© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Как протекает жизнь в селах пока по миру бушует коронавирус

Местные власти стараются изолировать села и призывают не проводить мероприятия. Однако отношение жителей к чрезвычайной ситуации варьируется от страха и паники до полного пренебрежения. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Авторы: журналисты CABAR.asia в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане

20200320_165404
20200319_173235

В 200 километрах от города Костанай на севере Казахстана расположено село Большие Дубравы. Пробиться сюда не так легко – дороги заметены снегом, да и надобности выезжать из города зимой (а здесь фактически все еще зима) практически нет.

Только в шесть утра курирует местный автобус, но на время карантина его движение приостановлено. Школа закрыта, на работу ходит только администрация учебного заведения.

Гаухар Абдуллина. Фото из личного архива

Единственный медпункт работает в прежнем режиме. По словам местного фельдшера, люди ежедневно обращаются за медицинской помощью – кому давление измерить, а кому таблетку от головной боли выписать.

«У нас пока спокойно и тишина. Тьфу-тьфу, но в деревне под наблюдением нет никого даже с вирусными жалобами. Никто в масках не ходит – нет необходимости. Лучше свежим воздухом дышать. Но есть те, кто приходит и просит, я им выдаю», – отмечает фельдшер медпункта Гаухар Абдуллина.

Всего в деревне проживает 397 человек, 78 из которых – дети. На улице безлюдно, играющих ребят не видно, только гуси гуляют по сельской улице. Photo: CABAR.asia

Основное население села – это пожилые люди, но, по мнению пенсионерки Галины Пилипенко, эта «зараза» до деревни не должна дойти.

Галина Пилипенко. Photo: CABAR.asia

«Вот слушаем и переживаем, сколько людей болеют, откуда такая гадость берется? Внучку забрала с города, так как боюсь, не дай Господь, что еще в городе заболеет. А что мы еще можем? Вон, чай с лимоном пьем», – с беспокойством отвечает женщина.

Продуктами пенсионеры не запасались. По их словам, все необходимое у них в погребе уже лежит.  Но их беспокоит, почему государство предпринимает такие кардинальные меры.

«Был же и птичий, и свиной грипп, но так страшно не было никогда», – с дрожью в голосе говорит жительница села Большие Дубравы.

Тем временем в сельском магазине ажиотажа никакого нет и не было. Цены какими были такими и остались. По словам продавца, только подсолнечное масло подорожало.

«Бывало, что приходили и скупали по 3-4 килограмма, а я им говорю: “Успокойтесь всем хватит”. Сама пару дней назад ездила в город, удивило, что магазины полупустые. Даже сахара нет, но у нас все продукты есть», – отмечает владелица магазина.

01
8351d82c-8b1c-44af-b80b-00176a3e355f

В селе Жалгызагаш в атмосфере ощущается паника. Photo: CABAR.asia

На юге Казахстана, в селе Жалгызагаш тоже безлюдно – почти никто не выходит на улицу. Но в атмосфере ощущается паника. Многие закупили продукты и сидят дома, кто-то уехал в горы. 

Алтай Жантасов. Photo: CABAR.asia

Село на 1,5 тысячи человек расположено в Ескельдинском районе Алматинской области. Алтай Жантасов живет в селе с самого рождения. Про коронавирус он, как и многие его односельчане, услышал по телевизору.

«Когда Казахстан перешел на режим чрезвычайного положения, у нас в селе все начали закупать продукты, в основном муку, масло, крупу. Я зарезал барана, взяли потребительский кредит и на все средства купили продукты. Думаю хватит на два месяца, может на три. В селе мы как раньше не устраиваем свадьбы и праздники, но в гости иногда забегаем», – рассказывает Жантасов. 

На время карантина к нему и городов приехали родственники, чтобы переждать пандемию коронавируса.

Майра Сакенова. Photo: CABAR.asia

Майра Сакенова – продавец в продуктовом магазине. Говорит, что продукты за последний месяц подорожали на 30 процентов.

«Люди сразу закупились, как узнали о первом зараженном. Мы работали 24 часа в сутки, у всех была паника. Мужчины закупали водку ящиками, в надежде что спиртное убивает вирус. В магазине почти не осталось алкогольных напитков. Закрывать магазин мы не будем, потому что это единственный магазин в селе. Многие жители в депрессии, старики прощаются каждый раз с нами», – рассказывает Сакенова.

«В селе делать нечего – помогаю по дому, смотрю за скотиной. Молодежь не собирается как раньше, потому что столовая здесь не работает. Хотелось бы, конечно, поехать в город, потому что очень скучно. Надеюсь, что карантин не продлят и мы вернемся к обычной жизни», – говорит Сабыржанов. 

Кыргызстан: кризис и новые возможности

Айтолкун Юлдашева: «Работают три швеи и мы производим 200 масок в день». Photo: CABAR.asia

Для небольшого швейного цеха Кара-Бакского айыл окмоту Баткенского района Кыргызстана пандемия коронавируса обернулась новыми возможностями. Из-за нехватки медицинских масок в аптеках местные власти обратились к ним с предложением шить для населения марлевые маски.

Сейчас в цехе работают три швеи и в день они производят около 200 масок.

«Мы шьем медицинские марлевые маски из восьми слоев. Одну штуку продаем по 10 сомов (0,12 долларов США). Как только партия готова, айыл окмоту забирает у нас и раздает их населению», – рассказывает мастер швейного цеха Айтолкун Юлдашева.

Читайте также: Казахстан: Обратная сторона коронавируса

Кара-Бакский айыл окмоту находится в 20 км от районного центра. Он состоит из пяти сел с населением более 20 тысяч человек. Местные власти проводят дезинфекцию мечетей и социальных объектов, чтобы избежать распространения коронавирусной инфекции. 

«Также среди населения проводятся разъяснительные работы о том, чтобы люди пока воздержались от поездок в город Баткен. Объехали все улицы и сделали объявление с помощью громкоговорителя», – рассказывает замглавы Кара-Бакского айыл окмоту Тазабек Матраимов.

Акылбек Дилшатов. Photo: CABAR.asia

Сельский рынок, который обычно работал раз в неделю, сейчас закрыт. В павильонах и магазинах продукты питания быстро заканчиваются. Владелец одного из магазинов Акылбек Дилшатов не ездил за товаром после того, как закрыли дорогу в Ош. А именно оттуда идут поставки муки и мучных изделий. По его словам, если в ближайшее время дорогу не откроют, то продавать будет нечего.

«Я продаю макаронные изделия, муку, чай, рис, растительное масло и другие продукты питания. Товар я покупаю оптом в Оше. Ездил две недели назад, сейчас товара осталось мало. Так как картофель, морковь, лук являются продуктами местного производства, на эти товары дефицита нет. Цены пока прежние, но ходят слухи о возможном повышении», – говорит Дилшатов.

Photo: CABAR.asia

Но несмотря на то, что в Кыргызстане объявлена чрезвычайная ситуация, в селах продолжают вести весенне-полевые работы. Коронавирус коронавирусом, но здесь это основной источник дохода. 

Photo: CABAR.asia

Разъяснительные работы среди населения проводят и в Иссык-Кульской области на севере Кыргызстана. Сотрудники айыл окмоту ходят по домам и объясняют как защитится от коронавируса.

Таалайкул Бакасова живет в селе Теплоключенко и работает контролером – собирает показания счетчиков и раздает квитанции на оплату. По ее словам, среди людей ощущается страх и паника.

«Люди боятся, соседи друг к другу не заходят. Недавно раздавала квитанции и заметно, что люди напуганы. Есть те, кто угощает хлебом, а есть такие, которые совсем не открывают дверь», – говорит Бакасова.

Чтобы помочь малоимущим, молодежь села организовала сбор денег. Они закупают продуктовые пакеты и раздают нуждающимся. Люди стараются не выходить из дома – только в аптеку и за продуктами. Местные власти также призывают всех жителей оставаться дома и не ездить между селами. На подъездах к населенным пунктам выставлены блокпосты.

