© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Как живут ягнобцы? Репортаж из труднодоступной местности Таджикистана

В долине Ягноб нет больницы, а школа только до четвертого класса. Уже в октябре дороги заносит снегом и связь с «большой землей» теряется на полгода. Здесь проживают ягнобцы – люди, сохранившие древнеиранский язык, реликт согдийского.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook! 


 Утром, проснувшись в деревне Пискон долины Ягноб, мы направились к берегу реки, которая протекает чуть подальше от деревни. Вдруг, мы услышали, как мать зовёт сына.

– Эй, Сугдмехр (в переводе означает солнце Согда – прим. ред.), где ты, уже поздно, отведи скот на пастбище.

Мальчик, примерно лет десяти-двенадцати, высунул голову из-за стены и ответил матери:

– Сейчас…

Умывшись холодной горной водой, мы вернулись домой. По пути мы встретили Сугдмехра, который палкой гнал на пастбище несколько коров и овец.

Возвращаясь, мы встретили мать ребенка, которая шла за водой.

В долине Ягноба есть школы только с 4-летним языком обучения. Фото: CABAR.asia
В долине Ягноб есть школы только с 4-летним обучения. Фото: CABAR.asia

-Тётушка, ваш сын не опоздает в школу? – спросил один из нас.

– Он уже окончил школу, у него больше нет дел, – ответила мать.

– Он же еще ребенок, как он мог окончить школу?

– Вижу, что вы не местные и не знаете, что в нашей деревне и в соседних, есть только школы с четырёхлетним обучением.

Дед ребенка, 84-летний Иноятулло Атовуллоев, у которого мы гостили, сказал, что эта проблема волнует всех сельчан.

–  В этом ущелье всего семь деревень, но есть только одна школа, которая оснащена современным учебным оборудованием. В остальных школах нет условий, уроки проходят дома. И это несмотря на то, что в советское время в ущелье долины Ягноб в школах учились 10 лет, – рассказал бобои (дедушка) Иноятулло.

По его словам, сегодня те, у кого есть возможность, по окончании четвёртого класса отвозят своих детей туда, где есть средние школы.

– Однако большинство жителей деревень Ягноба не имеют таких возможностей, – говорит Атовуллоев.

Отсутствие средней школы – не единственная проблема ягнобского ущелья.

– У нас не то что больниц, даже современной медицинской части нет. Мы не знаем, куда везти больных, особенно беременных. Зимой становится еще тяжелее, – пожаловался Атовуллоев.

Внук Атовуллоева вот уже два месяца как болеет, а родные не могут отвезти ребенка на лечение из-за труднодоступной дороги.

Природа долины Ягноб. Фото: CABAR.asia

– Кажется, что в ягнобском ущелье время замерло, – добавил 84-летний старик.

Иноятулло Атовуллоев вместе с женой, детьми и внуками живёт в деревне Пискон ущелья Ягноб. В 1970 году его семью, вместе с другими жителями ущелья, по решению правительства Таджикской ССР вывезли в Зафарабадский район. Но в районе не было условий для переселенцев, и любовь к малой родине победила. В 1978 году Атовуллоев тайно вернулся в деревню своих предков. Сегодня вместе с ним в этой деревне живут ещё семь семей.

Зимняя изоляция длится полгода 
Село, в котором живёт дедушка Иноятулло, находится примерно на высоте 2500 метров над уровнем моря. Дорога от райцентра Айни до села Пискон составляет примерно 150 км. Нет гарантий того, что автомобиль сможет доехать до дверей дома дедушки Иноятулло из-за крайней изношенности ведущих сюда дорог и мостов.
Уже в октябре дороги в долину Ягноб перекрываются. Фото: CABAR.asia.ru
Уже в октябре дороги в долину Ягноб перекрываются. Фото: CABAR.asia

Поэтому, члены семьи, пешком или на осле, один или два раза в год привозят домой запасы еды на зиму. Уже в октябре в ущелье идёт снег и происходит снежный обвал: дороги перекрываются, никто никуда не может пройти и только благодаря запасам можно дотянуть до мая следующего года.

В этом ущелье нет ни магазинов, ни торговых центров. Единственный магазин есть в селе Анзоб, но путь туда занимает 50-60 км дороги пешком или верхом.

Жители ущелья больше всего запасаются мукой, маслом, сахаром и рисом. Другие продукты местного производства в основном молочные и мясные.

Ягнобцы в последние годы в основном живут за счёт скотоводства и земледелия. По словам Атовуллоева, раньше здесь сеяли пшеницу. Полученное зерно мололи на водяной мельнице, которая всё ещё существует. В последние годы жители перешли на выращивание картошки.

Горы – как естественная крепость

Ягнобское ущелье расположено на высоте 2500 – 3000 метров над уровнем моря, здесь есть горные речки, источники, подземные минералы и удивительная природа.

Таджикский филолог Сайфиддин Мирзозода выпустил несколько книг, которые посвящены языку и культуре этого народа. В частности, «Ягнобский язык» и «Ягнобско-таджикский словарь». По его словам,  ягнобцы являются «наследниками древнейшей согдийской цивилизации», они прибыли в эти места, спасаясь от арабских завоевателей.

«Именно горы, которые были недосягаемы и непроходимы для врагов, спасли горстку согдийцев от несчастий и бедствий», – пишет Мирзозода.

Другой ягнобовед, кандидат филологических наук Бахриддин Ализода говорит, что сохранились в основном устные предания о переселении ягнобцев в эти места; определенные научные источники отсутствуют. 

Однако Ализода отметил, со ссылкой на исследование, проведенном в Центре изучения ягнобского языка, функционировавшим при Институте языков Академии наук РТ,  что когда правитель Пенджикента Деваштич потерпел поражение в сражении с арабами, он выслал всех тех, кто не мог воевать – стариков, детей в верховья Зеравшана – современные Айнинский, Горно-Матчинский районы и в ущелье Ягноб. То есть, это были те люди, кто в 722-723 гг. бежали от арабских завоевателей в эти недоступные места.

«Другое народное предание говорит, что когда правитель Пенджикента Деваштич укрылся в Калаи Муг, он выслал свой народ в три региона – Фальгар (современный Айнинский район), Горную Матчу и Ягноб, и они начинают там проживать на постоянной основе. Эта версия кажется более близкой к истине, поскольку первые поселения, обустроенные в Ягнобе, появились 1300 лет тому назад, что совпадает с вторжением арабов», – добавил Ализода.

Перед переселением, в 60-е годы прошлого века, в Ягнобе были 32 села, где жили около четырех тысяч человек.

Карта сел долины Ягноб, в том числе заброшенных: Изготовлена по заказу CABAR.asia
Карта сел долины Ягноб, в том числе заброшенных: Изготовлена по заказу CABAR.asia на основе данных Сайфиддина Мирзозода

Сейчас, по словам Мирзозода, официальных данных о населении Ягноба нет. Однако,  по данным исследования Мирзозода, сейчас 18 деревень Ягноба более или менее благоустроены, там проживает около 65 семей общей численностью около 400 человек. В каждой деревне проживает от одной до 8-10 семей. Другие села похожи на безлюдные кладбища, а дороги и тропы к ним стали труднопроходимыми. Сёла разбросаны по двум ущельям, расстояние от первого – «Хишортов» до последнего – «Кирёнте» почти 100 километров.

Бахриддин Ализода уточнил, что он также принимал участие в этом исследовании, когда они с Мирзозодой, как сотрудники Центра изучения ягнобского языка, составляли списки жителей сел ягнобского ущелья.

Принудительное переселение во времена СССР

Как сообщил ягнобовед Сайфиддин Мирзозода, в марте 1970 года, жителей ущелья на вертолетах принудительно переселили в Зафарабадский район. Всего в новое место были переселены 3194 жителей Ягноба. Об этом он написал в книге «Ягнобский язык» со ссылкой на список переселенцев жителей Ягноба, который находится в Главном архивном управлении при правительстве Таджикистана.

По его данным, некоторые ягнобцы, следуя указаниям руководителей районов, областей и республики того времени, ранее перевезли свои семьи в Душанбе и Гиссарский и Варзобский районы.

Как он отметил в упомянутой книге, тогда в администрации района Айни объяснили причину переезда плохими условиями жизни в этом ущелье.

Но сам Иноятулло Атовуллоев считает, что их переселили как рабочую силу на хлопчатых полях, а их ущелье власти собирались превратить в пастбище. И. Атовуллоев сообщил, что после переселения многие горцы умерли, не сумев приспособиться к новому жаркому климату.

Ягнобовед Бахриддин Ализода также считает, что в те годы требовалась рабочая сила для обустройства Зафарабадского района.

Он также подтвердил массовую гибель среди переселенцев, не сумевших адаптироваться к новому климату.

Ализода считает, что переселение имело как положительные, так и отрицательные стороны.

«С точки зрения социальной, это было положительным, но с точки зрения защиты языка и культуры – отрицательным», – сказал он.

В 1978 году, по данным Атовуллоева, часть ягнобцев тайно вернулась горными путями на земли своих предков.

84-летний Иноятулло Атовуллоев утверждает, что два представителя от имени ягнобских жителей отправились в Москву, чтобы разъяснить ситуацию союзным властям.

По его словам, после этого было дано указание не расселять жителей Ягноба, поскольку это приведет к исчезновению потомков согдийского языка. Он говорит, что после этого вопрос переселения ягнобцев уже не стоял, и многие люди вернулись в свои деревни.

Сколько ягнобцев проживают в Таджикистане?

По данным исследования 2019 года ягнобоведа Сайфиддина Мирзозода, сегодня в долине Ягноб проживает следующее количество семей и жителей.

Карта населенных сел долины Ягноб: Изготовлена по заказу CABAR.asia на основе данных Сайфиддина Мирзозода
Карта населенных сел долины Ягноб: Изготовлена по заказу CABAR.asia на основе данных Сайфиддина Мирзозода

Эти данные были получены С. Мирзозода во время подворного опроса.

По данным книги ягнобоведа Сайфиддина Мирзозода, кроме ущелья Ягноб некоторое количество ягнобских семей проживают в Душанбе, районах Варзоб, Рудаки, Яван, Шахринав, Гиссар и Вахдат.

Карта заброшенных сел долины Ягноб: Изготовлена по заказу CABAR.asia на основе данных Сайфиддина Мирзозода
Карта заброшенных сел долины Ягноб: Изготовлена по заказу CABAR.asia на основе данных Сайфиддина Мирзозода

В целом, в Таджикистане, по данным книги ягнобоведа Сайфиддина Мирзозода «Ягнобско-таджикская культура», живет примерно 1704 ягнобских семей общей численностью 8972 человек.

Но только лишь некоторые пожилые люди называют себя ягнобцами и говорят на ягнобском языке. Молодое поколение говорит на таджикском языке и не знает языка своих предков.

Ягнобский язык изучали в школах

Ягнобский язык, являясь наследником или одной из ветвей согдийского языка,  входит в группу восточно-иранских языков. По данным электронного издания «Энциклопедия Ираника», этот язык считается прямым потомком согдийского языка и его часто называют новосогдийским.

Согдийский язык – один из восточно-среднеиранских языков, на которых когда-то говорили в Согдиане (север современного Узбекистана и Таджикистана) до исламизации региона в X веке.

Русский ученый Александр Кун и его таджикский спутник и переводчик Мирза Мулла Абдурахман из Самарканда во время их экспедиции по Искандеркулю в 1870 году были первыми, кто сделал записи ягнобского языка. Впоследствии ряд других исследователей начали изучать ягнобцев, и об этом народе и его языке были написаны многочисленные произведения и монографии.

По словам Мирзозода, ягнобцы полностью используют в общении между собой ягнобский язык, а таджикский только для общения с носителями таджикского языка. В этом убедился автор настоящих строк.

Чтобы сберечь ягнобский язык от исчезновения 84-летний Иноятулло Атовуллоев предлагает, чтобы выходцы из Ягноба вернулись в ущелье и благоустроили земли своих предков.

«Если они не хотят возвращаться надолго, то могут построить дачи и приезжать отдыхать летом. Это позволит защитить ягнобский язык, позволит их детям и внукам хотя бы знать о том, что их деды говорили на этом языке», – считает Атовуллоев.

Он предложил еще один способ для сохранения языка – введение ягнобского языка в программу обучения школьников Ягноба.

Ягнобовед Сайфиддин Мирзозода несколько раз обращался с письмами на эту тему в Комитет по языку и терминологии при правительстве РТ. Однако по сей день ответа нет.

Учебники ягнобского языка и книга о традициях ягнобцев: Фото: CABAR.asia

Между тем, по данным ягнобоведа Сайфиддина Мирзозода, ягнобский язык в 2005-2006 годах преподавался два раза в неделю в школах ущелья Ягноб и в ягнобоязычных махаллях Зафарабадского района.

Причем, учебник и другие пособия для этого курса он составил сам. Но потом, под предлогом увеличения зарплаты для преподавателей других предметов, уроки ягнобского были отменены.

Мирзозода добавил, что Академия наук Таджикистана старается печатать книги о ягнобском языке.

«Но невозможно сберечь язык, если в школах Ягноба его не преподают. Для защиты языка нужно вновь ввести ягнобский язык в учебную программу местных школ», – считает филолог-ягнобовед.

При этом Мирзозода сослался на 4 пункт закона о национальном языке, где говорится о необходимости защиты ягнобского языка.

Закон Республики Таджикистан «О национальном языке Республики Таджикистан» Статья 4 «Республика Таджикистан создает условия для свободного применения, защиты и развития бадахшанских (памирских) языков и ягнобского языка».

По словам С. Мирзозода, ягнобский язык имеют схожие элементы, в том числе, похожую лексику с другими языками группы восточно-иранских языков – памирскими, осетинским и пашто. Но, по его словам, эти языки проявляют меньшее сходство с таджикским, который входит в западно-иранскую группу.

«Хотя некоторые слова ягнобского языка схожи с таджикскими, но с точки зрения фонетики они очень сильно отличаются. Но в целом эти языки родственны. Так получилось, что многие ягнобские слова вошли в таджикский. В развитии таджикского языка роль восточноиранских языков, в том числе ягнобского, очень важна», – говорит Мирзозода.

Ученый уточнил, что ягнобский язык имеет сходство с авестийским. Если авестийский язык близок к среднесогдийскому, то ягнобский относится к группе новых согдийских языков.

– Они, по существу, все от одного корня, но на протяжении веков разделились на различные ветви, – сказал Мирзозода.

 Жители ущелья Ягноб считают одной из причин сохранения языка своё географическое положение – высокие и непроходимые горы. По их словам, именно принудительное переселение  открыло путь к постепенному исчезновению языка.

Одна современная школа, одна медсестра и один милиционер

В 2011 году президент Таджикистана Эмомали Рахмон, во время посещения долины Ягноб дал поручение построить на территории села Анзоб школу-интернат с общежитием для детей ягнобцев, чтобы они могли продолжить обучение после начальных классов (4 класса). Однако, несмотря на то, что прошло более восьми лет, строительство интерната все еще продолжается.

На территории ущелья находится один медицинский пункт, где работает одна медсестра. Медпункт расположен в здании филиала школы №30 села «Таги Чинор» – единственной современной школе в ущелье, построенной в 2016 году.

Школа в ущелье Ягноб. Фото: CABAR.asia
Самая современная школа в ущелье Ягноб. Фото: CABAR.asia

Также в этом здании расположен кабинет участкового милиционера в этом ущелье.

Ущелье, в котором нет мечети

В деревне Пискон, в котором живет старец Иноятулло, сохранились развалины старой мечети. Местные жители утверждают, что она была построена еще в 17 веке и пришла в упадок после принудительного переселения. Сейчас в ущелье Ягноб нет места, где верующие могли бы совершать пятиразовый или пятничный намаз, или, хотя бы, вместе совершать намаз во время религиозных праздников Рамадан и Иди Курбон.

Класс в самой современной школе №30 в ущелье Ягноб. Фото: CABAR.asia
Класс в самой современной школе №30 в ущелье Ягноб. Фото: CABAR.asia

По словам Махкамбоя Асламзода, уроженца Ягноба, все жители ущелья живут по канонам ислама и являются приверженцами традиционного для Таджикистана ханафитского направления.

В заброшенном селе Сокан находится святое место – гробница Хатти Муллы и его последователей, которое и по сей день является местом паломничества для ягнобцев.         

Ежегодно из разных уголков Таджикистана ягнобское ущелье посещает множество людей. Также в эти места приезжают много иностранных путешественников. Путешественники отмечают особое гостеприимство местных жителей.

В Ягнобе нет лимита на электричество

Ущелье полностью обеспечено электричеством за счет малых ГЭС, которые самостоятельно установили у себя все жители. Благодаря телевизору со спутниковыми антеннами, жители в курсе всех новостей.

По словам бобои Иноятулло, в 1996 году житель села Пискон Рахматхон соорудил с использованием запчастей автомобиля водяное колесо, с помощью которого осветил свой дом.

«Люди, подражая ему, построили себе маленькую ГЭС. Сейчас в Ягнобе повсюду можно найти маленькие водяные станции», – сказал бобои Иноятулло.

Ягнобцы не принимают невесток и женихов извне

Еще одна любопытная особенность – это то, что ягнобцы не вступают в браки с жителями других регионов страны. Бобо Инатулло объясняет это тем, что родным будет трудно посещать друг друга.

«Если подобные браки и происходят, наши девушки или невестки из других мест не могут проживать в новых условиях. Однако, в прошлом такие ситуации можно было посчитать по пальцам», – рассказал он.

Свадьбы в Ягнобе, в отличие, от других районов Таджикистана менее затратны. Из-за отсутствия автомобильных дорог, жениха и невесту в сопровождении мелодий дойры и тамбура перевозят на лошадях или ослах. 

Навруз и другие праздники по-ягнобски

Праздник Навруз в Ягнобе называют как «Сари сол» («начало года»). Население тенистой части Ягнобского ущелья празднует Навруз 10-12 марта, а солнечной – 17-18 марта. В это время здесь готовят местные национальные блюда «кочи» (суманак), «далда» и «кашк». В отличие от других регионов, жители ущелья по вечерам раздают приготовленные яства соседям и близким.

Вечерняя трапеза в ягнобском доме: Фото: CABAR.asia

Отличительное праздничное блюдо ущелья это – «кашк». Как рассказала тетушка Умримох, варят мясо и очищенную от шелухи пшеницу. Потом еще наполовину сырую пищу раскладывают по горшкам и ставят на медленный огонь. Утром «кашк» готов. До самого утра женщины перемешивают яство с помощью специальной деревянной палочки «тирак», чтобы ингредиенты не прилипли ко дну. Утром угощают гостей приготовленным блюдом. 

Другое отличительное блюдо местности это «чанголи», готовится из теплых лепешек и топленного масла. Приготовление не занимает много времени и жители с давних времен употребляют его. Утром этим блюдом ягнобцы угощают гостей. 

«Как бы ни была сложна жизнь в этом ущелье, мы, сохраняя огонек в свече воспоминаний наших предков, продолжим жить здесь. Эта наша родина, место, где мы родились и наш дом. Мы ее не покинем», – поэтически говорит дедушка Иноятулло Атовуллоев.

Закончив все дела в деревне Пискон, мы уезжаем. Небо чистое и ясное, дует приятный ветерок. Погрузив свои вещи на ослов, по разбитой дороге мы направились в долину.

В пути мы увидели Сугдмехра, вместе с другими детьми он гнал скот. Мать ожидала его с ведром, чтобы подоить корову.

Бобои Иноятулло вернулся к постели больного внука после того, как проводил нас.

Жизнь в Ягнобском ущелье продолжается в прежнем русле…


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: