© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Константин Ларионов: Успехи и провалы в стратегическом планировании в Кыргызстане

«НСУР показал существование проблемы политической незрелости и становления элит, существование неустойчивых механизмов политической системы, в силу объективных причин слабого потенциала проектировщиков и стратегов, правовой незрелости гражданского общества, рыночных отношений и общественного самосознания», — отмечает  в интервью эксперт-аналитик Константин Ларионов (Кыргызстан, Бишкек),  специально для cabar.asia.

cabar.asia: Как Вы считаете, нужны ли в Кыргызстане подобные программы как НСУР и каково их назначение в государстве?

Константин Ларионов: Обретя независимость, Кыргызстан начал самостоятельно строить внутреннюю и внешнюю политику, экономику, решать проблемы социального обеспечения, межэтнического и религиозного многообразия и так далее. Уникальные возможности и благоприятная ситуация, способствующая развитию Кыргызстана, отсутствие деструктивных внешних угроз позволили растянуть процесс становления и самоопределения более чем на 20 лет. В этой связи для каждого государства важно ставить вопросы, направленные на стратегическое планирование:

— Что такое Кыргызстан? Каковы его смыслы? Куда следует ему двигаться?

— Какую миссию несет Кыргызстан как внутри государства, так и за его пределами?

— Кто есть современный кыргызстанец? Каково его самоопределение? Какое должно быть самоопределение тех, кто ассоциирует себя с Кыргызстаном?

— Какая должна быть национальная система принятия решений?

— Какая должна быть национальная экономика, правовая и политическая система, общество так далее.

В этой связи Национальная стратегия устойчивого развития (далее НСУР) является попыткой ответить на возникающие вызовы. Данная стратегия является не первым опытом стратегического планирования. До этого предлагались и обсуждались различные варианты подготовки национальных стратегий (самыми интересными по мнению экспертов являются «Стая синиц», Новая экономическая политика и так далее). Но, к сожалению, их содержание не осмысливалось и не предпринимались попытки проведения полномасштабного мониторинга и оценки этих стратегий. НСУР – это документ, соответствующий приоритетам в рамках Целей устойчивого развития. Этот документ, пусть декларативно, все же дает показатели, которые государство пыталось достигнуть. Он был разработан на базе Среднесрочной программы развития Кыргызской Республики на 2012-2014 годы. При этом, в документе заложено большое поле неопределенности, неточностей и расплывчатости, что в большей степени показывает политические амбиции, нежели реально достижимые показатели. Но все же, документ обозначил некоторые системные проблемы государственного долгосрочного строительства.

cabar.asia: Константин, как Вы оцениваете реализацию НСУР 2013- 2017 г.? Чего удалось достичь и какие задачи оказались провальными?

Константин Ларионов: Чтобы проанализировать НСУР, нужно оценить 2 стороны в отношении ее реализации: положительную и отрицательную. Обе из них, имеют ряд важных аргументов и показателей.

Положительные аспекты НСУР связаны с тем, что удалось достичь множество различных показателей, среди которых можно выделить следующее:

— Начата системная работа по борьбе и искоренению коррупции во всех ветвях власти.

— Достигнута устойчивая стабильность развития и единение общества.

—  Отмечается создание системы электроэнергетической независимости от соседних республик за счет строительства ЛЭП, объединяющую все регионы страны в единое кольцо.

— Развивается политическая и электоральная система. Отмечается создание благоприятных условий для проведения максимально прозрачных выборов.

— Продолжается реформа судебной системы, с тенденцией в сторону прозрачности и открытости. Увеличилось финансирование судебной системы со стороны государства.

— Проведена реформа правоохранительной системы, улучшены условия в вооруженных силах страны.

— Предпринимаются шаги для развития системы образования, здравоохранения, социальной защиты, экологии, защиты окружающей среды и так далее.

— Государство стало более открыто для взаимодействия с гражданским обществом, услуги (государственные и муниципальные) стали предоставляться более корректно.

— Благодаря НСУР, были приведены в соответствие с ней другие государственные программы и концепции.

Несмотря на неоднократную смену правительства, НСУР все-таки не утратила актуальность и свою силу. Однако, стоит рассмотреть и отрицательные ее стороны, связанные с недостигнутыми показателями:

— Реализация многих крупных инвестиционных проектов не была закончена. До 2017 года планировалось реализовать в Нарынской области 27 крупных инвестиционных проектов. Однако, было реализовано всего 4. Несколько проектов находятся на стадии реализации.

— Планировалось создание около 350 тысяч рабочих мест, выведение сельского хозяйства на новый уровень и доступа к чистой питьевой воде. Однако все эти показатели не были достигнуты.

— Не происходило усиление авторитета Конституции, в том числе защиты от изменений до 2020 года. В НСУР говорится: «… поддавшись соблазну внесения поспешных изменений в Конституцию, мы рискуем продолжить путь по бесконечному замкнутому кругу «конституционных реформ». Несмотря на это, в условиях недостаточности знания гражданами основного закона государства, слабости гражданского общества, отсутствия четких принципов в условиях политической незрелости, власти позволили провести референдум в 2016 по внесению изменений в Основной закон.

— Результаты от достижения НСУР не были переосмыслены в рамках Стратегии до 2040 года. Государство так и не отчиталось исчерпывающе о достижениях и провалах НСУР.

— Изменение статей финансирования в условиях возникающих новых вызовов и проблем показывает отсутствие практики следованию поставленным целям и принятым мероприятиям.

— Планировалось, что рост ВВП должен вырасти в 2 раза (до 7%), а размер среднемесячной зарплаты достигнет показатель в 26 тыс. сом с 11, 5 тыс. сом. Однако рост ВВП составил около 4 %.

— Планировалось улучшение бизнес-среды и инвестиционного климата. К 2017 году Кыргызстан должен был оказаться в рейтинге тридцати стран с наилучшими показателями Всемирного банка. Сегодня республика в списке занимает лишь 75 место.

— По уровню коррупции Кыргызстан должен более чем вдвое улучшить свои позиции в мировых рейтингах. Однако, на практике мы наблюдаем трансформацию коррупционной системы и приспособление ее под возникающие препятствия. Государство до сих пор не выработало эффективной системы государственного управления.

— Незавершенность судебной реформы. На сегодняшний день судебная реформа стала «буксовать».

— Декларативность стратегии по какой-то части обосновывается тем, что ее подготовка опиралась на финансирование международных организаций, ставя перед государством некоторые внешние цели и ограничения.

На мой взгляд, сам запуск инструмента стратегирования – положительный шаг, который позволяет работать с будущим, предусматривая все возможные риски для государства, используя минимальное количество ресурсов достигать наилучших результатов, развивая суверенитет страны. С другой стороны, стратегия должна быть потребностью государства и гражданского общества, а не быть ориентированной на международное внимание, с целью получения финансирования.

Надеюсь, что последующие национальные стратегии будут более адекватными суверенному Кыргызстану. НСУР показал также существование проблемы политической незрелости и становления элит, существование неустойчивых механизмов политической системы, слабого потенциала в силу объективных причин проектировщиков и стратегов, правовой незрелости гражданского общества, рыночных отношений и общественного самосознания. Это осмысление дает возможность в последующем на установку, чтоб стратегии были более реалистичными, измеримыми с соответствующим инструментарием мониторинга и оценки на разных уровнях и менее политизированы и мифологизированы в самом негативном смысле этого слова.

cabar.asia: В КР также активно развивают программу «Таза коом». В чем ее плюсы и минусы? Почему в КР существует несколько подобных государственных программ?

Константин Ларионов: Следует еще раз оговориться, что большое количество различных стратегий для Кыргызстана – это большой плюс, так как мы на государственном и местном уровнях учимся работать с долгосрочными целями. Мир постоянно изменяется и сегодня нашей стране требуется больших усилий, чтобы решить те проблемы, которые были решены наиболее развитыми странами более 20-30 лет назад. Перед Кыргызстаном стоит сложная задача, которая пока что еще не всеми осознается – вхождение в пространство стран, которые преодолели третью и приближаются к четвертой промышленной революции. Сильное технологическое и научное отставание может привести к архаизации общества, возвращению к более примитивному образу жизни, следованию устаревшим принципам, что, в конечном счете, сделает нашу страну повсеместно зависимой от технологий развитых стран на очень далекую перспективу.

Сам проект «Таза коом» – есть попытка реформировать общество и государство, сделать принимаемые решения более прозрачными и подотчетными, снизить уровень коррупции, уменьшить взаимодействие государственных органов и ОМСУ с потребителями при получении государственных услуг, «оцифровать» Кыргызстан и решить проблемы разделения по принципу «город-село».

С другой стороны, совершенно непонятно, каким образом будут финансироваться проекты в рамках программы, когда она завершиться. И будет ли вообще данный проект завершен.

cabar.asia: «Таза коом» – это национальная стратегия, тем не менее, для ее финансирования предполагается привлечь иностранных доноров. Получается, что реализация национальной стратегии зависит от внешних игроков?

Константин Ларионов: Стоит отметить, что практически все наши национальные, государственные, региональные и местные стратегии пишутся при поддержке внешних доноров. Это связано с тем, что для разработки стратегий требуются большие ресурсы, которые не всегда имеются у государства. Естественно, что международные организации ставят при выделении своих финансовых средств свои условия, которые не всегда могут соответствовать требованиям развития Кыргызстана. Конечно же, в такой модели есть и свои преимущества. Но есть и большие риски, например, иждивенчество, безответственное отношение к выделяемым финансовым средствам, которое может привести и к их недобросовестному распределению. Финансирование за счет внутренних (государственных и негосударственных источников) должно сделать их распределение более подотчетным.

Сегодня государство не располагает подобной политической волей, а гражданское и бизнес сообщество пока что не научились использовать долгосрочные инструменты для работы с будущим. Надеюсь, что в дальнейшем, у государства политика управления будет строится на более долгосрочных решениях.

cabar.asia: Как эксперт и гражданин КР какие рекомендации Вы бы дали при выработке НСУР 2017-2040? Почему были выбраны более широкие временные рамки?

Константин Ларионов: На мой взгляд, Стратегию Кыргызстана 2040 перед окончательным утверждением необходимо обсуждать и получать рекомендации для ее усиления. В частности, я бы предложил обратить внимание на следующие рекомендации с моей точки зрения:

  • Во-первых, конечный вариант стратегии, который принимается 15 февраля Президентом, должен быть системным и не противоречивым во всех его частях друг другу.
  • Во-вторых, должны быть еще раз переосмыслены все успехи и неудачи при реализации предыдущей стратегии.
  • В-третьих, стратегия должна быть реализована, опираясь, в первую очередь, на интересы граждан Кыргызстана, и в дальнейшей ее реализации с меньшим влиянием международных организаций.
  • В-четвертых, стратегия, на мой взгляд, должна быть реалистичной в своем исполнении с ясными показателями достижения поставленных целей. Ведь это управленческий документ, поэтому декларативные, неисполнимые показатели, цели и задачи в ней должны отсутствовать.
  • В-пятых, особо важные принципы в стратегии не должны нарушаться в угоду сиюминутным желаниям властей.

Что касается временных рамок, то здесь все решает выбранная методология. Есть школы, которые утверждают, что писать стратегии более чем на три года крайне рискованно. В Китае стратегии строятся более чем на 70 лет. Их долгосрочное стратегирование позволяет создавать преемственность в выбранном политическом курсе. Казахстан формулирует свое будущее лет на 20-30. В России тоже принимаются стратегии более чем на 10 лет.

Сегодня и Кыргызстан хочет работать с более широкими временными величинами, формировать свой проект развития страны, свою субъектность и выбирать свой путь развития. Однако, при всем при этом работа с долгосрочными рисками их прогнозирование на сегодняшний день требует больших финансовых и интеллектуальных ресурсов, а этого зачастую катастрофически не хватает.

Интервью подготовила редактор cabar.asia Наргиза Мураталиева