Однако, по словам жительницы села Жеңиш Жети-Огузского района Иссык-Кульской области Ааламгул Карыбаевой, в селах информацию о коронавирусе воспринимают по разному.

«Кто-то накупившись продуктов не выходит никуда и сидит дома. А кто-то живет надеясь на одного бога – ходят без масок на улице, живут обычной жизнью. Я бы назвала это безответственностью. Запретили проводить массовые мероприятия, но у нас недавно провели 40 дней. Многие видимо не понимают всей серьёзности ситуации», – говорит Карыбаева.

Разная ситуация в сельских просторах Таджикистана

Базар в селе Ёри в Пенджикентcком районе Согдийской области на севере Таджикистана проходит каждую пятницу. Но на этой неделе половина покупателей и продавцов не пришли. Не приехали торговцы из соседнего Узбекистана – Ургутского района и Самарканда, которые продавали здесь изюм, халву, миндаль, горох и разнообразные конфеты. Зато на рынке было множество людей в медицинских масках, которые воздерживались от традиционных рукопожатий.

Рахмон – житель села Бедак, живёт за счёт разведения и продажи коров. В беседе с CABAR.asia он сказал, что обеспокоен тем, что коронавирус негативно повлиял на покупательскую способность сельчан. По словам Рахмона, цены на некоторые местные продукты, прежде всего предметы роскоши, падают, а на импортные товары – сахар, масло, макароны и особенно муку наоборот растут.

Например, мясо подешевело, что наносит ущерб местным производителям. В феврале Рахмон купил годовалого теленка за 2,5 тысячи сомони (около 250 долларов США), два месяца ухаживал за ним.

«Из-за падения цен был вынужден продать теленка за 1,8 тысяч сомони (около 180 долларов). Я потерял и деньги, и корм, который купил на содержание теленка», – рассказал Рахмон

На этом и других рынках цена на мясо колеблется от 45 до 48 сомони (в пределах 4,5 долларов), тогда как две недели назад цена за килограмм мяса составляла 55 сомони (около 5,5 долларов).

«У меня нет сбережений. Дорога в Россию, где можно стать трудовым мигрантом, заблокирована из-за коронавируса. Неизвестно, когда Россия откроет границы. Здесь нечего делать. Я не знаю, что будет с нами,жителями села», – сетует Рахмон.

Наибольшее беспокойство сельских жителей вызывают перспективы трудовой миграции.

Сын Рахмона уехал в Россию в прошлом году после окончания средней школы и работал в Тюмени.

«Благодаря деньгам, которые он отправлял, жизнь нашей семьи только начала налаживаться.  Но сейчас мы лишились этих средств», – жалуется Рахмон.

Ахмад, владелец небольшого домашнего цеха по производству пряников, также говорит, что его продукция не находит сбыта.

«Три раза в неделю я доставляю пряники в ближайшие магазины. Уже второй раз на этой неделе, когда не купили 60-70 процентов пряников. Их вернули мне. Сахар и мука подорожали. Печь пряники уже невыгодно. Я остановил производство», – говорит Ахмад.

Шамсиддин Джалолов. Фото: ozodi.org
Шамсиддин Джалолов. Фото: ozodi.org

Шамсиддин Джалолов, научный сотрудник Института экономики и демографии Академии наук Таджикистана, в интервью CABAR.asia сказал, что правительство должно помочь жителям страны, обратившись при необходимости к мировым финансовым институтам. По словам Джалолова, коронавирус прервал торговые связи между странами, что ухудшило ситуацию в Таджикистане.

«Мы не знаем, когда будет уничтожен коронавирус. Но государство должно предоставлять помощь и льготы людям, в том числе для сельского населения. Независимо от того, что коронавирус не зарегистрирован в Таджикистане, правительство обязано предоставлять медицинские маски, перчатки и антисептики бесплатно. Поддержка будет полезна также с моральной точки зрения, потому что люди верят, что власти в трудных обстоятельствах не оставят их одних», – сказал он.

Поддержка будет полезна также с моральной точки зрения, потому что люди верят, что власти в трудных обстоятельствах не оставят их одних.

Между тем, проблема коронавируса в сельской местности затронула банки и микрофинансовые учреждения страны. Шоди Рахимов, сотрудник банка «Эсхата» в селе Навобод, сказал, что последствия коронавируса стали ощутимыми для банков и микрофинансовых организаций.

«Ущерб, связан как с резким сокращением денежных переводов мигрантов, так и тем, что население отказалось от кредитов», – говорит Рахимов.

Он уточнил, что жители сел не брали крупные суммы, но даже те небольшие средства, которые мигранты брали в долг для покупки авиабилетов помогали банкам держаться на плаву.

«В данный момент всего этого нет.  Если ситуация не изменится, банки и микрофинансовые организации долго не просуществуют. Есть большая вероятность, что они обанкротятся и уйдут с рынка», – говорит Рахимов.

Ситуация на юге Таджикистана  

На юге Таджикистана в Хатлонской области жители осведомлены об угрозе коронавируса, но не испытывают серьезных опасений и не используют медицинские маски.

сокинони деҳа
Бунгоҳи тибӣ
88c477be-f2cd-4040-82ab-942a12a501fa
беморхонаи марказӣ
46eb3353-2d6c-4eba-8f99-f7e48adb593e

55-летняя Бибинор Шаимова, медсестра в селе Хушачинор, говорит, что каждый день жители села посещают поликлинику, чтобы узнать о ситуации с коронавирусом в Таджикистане.

«Сельчане не испытывают серьезных опасений и не используют медицинские маски», – говорит медсестра.

Село Хушачинор расположено в джамоате «20-солагии Истиклол»  Кабадиянского района, в 180 км южнее Душанбе.

По словам Шаимовой, первые сообщения о коронавирусе привели к панике в районе.

Бибинор Шаимова. Фото: CABAR.asia
Бибинор Шаимова. Фото: CABAR.asia

«Сообщения о закрытии границ, которые привели к росту цен на рынках, сильно повлияли на жизнь людей. Но сейчас ситуация стабилизировалась, люди регулярно интересуются новостями», – утверждает Шаимова.

По словам Шаимовой, она сама больше беспокоится, чтобыее сын, который учится в России, не заразился коронавирусом. 

Муслима Гураева. Фото: CABAR.asia
Муслима Гураева. Фото: CABAR.asia

Муслима Гураева, школьная учительница в селе Хушачинор также говорит, что людей сейчас больше волнуют другие проблемы, поскольку они считают, что коронавируса в Таджикистане нет.

«В настоящее время никто не использует медицинские маски в учреждениях района и никто их не покупает. Не проведена даже дезинфекция зданий учреждений. Все заняты учебой», – отметила Гураева. 

Холмурод Ойматов, главный врач центральной больницы Кабадиянского района сообщил CABAR.asia о создании рабочей группы из числа местных жителей, члены которой объясняют гражданам способы предотвращения инфекционных заражений. Жителям рекомендуется не выходить на улицу без надобности, пользоваться медицинскими масками и часто мыть руки с мылом.

Холмурод Ойматов. Фото: CABAR.asia
Холмурод Ойматов. Фото: CABAR.asia

Ойматов отметил, что под контролем находятся районы, граничащие с Узбекистаном – Шахритусский, Кабадиянский и район имени Носири Хисрава.

По его словам, граждане Таджикистана, приехавшие из Казахстана, Узбекистана и России отправляются на карантин. В настоящее время на карантине в больницах района находится около 30 человек.

«К счастью, никаких симптомов заражения у них не обнаружено, только проводится профилактика инфекционных заболеваний», – добавил начальник центральной больницы Холмурод Ойматов.

Врачи и медицинские работники рекомендуют соблюдать правила гигиены для защиты от коронавирусной инфекции. Однако жители южных районов Таджикистана, которых не сильно беспокоит эта ситуация, продолжают здороваться за руки и не носят медицинские маски.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: