© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Как будет восстанавливаться экономика Казахстана после коронавируса?

Экономисты предсказывают падение общемировой экономики на фоне пандемии коронавируса, а Казахстан – нефтедобывающая страна с недиверсифицированной экономикой – почувствует двойной удар.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


По скорректированным из-за коронавируса прогнозам Международного валютного фонда (МВФ), глобальная экономика вместо ожидаемого роста сократится на 3%. А это гораздо хуже кризиса 2008-2009 года.

Из-за того, что страны-экспортеры нефти не могли договориться о ценах и скорректировать объемы производства, произошло резкое падение цен на сырье. С середины января до конца марта цены на природный газ упали на 38 %, а на сырую нефть – примерно на 65 %. Кроме того, «заморозка» туризма по всему миру привела к беспрецедентному сокращению спроса на нефть. 

По прогнозу МВФ, все эти события окажут сильное негативное влияние на страны-экспортеры нефти с недиверсифицированными экономиками, в число которых входит и Казахстан. Ожидается, что в 2020 году ВВП страны снизится на 2,5 %, цены вырастут на 6,9 %, а безработица вырастет с 4,8 до 7,8 %. Введенный карантин оставил без работы большую часть активного населения, остановил бизнес, а приезжих работников, заставил поехать домой. 

По словам экономистов, Казахстан ожидают трудные времена. Экономика получила двойной удар: пандемию коронавируса и падение цен на нефть. 

«Справедливости ради, у нас экономика и до пандемии была в плохой форме. Восстановление будет проходить сложно и медленно. С падением выручки от продажи нефти, Казахстан будет отчаянно искать новые модели роста на государственном уровне», – считает экономист Расул Рысмамбетов.

Расул Рысмамбетов. Photo: matritca.kz

По его мнению, часть малого и среднего бизнеса закроется или уйдет в другую сферу. Выручка упадет практически у всех и больше всего пострадает общепит. Меньше это затронет нишу товаров для роскоши. 

Тем не менее эксперт полагает, что снизившаяся торговля с другими странами даст хороший стимул местным компаниям. Казахстанские компании теперь будут расширять свой рынок за счет проникновения в другие регионы страны, что может быть менее прибыльным, чем экспорт, однако и менее рискованным.

«Восстановление будет зависеть от появления вакцины на рынке. Если карантинные меры продолжатся даже в мягкой степени, то восстановление будет медленным и не все компании доживут до его полного снятия», – говорит Рысмамбетов.

Photo: А. Ахметуллин

Антикризисный план правительства

Правительство отреагировало на жалобы бизнесменов и людей оставшихся без работы своими методами. Для тех, кто потерял доходы из-за карантина предложили подать заявки на социальную помощь в размере 42 500 тенге (102 доллара США), а бизнес обещали освободить от некоторых налогов. 

Президент Касым-Жомарт Токаев в конце марта объявил об общем пакете антикризисных мер, не считая налоговых преференций и поддержки на местном уровне в размере 4,4 трлн тенге или 10 млрд долларов США. При этом он отметил, что государство должно принимать смелые и эффективные меры для борьбы с последствиями кризиса. 

Мурат Темирханов. Фото взято с личной страницы в Facebook

Однако независимые эксперты считают, что действия властей едва ли можно считать действенными, а выделяемую сумму достаточной. Казахстанский экономист Мурат Темирханов сделал собственный анализ докризисного бюджета и скорректированного антикризисными методами 2020 года.

Согласно новому плану бюджета, значительно уменьшатся налоговые доходы – на 21 %. Но, по мнению экономиста, скорее всего падение доходов бюджета будет гораздо больше.

Также по скорректированному бюджету, правительство говорит, что расходы на антикризисные меры составили 1 трлн 789 млрд тенге (4,29 млрд долларов США). Однако эту цифру трудно найти в утвержденном бюджете.

«Если прямым счетом посчитать, то не получается такая цифра. Помимо этого произошел двойной учет, когда по одной и той же госпрограмме в одной статье увеличили расходы, а по другой уменьшили», – говорит Темирханов.

В целом, по оценке Темирханова, из госбюджета на антикризисные меры направят не более 1,5 трлн тенге (3,6 млрд долларов США). 

Также экономист считает, что необоснованно на 120 млрд тенге (287,99 млн долларов) выросли расходы отраслей, не относящихся к борьбе с кризисом. Например, бюджеты Министерства финансов, МИДа и международного финансового центра «Астана».

«Комитет нацбезопасности увеличил расходы по статье «Обеспечение национальной безопасности» сразу на 52,7 млрд тенге (126,48 млн долларов США). Также планируется выделить деньги для льготного кредитования строительства жилья, якобы это обеспечит работой людей. Но это приведет к тому, что деньги уйдут, а покупать новые квартиры во время кризиса будет некому. То есть определенные компании обогатятся и все», – считает Темирханов.

Также в рамках антикризисного плана было объявлено об увеличении на 400 млрд тенге (959,97 млн долларов США) программы льготного кредитования «Экономика простых вещей», которая существует больше года. Прежде из запланированных 600 млрд (1,44 млрд долларов США) было выдано меньше 150 млрд тенге (359,99 млн долларов США). Программа очень медленно работала до кризиса, а во время него будет работать еще медленнее.

«Такая же история и по другим госпрограммам кредитования. Там тоже суммы объявлены очень большие, но реальная реализация их будет во много раз меньше. Здесь интересно отметить, что все эти госпрограммы будут кредитоваться не из бюджета, а за счет печатного станка Нацбанка, что является крайне неразумной экономической политикой», – считает Темирханов.

Кроме того, в конце апреля правительство заявило о выделении 237,5 млрд тенге (569,98 млн долларов США) на государственные оптово-распределительные центры во избежания завышения цен. Однако экономисты называют такие меры антирыночными – вместо создания среды для бизнеса государство начинает очередной бизнес, который вряд ли будет прибыльным. 

Таким образом доходы бюджета сейчас резко упали, а расходы также резко выросли. Чтобы спасти бюджет, власти в два раза увеличили трансферты из Нацфонда – до 4 трлн 770 млрд тенге (10,8 млрд долларов США). Но его ресурсы далеко не бесконечны.

«В 2020 году сбережения Нацфонда, где накоплено 57,5 млрд долларов, сократятся на 3,7 трлн тенге или 8,5 млрд долларов. Сохранение низких цен на нефть, госсубсидирование деловой активности, увеличение новых налоговых льгот для бизнеса приведут к существенным потерям для бюджета. Привлечение внешних займов еще больше усугубит положение. При такой скорости изъятия активы Национального фонда могут быть исчерпаны менее чем за 3-4 года», – заявил депутат Мажилиса Аманжан Жамалов (цитата по Tengrinews.kz).

Сырьевое проклятье

В конце апреля власти Казахстана объявили о постепенном смягчении карантинных мер и начале работы отдельных предприятий. Сообщалось, что более 450 промышленных производств прошли проверку на соответствие санитарным нормам и возобновили свою работу. 

Власти заговорили также о потенциале сельского хозяйства, как альтернативе нефти. Впрочем, об этом в Казахстане говорят еще с момента обретения независимости. В стране разворачивались программы по поддержке агробизнеса и сельского хозяйства, поддерживаются крупные компании. Однако выйти на экспорт в значительном объеме казахстанским компаниям, кроме нескольких наименований, все же не удалось. 

Весенне-полевые работы в Акмолинской области Казахстана. Photo: primeminister.kz

По словам Мурата Темирханова, по производительности и эффективности агробизнес Казахстана отстает от развитых стран в несколько раз. А в налоговых доходах государства доля сельского хозяйства – меньше 0,5%.

«При этом, в относительном выражении, сельское хозяйство является самым крупным получателем государственной помощи, которая выделяется, как через прямые денежные субсидии, так и косвенно – через льготные процентные ставки, льготное налогообложение, льготные цены на топливо и удобрения и так далее», – говорит экономист.

По его мнению, в казахстанской экономике одной из самых больших проблем является то, что государство занимает слишком большую долю. А это приводит к тому, что рыночные механизмы и конкуренция перестают работать.

«Наша страна подвержена так называемому “сырьевому проклятью”, когда благодаря деньгам в Нацфонде мы можем выплачивать пенсию, социальные обязательства и живем сравнительно лучше соседей. Но у нас нет динамичного частного сектора, который является главным драйвером успешного развития экономики страны. Не нужно придумывать велосипед, нужно пользоваться успешными моделями развитых стран», – считает экономист.


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: