© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Фархор: Спустя год пострадавшие от селя всё еще не получили жильё

Жители села Хатлонской области Таджикистана, пострадавшего от прошлогодних проливных дождей, все еще не получили причитающую им компенсацию от властей.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!  


Фархорский район. Фото CABAR.asia

После проливных дождей 16 мая 2018 года десятки домов и земельных участков села Сурхоб Хатлонской области остались под водой.

Это село находится в 200 км от столицы на юге Таджикистана на территории Фархорского района.

Местные власти Фархорского района оценили размеры ущерба в более чем 3,8 миллионов сомони (более 400 тысяч долларов США). Были и человеческие жертвы – погиб 25-летний житель села. Несмотря на то, что после этого события прошел год, граждане все еще не получили причитающуюся компенсацию.

Когда корреспондент CABAR.asia впервые посетил село Сурхоб в августе 2018 года, Насрулло Вализода, первый заместитель председателя Фархорского района обещал, что в преддверии празднования очередной годовщины Независимости РТ (отмечается 9 сентября) дома будут полностью построены и сданы людям. Вализода отмечал, что после схода селя в селе Сурхоб пострадало 168 домохозяйств. На постройку нового дома потребуется 74 тысячи сомони (более 7,8 тысяч долларов США).

 За пять месяцев были построены только стены и частично кровля домов. Фото: CABAR.asia

Несмотря на то, что власти обещали пострадавшим отстроить их дома к началу сентября 2018 года, в ходе повторного визита журналистов CABAR.asia в октябре того же года в село Сурхоб мы стали свидетелями того, что строительство домов всё еще не завершено. За пять месяцев были построены только стены и частично кровля домов.

Большинство домов не имело даже окон и дверей. Жители сообщили CABAR.asia, что из-за отсутствия поддержки со стороны местных властей, некоторые люди воспользовались банковскими кредитами, чтобы самостоятельно завершить ремонт домов.

Сафарой Тулаева, жительница села Сурхоб говорит, что местные власти обязали мечеть 40-летия Фархорского района построить ей дом, но работы не были выполнены полностью.

“Я была вынуждена взять кредит в 4000 сомони (более 420 долларов) в МДО “Хумо” и отремонтировать внутреннюю часть дома. Даже одну комнату нам не построили, чтобы мы имели возможность в ней перезимовать. Муж является инвалидом, работать не может. До этого приходил бывший председатель Фархорского района Сулаймон Вализода, с учетом наличия инвалидности у мужа, обещал нам поддержку. Когда представители посольства Арабистана (Саудовской Аравии – прим. ред.) приехали посмотреть на строительство, представители властей показали мой дом, но никакой помощи не оказали.

Когда мы звоним домулло (представителю мечети 40-летия Фархорского района – прим. ред.), он говорит, что ушел с работы и оставшиеся комнаты должен достроить отдел по упорядочению традиций и обрядов хукумата Фархорского района. Всего мне привезли три окна, остальные окна – это то, что осталось от прежнего жилища. Нам не оказали никакой финансовой поддержки. Привезли песок для стяжки, но стены уже осыпаются”.

Люди жалуются, что ремонтные бригады, при стяжке стен домов, используют соленый песок с ближайших холмов (строительство домов из этого материала невозможно), что приводит к трещинам в стенах после первых же дождей.

Власти приказали муллам отдать фитр на восстановление домов

Хуршед Мирзоев, руководитель отдела по делам религии Фархорского района в беседе с CABAR.asia отметил, что помощь оказывалась на основе специального письма руководителя Исполнительного аппарата президента и распоряжения Комитета по делам религии и упорядочению традиций и обрядов.

– Было специальное письмо, которое определяло какому слою населения нужно направить милостыню. Фитр поста месяца Рамадан (вид милостыни, уплачиваемый верующими мусульманами в связи с окончанием поста священного месяца Рамадан – прим. пер.) за счет имам-хатибов, председателей махаллинских комитетов и активистов был собран и полностью направлен имам-хатибами и мечетями на восстановление жилых домов села Сурхоб, – сказал Хуршед Мирзоев.

Амонхуджа Обидов, главный имам-хатиб центральной мечети Фархорского района ранее сообщал CABAR.asia, что средства, собранные за счет фитра, были направлены на строительство домов.

– Причина того, что домулло сейчас не строят дома, в отсутствии средств. Люди больше не поддерживают нас и когда в ходе проповеди пятничной молитвы мы говорим на эту тему, слышим, как нас оскорбляют. Сами подумайте, до каких пор люди будут помогать, разве можно еще что-то просить? – сказал Амонхуджа Обидов.

Пострадавшие жалуются на поведение некоторых домулло, которых обязали построить их дома. По их словам, домулло не отвечают на их телефонные звонки.

Мохпари Наимова, жительница села, также пострадавшая от селей жалуется на отсутствие помощи со стороны ответственных лиц: “Приехали мастера, залили фундамент моего дома и сказали, что если мы им не заплатим, то они привезут трактор и разрушат моё жилище. Те домулло, которых обязали отстроить наш дом, уже который день не приходят. Всего нам привезли 25 мешков цемента, 10 деревяных брусьев, машину крупной и мелкой щебенки.

Также дали 500 сомони (53 доллара США) на оплату услуг рабочих, занятых подготовкой цементного раствора. Также мечеть “Даркад” оказала помощь в размере 1800 сомони (190 долларов США) для приобретения жестяных листов”, – говорит Мохпари Наимова.

Но, по ее словам, отстроить дом на эти средства невозможно.

Рушанби Одинаева. Фото: CABAR.asia

Рушанби Одинаева, другая жительница села Сурхоб жалуется, что в соответствие с обещаниями ответственных лиц, отдел образования Фархорского района должен был построить ей 3 комнаты и коридор. Одинаева отметила, что у ее семьи был дом из пяти комнат, который был полностью разрушен.

– Приехали представители хукумата Хатлонской области и Фархорского района, увидели всё, но помощи не оказывают. В первые дни после разрушения наших домов приехал один человек из Отдела образования Фархорского района, привез доски и щебень. Из одного банка взяла в кредит 5000 сомони (530 долларов США), из другого – 8000 сомони (845 долларов США) и сама строю свой дом, – говорит Одинаева.

Она обеспокоена работой, выполненной строителями, фундамент, который они залили уже дал трещину.

– Они говорят нам, что больше не имеют возможности помочь – либо мы принимаем то, что есть, либо по-другому никак. Мы сами поставили палатку, нам даже палатку не дали. Целыми днями проводили время на улице как собаки, а ночью негде было переночевать. Все наши вещи остались под водой, даже нечего было есть, – сказала Одинаева.

Газаншох Сафарзода, бывший руководитель Отдела образования Фархорского района признался, что он был ответственным за строительства дома для Рушанби Одинаевой: «Разобрав школу №4 Фархора, мы отвезли владельцу дома деревяные доски. Помогали продуктами, в первые дни благотворительной помощи было много, да и народ обленился. Мы никого не заставляли, объявили среди учителей что людям нужно, все поехали туда по собственному желанию. Несправедливо все проблемы взваливать на хукумат».

Заместитель председателя района: Времена Советского Союза уже прошли

Журналисты CABAR.asia также обратились к представителям местной власти Фархорского района с вопросом почему дома пострадавших до сих пор не построены.

Рахматхуджа Комилзода, заместитель председателя Фархорского района в ходе беседы с нами сказал, что «дома будут построены, да и то, что отстроили делается за счет пожертвований. Нигде не написано, что правительство должно строить дома. У правительства нет бюджета на строительство этих домов. Это природное бедствие и везде, где оно происходит, правительство Таджикистана и Комитет по чрезвычайным ситуациям приходят на помощь. Сейчас не советские годы, чтобы можно было построить эти дома за счет совхозов и колхозов».

Представители властей говорят, что они не обязаны строить пострадавшим дома. Но ранее СМИ сообщали, что рабочая группа Комитета по чрезвычайным ситуациям (КЧС) под руководством первого заместителя председателя Комитета работает в пострадавшем регионе, а солдаты воинской части КЧС направлены туда для ликвидации последствий стихийного бедствия.

По информации Sputnik Таджикистан, для ликвидации последствий этого стихийного бедствия создана рабочая группа под руководством первого заместителя председателя Комитета по чрезвычайным ситуациям Рустама Шохиёна, которая наблюдает за процессом восстановительных работ.

Идибек Буриев, заместитель руководителя Главного уравления защиты населения Комитета по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороны Таджикистана подтвердил, что его ведомство ответственно за строительство домов в селе Сурхоб. Он сказал, что за этим процессом он непосредственно наблюдал в январе текущего года.

– Никто из жителей села Сурхоб не жалуется на процесс строительства своих домов и все довольны работой мечетей и отдела образования хукумата Фархорского района. У меня на руках есть 14 объяснительных жителей этого села, в которых они утверждают, что не имеют никаких жалоб. Фархорский район должен отстроить дома за свой счет”.

Буриев также говорит, что по договоренности дома должны построить мечети и Отдел образования Фархорского района, а внутренней отделкой займутся сами жители.

Фархорский район. Фото: CABAR.asia

Но жители села Сурхоб говорят, что не могут заняться какими-либо работами за свой счет, потому что сель унес почти всё, что у них было. Им удалось найти только остатки дверей и окон, которые они использовали при восстановлении своих домов.

Несмотря на то, что сотрудники Комитета по срезвычайным ситуациям заявляют, что у них на руках есть объяснительные, в которых жители отрицают наличие жалоб на работу местного хукумата, но жители всё еще выражают недовольство тем, что их дома недостроены.

– Кроме строительства одной комнаты ничего больше не сделали. В январе ходила в Отдел образования района, там мне сказали, чтобы приходила в феврале, но через месяц снова попросили прийти, когда станет теплее. Сейчас говорят, что помогут, как только получат зарплату, а мы всё еще ждем помощи, – сказала Рушанби Одинаева.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: