© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Гражданская активность и солидарность в странах ЦА в период борьбы с коронавирусом

Жители стран Центральной Азии продемонстрировали небывалую активность и солидарность для того, чтобы оказать помощь и поддержку тем, кто оказался в трудной ситуации из-за ограничений и отсутствия работы в период борьбы с коронавирусом.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


В Таджикистане волонтеры объединятся в группы

В Таджикистане почти во всех городах и районах Таджикистана во время пандемии Govid-19 развилась волонтерская деятельность. По мнению эксперта, причиной этого является падения доверия к решениям власти.

Появление коронавируса усугубило проблемы таджикстанцев. Каждый день в социальных сетях врачи жалуются на отсутствие защитной одежды, некоторые жалуются на безработицу, а другие на стоимость лекарств.

Райхона Рахимова
Райхона Рахимова. Фото из соцсетей

Таджикская певица Райхона Рахимова уже более месяца помогает врачам и нуждающимся людям. Она создала в Facebook группу «Вместе победим», через которую привлекла нескольких добровольцев для благотворительной работы.

«Мы несколько лет занимаемся благотворительностью, но во время пандемии коронавируса деятельность наших волонтёров стала более значимой. Мы открыли группу «Вместе победим» для того, чтобы помочь врачам и нуждающимся. Как мы видим в социальных сетях, у врачей не хватает защитной одежды, и большинству людей нужны некоторые вещи».

Райхона Рахимова говорит, что сначала они собирали деньги через группу «Вместе победим», обеспечивали врачей необходимой экипировкой, а также едой в течение нескольких дней.

Следующим шагом стала публикация с призывом о помощи на Facebook.

«Нашлись те, кто предоставил нам ткань, и мы изготовили маски и раздали ее врачам, больным и нуждающимся. Другая группа предоставила нам еду, лекарства, одежду и многое другое. Нам помогали не крупные компании, чиновники или бизнесмены, а обычные люди», – добавила она.

В волонтерской группе «Вместе победим» работают более 10 человек. Волонтер Шахзода Шарипова говорит, что каждый день к ним обращаются до 10-20 человек. «Нуждающиеся люди или их родственники пишут нам по телефону или в Facebook. Мы помогаем им по мере возможности», – говорит Шарипова.

70-летния Мария Широва живет со своей дочерью-инвалидом. Она получает пособие в размере 300 сомони, работает уборщицей по ночам в больнице, днем в магазине.

«У меня тяжёлое положение, у моей дочери шизофрения. До сих пор никто мне не помогал, крыша дома протекала. Спасибо волонтерам, они помогли мне и даже принесли мне еду», – говорит Широва.

Оятулло Хусейнов уже три года работает волонтером в России. Он вместе с несколькими молодыми людьми создали группу «Помощь мигрантам», чтобы помочь нуждающимся. Члены группы стали особенно активными во время пандемии коронавируса.

«Благодаря таджикской молодежи и блогерам с 4 апреля мы помогаем всем людям, которые находятся на карантине в России, Таджикистане, Турции, Кыргызстане, Казахстане, Китае, Беларуси и других местах. У нас есть волонтеры почти во всех странах, и мы за пределами страны помогаем людям, у которых есть проблемы», – добавил он.

Ойнихол Бобоназарова. Фото: CABAR.asia
Ойнихол Бобоназарова. Фото: CABAR.asia

По словам юриста Ойнихол Бобоназаровой, развитие волонтерского движения происходит на фоне, когда власть не справляется со своими обязательствами и когда люди потеряли доверие к ее решениям.

«Когда министр здравоохранения говорит, что лечение заразившихся коронавирусом бесплатно и при этом вы видите людей в социальных сетях, которые ищут лекарства, становится смешно, что министр считает для себя допустимым делать такие заявления», – говорит Бобоназарова.

По ее словам, сейчас для волонтеров очень важно уметь договариваться и создавать союзы.

«Волонтёры рискуют жизнью, чтобы помочь людям. Они создают добровольные объединения. Все это очень важно в гражданском обществе», – говорит Бобоназарова.

По ее словам, вся поступающая гуманитарная помощь, должна распространяться прозрачно при участии гражданского общества.

«То есть, гражданское общество должно контролировать распределение этой помощи», – добавила она. 

Карантин в Узбекистане продлен, но помощи больше нет

Власти Узбекистана на фоне небывалой активности гражданского общества пытаются сделать волонтёрское движение управляемым и контролируемым.

В Узбекистане в последние месяцы наблюдался невиданный прежде ренессанс гражданской активности.

Не дожидаясь государственной поддержки, помогать нуждающимся бросились частные волонтеры и благотворительные фонды. Общественный деятель Азиза Умарова в конце марта запустила акцию помощи престарелым и больным “Covidарность”.

Президент Шавкат Мирзиёев. Фото: president.uz
Президент Шавкат Мирзиёев. Фото: president.uz

Инициативу поддержали волонтеры и активисты. Свою лепту внесли российский бизнесмен Алишер Усманов, народная артистка Юлдуз Усманова, дочь президента Саида Мирзиёева и другие.

Волонтеры сами собирали деньги на продукты и раздавали их нуждающимся, в том числе, бездетным пенсионерам старше 65 лет, инвалидам и т.д.

Президент Шавкат Мирзиёев возложил ответственность за спонсорскую помощь на крупный бизнес.

«Предприниматель, исходя из своих возможностей, может помочь за месяц, к примеру, 10 семьям, другой предприниматель – 20, мог бы нанять на работу членов нуждающейся семьи. Государство, в свою очередь, предоставит таким предпринимателям различные льготы и преференции по налогам, лизингу, кредитам, доступу к необходимым ресурсам. Таким образом государство окажет населению поддержку через субъекты предпринимательства», – сказал президент.

Однако вскоре чиновники стали выступать с критикой волонтеров. Например, заместитель главы новообразованного Министерства   махалли и семьи Эльмира Баситханова заявила, что на активистов якобы поступило множество жалоб, в том числе, на нарушение санитарных норм и несправедливое распределение помощи.

«С учетом этих обстоятельств для соблюдения карантинных требований и предотвращения распространения коронавируса решено прекратить визиты к престарелым и больным людям», – сказала Баситханова.

Вместо стихийного волонтерского движения в Минмахалли предложили создать Единый координационный центр помощи.

Оказать помощь в работе Центра вызвалась певица Севара Назархан и другие общественные деятели.

В волонтерском движении эту инициативу расценили как стремление чиновников «возглавить» волонтерское движение и контролировать собранные финансовые потоки.

В волонтерском движении эту инициативу расценили как стремление чиновников «возглавить» волонтерское движение и контролировать собранные финансовые потоки. Фото пресс-службы мэрии Ташкента
В волонтерском движении эту инициативу расценили как стремление чиновников контролировать собранные спонсорами финансовые потоки. Фото пресс-службы мэрии Ташкента.

Жительница Ташкента Малохат рассказала, как получала помощь при сходе граждан махалли “Кушчинор”.

«Я позвонила на горячую линию координационного центра 1197. Меня предупреждали, что линия постоянно занята, поэтому я упорно звонила в течение всего дня, пока не дозвонилась. Через две недели мне позвонил председатель махалли и попросил забрать продукты: рис, мука, макароны, яйца, масло. Мне сказали, что это помощь от государства», говорит Малохат.

Малохат думает, что помощь ей была оказана за счет средств, собранных волонтерами.

21 мая Единый координационный Центр помощи без объяснения причин прекратил работу, несмотря на сохранение режима карантина. Его руководители утверждают, что за два неполных месяца только в Ташкенте 85 тысяч семей получили продовольственную помощь и набор лекарств.

Сергей Мохин. Фото с личной страницы в facebook.com
Сергей Мохин. Фото с личной страницы в facebook.com

Активист из Ташкента Сергей Мохин на своей странице в фэйсбук негативно оценил решение закрыть Единый центр в условиях сохранения карантинных ограничений и ограничения волонтерской деятельности.

Мохин считает, что  «людей просто оставили на произвол», а волонтерам запретили помогать в частном порядке.

Общественный деятель из Ташкента Саодат Абдузакирова на своей странице в фэйсбук также выступила с критикой решения о передачи чиновникам для распределения спонсорской помощи, в частности, от бизнесмена Алишера Усманова (по 2,5 млн сумов, или 250 долларов на семью). Этот механизм, по ее словам, абсолютно непрозрачен, что порождает вероятность коррупции.

18 мая стало известно, что в Ташобласти двое высокопоставленных чиновников присвоили 15 тысяч долларов из средств благотворительных фондов.

«Кому-то перепало. Хоть на этом спасибо», – с иронией прокомментировала эту новость Саодат Абдузакирова.

Саодат Абдузакирова. Фото с личной страницы в facebook.com
Саодат Абдузакирова. Фото с личной страницы в facebook.com

По мнению Саодат Абдузакировой, в Генпрокуратуре просто «нашли крайних», а куда более крупные суммы денег могли быть присвоены армией чиновников.     

В священный месяц Рамадан помощь также получили иностранцы, застрявшие в Узбекистане на карантине. Так, Светлане Галкиной, туристке из Ставрополя, не успевшей вылететь в Россию до закрытия границ, за день собрали на билет из Ташкента до Москвы.

Небывалую солидарность гражданское общество проявило после прорыва дамбы Сардобинского водохранилища, оставившего без крова десятки тысяч человек. В короткий срок узбекистанцы собрали для пострадавших наборы из продуктов и теплых вещей. 10 млн долларов помощи выделил российский бизнесмен Алишер Усманов.

Отменить карантин из-за угрозы новой вспышки коронавируса правительство не спешит. Но при этом оно фактически выступает против волонтерского движения, не давая ему возможности помогать нуждающимся.

Казахстан

В нелегкое для всего мира время и казахстанцы поддерживают друг друга. Ержан Даулетбаев занимается волонтерской деятельностью более десяти лет. В разгар пандемии коронавируса он со своей командой разносит продукты пенсионерам и малоимущим, многодетным семьям,  консультирует жителей, помогает вызвать врача на дом, проводит правовые консультации.

Ержан Даулетбаев. Фото из личного архива

«В режиме ЧП многие на самом деле поняли, кто такие волонтеры и чем они занимаются. Не каждый может вытерпеть психологическую нагрузку, люди звонят, плачут, иногда грубые слова говорят. Все это пропускаешь через себя», – рассказывает Даулетбаев. 

В Казахстане действует более 200 волонтерских организаций, почти все они не остались в стороне в нелегкое время. По всей стране организовали волонтерские группы, которые покупают продукты и товары.

Жители столицы доставляют бесплатные горячие обеды диспетчерам скорой помощи, кофейни раздают бесплатный кофе медикам и волонтерам.

Сауле Исмагамбетова. Photo: CABAR.asia

Казахстанка Сауле Исмагамбетова во время пандемии осталась без работы. У нее пятеро детей и во время кризис волонтеры регулярно привозили ее семье продукты. 

«Когда осталась без работы, очень переживала. Думала, будем голодать. Позвонила на горячую линию и попросила помощи, сразу доставили продукты, за что я очень благодарна. Ведь эти продукты мы сами не смогли бы купить, тут есть все необходимое», – рассказывает женщина.

Не остался в стороне и бизнес, по которому также серьезно ударил кризис – некоторые сети супермаркетов бесплатно делились запасами, а несколько автомобильных дилерских центров предоставили волонтерам транспорт. Сотни предпринимателей по всему Казахстану также внесли свой посильный вклад в рамках общенациональной акции «BizBirgemiz» («Мы вместе» – каз.).

Фото участников акции «BizBirgemiz»

«Кризис показал и отсутствие возрастных рамок в волонтерской среде. Больше всего звонков с предложением помощи поступает от людей старше 35-40 лет. […] Кто-то потерял работу, кто-то находится в вынужденном отпуске. Несмотря на это, казахстанцы каждый день своими добрыми делами показывают свои лучшие качества и демонстрируют единство нашего народа перед лицом кризиса», – написал на своей странице в Facebook председатель Сената парламента Казахстана Маулен Ашимбаев.

Представители шоу бизнеса, звезды эстрады поддерживали граждан бесплатными онлайн-концертами. Некоторые предприниматели предложили свои отели под карантин и госпитализацию.

6359E937-80EF-47CB-83C2-AF5D7D631026-e1586768226468
BC5333ED-C2E8-4F7E-AA94-5A1565482FDD-e1586768297526

Photo: Кайрат Жакып

Глава крестьянского хозяйства Айсултан Сагынгали зарезал скот и раздал мясо малоимущим.

«Конечно, это самое малое, что я могу сделать, но если все мы будем помогать друг другу, несомненно победим все трудности», – говорит Сагынгали.

Болотбек Алиев. Фото из личного архива

Но вместе с этим предприниматели жалуются, что на фоне пандемии государство, вместо того, чтобы поддержать бизнес и помочь остаться на плаву, скидывает на частный сектор вопросы поддержки и благотворительности. 

«Я не отказываюсь помогать, но честно признаюсь, что регулярные звонки из госорганов, за каждым из которых стоит просьба перечислить немаленькую сумму на определенный счет или купить не одну сотню тысячи масок сильно напрягают. Ежемесячно мы должны погашать банку очень немаленькие суммы, платить проценты. Отсрочка, конечно, нас не спасёт. […] Удручает в этой ситуации то, что в этот момент нас «бьют» ещё и представители госорганов», – сетует предприниматель Болотбек Алиев

По официальным данным, бизнес перечислил 41 млн долларов США в Фонд первого президента Казахстана на борьбу с коронавирусом. Как отмечает кандидат социологических наук Мурат Кошемисов, в трудные минуты для страны казахстанцы всегда проявляют сплоченность. Но задается вопросом, почему только бизнес должен заниматься благотворительностью и быть социально ответственным, ведь у государства есть национальный фонд, который предназначен для таких трудных ситуаций. 

«Никто не может толком объяснить, куда делись деньги, которые собрали предприниматели. […] Но власти, как всегда, перекладывают всю ответственность на бизнес. Должны были проявить активность и национальные компании, которым ежегодно выделяются миллиарды, но этого мы не увидели», – говорит Кошемисов.

Кыргызстан

Продуктовые наборы от волонтеров Бишкека. Фото: Мария Зозуля/CABAR.asia

За несколько месяцев карантина, режима ЧП и самоизоляции правительство Кыргызстана практически ничем не помогло своим гражданам. Наоборот, словно по иронии судьбы, именно обычные кыргызстанцы спонсировали госструктуры. 

Правительство почти сразу же открыло два депозитных счета, объявив прием пожертвований от граждан. И люди перечислили туда несколько сотен миллионов сомов. Именно на эти деньги чиновники организовали закуп продуктовых наборов для малоимущих и решили сделать доплаты медработникам. 

Фото предоставлено Надеждой Хохловой.

За дни карантина в Штаб помощи обратилось почти 400 тысяч человек с просьбой о гуманитарной помощи. Большая часть их так и не получила. Многие семьи в буквальном смысле сумели выжить только благодаря волонтерам, частным компаниям и международным организациям. Владельцы кафе и ресторанов не дали голодать медперсоналу и патрульным, почти ежедневно обеспечивая их питанием.

Надежда Хохлова – доброволец группы «Все вместе», куда с началом режима изоляции объединились сразу несколько фондов и волонтерских движений. Она рассказала, что за эти два месяца они охватили почти 3 тысячи семей и раздали 12 тысяч кг гуманитарной помощи. 

«Почти сразу стало понятно, что без поддержки народ не выстоит – никто не был готов к такому развитию событий. Многие у нас живут заработком одного дня и никакой подушки безопасности не было. Люди быстро все проели, остались голодными и началась паника», – вспоминает Надежда.

Тогда все объединились. 

На закуп продуктовых наборов, памперсов и детских смесей скидывались всем миром. Огромную поддержку оказали россияне – частные лица отправили на счет почти 600 тысяч сомов. На них покупали продукты, сразу фасовали и ежедневно развозили. К движению присоединились автоволонтеры и добровольный отряд спасателей. 

«Госмеханизмы получения помощи не работали так, как было заявлено. Невозможно было подать электронную заявку, чтобы тебе в течение нескольких дней привезли продпакет. У нас же это работало именно так: люди звонили, присылали документы – на следующий день получали продуктовую поддержку», – рассказала Надежда.

Через пару недель активисты «Все вместе» разделили заявки по степени сложности: многодетные семьи и матери-одиночки с тремя детьми и больше, семьи с инвалидами, одинокие пенсионеры, а еще беременные женщины и женщины с грудными детьми. Им помогали в первую очередь. Многих патронируют до сих пор. 

«Когда люди в новостройках видели, что мы выдаем гумпомощь, они бежали к нам через арыки, огороды, заборы, чтобы показать, что тоже живут в нищете. Несли свидетельства о рождении, практически предъявляли детей как вещественные доказательства. Это было так больно – людям некуда было идти за помощью. В итоге мы создали вотсап-группы новостроек, где все друг друга знают и не дают прошмыгнуть не сильно нуждающимся. Там же мы сейчас объявляем, когда приедем, собираем заявки», – заключила Надежда Хохлова. 

Фото: Мария Зозуля/CABAR.asia

Активист и предприниматель Ильдар Садыков объединился с несколькими друзьями и лично закупал продукты, развозил их. 

Сначала хотел собрать адреса через акимиаты, мэрию и Соцфонд. Но когда узнал, что списки туда подавали госслужащие – отказался от этой идеи.

«По некоторым адресам в списках соцзащиты вообще стояли особняки, а во дворе – «Лексус»… Мне хозяин такого дома ответил: «Мы – госслужащие, нас заставили подать списки, вот мы себя и вписывали». А когда мы уходили, он нам сказал: «Вы же все равно привезли помощь, оставьте», – рассказал бизнесмен. 

Он подчеркнул, что за время развоза помощи и разговоров с нуждающимися не встретил тех, кому бы действительно помогли правительство или госструктуры. 

«Во время пандемии голодающим людям помогали такие же простые люди, которым повезло чуть больше. Многие оказались за чертой бедности и было невозможно не отреагировать. Но наше правительство совершенно точно просто отсиделось в стороне», – возмутился Ильдар Садыков. 

Владелец небольшого магазина в курортном иссыккульском городе Чолпон-Ате Усен Токторов рассказал, как в их регионе справлялись с элементарным отсутствием еды.

«Та помощь, что раздали наши управы – капля в море. До сих пор не знаем, кто ее получил. Не исключаю, что раздали среди родственников и главным был фотоотчет. А на деле мы все тут живем не богато. В такое страшное время делились последними скудными запасами – картофелем, маринадами, овощами. Почти каждая семья, где хотя бы была возможность испечь хлеб, старалась поддерживать еще пару семей, где две такие лепешки и килограмм картофеля буквально спасали людей», – поделился собеседник.

Он так же подчеркнул, что даже с учетом простоя в карантин им никто не отменил муниципальную аренду. Просто дали отсрочку, которую предприниматели понятия не имеют, за счет чего будут покрывать.

В настоящий момент даже лабораторные диагностирования COVID-19 реализуются в Бишкеке за счет частных пожертвований меценатов.  


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: