или для срыва конкретных договоренностей», – говорит Икромов.

Икромов считает, что, если бы вопрос мира и стабильности зависел только от решения вопроса о спорных территориях и переселении какой-то части компактно проживающего населения, то стороны могли решить его за сравнительно короткое время, а не тянуть с решением два десятилетия.

Бободжон Икромов. Фото: CABAR.asia
Бободжон Икромов. Фото: CABAR.asia

«Решить вопрос демаркации и делимитации не дают силы, заинтересованные в сохранении нестабильной ситуации, может даже заинтересованные в поддержании обстановки анархии и хаоса», – говорит Икромов.

С Икромовым согласен кыргызский политолог Арстанбек Саргалдаев. Он считает, что именно силы, заинтересованные в поддержании нестабильной ситуации в угоду своим интересам, могут провоцировать конфликты.

«Суть проблемы на границе очень проста и ясна. С обеих сторон есть подстрекатели и провокаторы, которые ради своих корыстных интересов торгуют интересами нации», – говорит Саргалдаев.

По мнению Искромова, в качестве «третьей силы» может выступать обычный криминал, а не какие-то религиозные экстремисты.

«Наркодельцы, контрабандисты, другие криминальные элементы себя чувствуют комфортно, когда силовые структуры и правоохранительные органы, будучи вовлеченными в конфликты, не могут вести борьбу с контрабандой, наркотрафиком, организованной преступностью», – говорит Икромов.

Что делать, чтобы на границе больше не стреляли?

Алимамат Кожонов – шофер-дальнобойщик, который живет в Бишкеке, но часто приезжает на кыргызско-таджикскую границу.

Алимамат Кожонов. Фото с личной страницы в facebook.com
Алимамат Кожонов. Фото с личной страницы в facebook.com

«Мне часто приходится колесить по дорогам Таджикистана и Кыргызстана. В том числе проезжать и по объездным дорогам. Знаю, что много, очень много заинтересованных лиц по ту и иную сторону в том, чтобы границы не было. И властные структуры практически не работают. Я сужу так потому, что результата нет», – говорит Кожонов.

Бубусолиха Эгамбердыева. Фото: CABAR.asia
Бубусолиха Эгамбердыева. Фото: CABAR.asia

Председатель женсовета кыргызского айыла Кок-Таш Бубусолиха Эгамбердыева считает, что нужно больше работать с молодежью. Эгамбердыева проживает в местечке Дахма, которое примыкает к таджикскому поселку Сомониен

«У нас прекрасные соседи. И ко мне они всегда уважительно обращаются «муаллима», – рассказывает она.

«Где-то по какому-то поводу происходит конфликт, и он быстро разрастается. Иногда по пустяку. Участники конфликта обычно молодые люди. Мы люди старшего поколения знаем друг друга и между нами конфликты возникают редко», – утверждает Эгамбердыева.

По ее словам, молодежь, выросла в период независимости, «друг друга не знает, она воспитана в другом духе».

«Она агрессивная, ее легко провоцировать на радикальные действия. Поэтому считаю, что нужно с ней работать. Если стороны действительно заинтересованы в мире и дружбе, то об этом нужно говорить и дома, и в школе, и на улице. Не помешало бы организовать как прежде встречи, совместные лагеря, праздники, спортивные соревнования», – считает кыргызская активистка.

Нодира Авезова, жительница Ходжаи Аъло джамоата Чоркух Исфаринского района, уже много лет возглавляет фермерское хозяйство. Она сельский депутат, лидер женской производственной группы. Нодира постоянная участница семинаров, проводимых международными организациями в рамках проектов по предотвращению конфликтов на границе. По ее словам, обострившиеся в последнее время межэтнические отношения стали причиной свертывания многих международных проектов.

Нодира Авезова. Фото: CABAR.asia
Нодира Авезова. Фото: CABAR.asia

«К сожалению, прежней воли не проявляют властные структуры с обеих сторон. И это неправильно. Именно в рамках проектов международных организаций есть хорошая возможность собрать лидеров общин. Все равно контакты – это самый верный путь восстановления мира и дружбы», – говорит Авезова.  

Журналист и политолог Бободжон Икромов считает, что наиболее эффективный путь восстановления доверия, формирования обстановки мира, дружбы и сотрудничества – это торговля.

«Необходимо открыть все дороги в приграничье, которые ведут к рынкам, не препятствовать, а охранять людей, чтобы они мирно торговали», – говорит Икромов.

По его словам, от вражды страдают экономические интересы людей по обе стороны границы.

В качестве примера Икромов привел кыргызский аул Достук, который находится по дороге Исфара-Ворух.

По словам Икромова, здесь люди активно торговали бензином, продуктами сельского хозяйства, стройматериалами с таджикской стороной.

Однако после событий 2013 года стороны решили вообще закрыть этот участок дороги «в целях безопасности и борьбы с контрабандой».

«Таджикский автотранспорт пустили через селение Чоркишлак. В результате в кыргызском ауле потеряли работу десятки жителей. Местный бизнес вынужден был свернуть свою деятельность. Многим не осталось ничего, как покинуть населенный пункт», – утверждает Икромов.

Анвар Максудов. Фото из личного архива
Анвар Максудов. Фото из личного архива

Таджикский ученый Анвар Максудов считает, что для того чтобы избежать кровопролитных конфликтов нужна демилитаризация границы.

«Необходимо вернуться к исходной позиции, когда были созданы первые пограничные заставы и таможенные пункты. Главной силой правопорядка должна быть милиция. Должны функционировать только те посты, которые контролируют границу», – говорит Максудов.

По его словам, нужно изъять оружие у населения как с кыргызской, так и с таджикской стороны. А пограничники должны дислоцироваться на территориях своих застав и патрулировать исключительно описанную часть границы.

«Чем меньше будет оружия на руках, чем меньше будет контактов у населения с пограничными нарядами, тем больше будет уверенности, что на границе не раздастся угрожающий жизни человека выстрел», – говорит Максудов.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: