© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Буллинг в школах Казахстана: возраст травли молодеет

Эксперты говорят, что в Казахстане нет продуманной антибуллинговой политики, как и нет протокола реагирования на травлю в школах. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Жительница столицы Казахстана Амина закончила школу семь лет назад, но воспоминания о буллинге все еще свежи. При этом она, как и многие ученики, успела побывать по обе стороны.

«Это было в младшей школе. Объектом стала одноклассница. Мы открывали её тетрадки или дневник и вслух читали её оценки. Перекидывали друг другу её тетрадь, а она пыталась поймать. Но длилось это недолго, потому что пришла её бабушка и учительница, и нас наказали. Вспоминать об этом сейчас дико неприятно и стыдно», – рассказывает Амина.

Словом «буллинг» сейчас уже никого не увидишь. Из-за него покончила с собой героиня нашумевшего сериала Netflix «13 причин почему». От него страдал и «мальчик, который выжил» – всем известный персонаж романов Джоан Роулинг Гарри Поттер.

Ольга Мустафина. Photo: vintagemagazine.kz

Детский психолог Ольга Мустафина считает, что агрессор в такой ситуации словно кричит о недостатке внимания. Это сигнал «я есть, взгляни на меня».

«Это происходит, если у ребенка не хватает безусловной любви и поддержки. Если родитель будет включен, то и ребенок будет чувствовать поддержку, теплоту, любовь, и ему необязательно будет проявлять негативные агрессивные эмоции на своих одноклассников», – поясняет она.

Психолог считает, что у человека, который травит другого, нет базы положительных эмоций, поэтому он их может получить через негативные эмоции, через агрессивное поведение. В случае школьного буллинга необходимо участие квалифицированных специалистов. По информации Министерства образования и науки, всего в Казахстане работают 7207 школьных педагогов-психологов. Это 97% от общей потребности.

«Смеялись за спиной и передразнивали»

С 10 класса Амина сама стала объектом буллинга. При этом училась она в школе-гимназии, которая входит в 100 лучших учебных заведений страны и считается образцовой.

Мы с подругой слушали рок, и это стало основной причиной. Слушали мы его на английском, говорили на английском между собой, подруга еще рисовала.

Нас дразнили, выкрикивали Linkin Park, «готы», «эмо», «металлистки». Ребята из других классов на открытый конфликт не шли, просто смеялись за спиной, передразнивали, якобы случайно толкали в коридоре или в очереди в столовой.

Одноклассники были жестче, они комментировали все – от наших обложек для тетрадей до внешнего вида. Но вот во время контрольных все сразу становились дружелюбными, потому что мы с подругой обе были отличницами, и им надо было у кого-то списывать.

В 2013 году ЮНИСЕФ проводил оценку насилия в отношении детей в школах Казахстана. Две трети учеников, которые приняли участие в анкетировании, сталкивались с дискриминацией и школьным насилием.

 

В Алматы несколько лет работает центр детской безопасности «Ангел», где проводят тренинги по антибуллингу. Глава центра Зарина Джумагулова говорит, что к ней обращаются родители с жалобами на буллинг в классе, где учится их ребенок.

Зарина Джумагулова. Photo: edu2025.kz

«Буллинга как такового может и не быть, но могут быть конфликты в классе, странные агрессивные проявления у некоторых детей. И родители хотят видеть более дружественную атмосферу. Историй много, но печально, что возраст травли молодеет. Начинается она буквально с первого класса», – говорит Джумагулова.

В Министерстве образования говорят, что дети и их родители всегда могут обратиться за помощью, позвонив по телефону доверия 111. Кроме того, создан чат в Telegram «Защитим детей вместе», в котором состоят все педагоги-психологи, директора школ и представители комитета по охране детей. Здесь они намерены обсуждать все известные случаи буллинга. Сейчас в нем состоят 4849 человек.

Для сообщений о фактах неэтичного поведения учителей был создан Telegram-чат«Bala qorgay» («Защитим детей»), в котором сейчас состоят 744 человека. Однако в министерстве объясняют, что большая часть  обращений касается предоставления разъяснений по вопросам образования, прав детей и льгот для малообеспеченных и многодетных семей.

По мнению Зарины Джумагуловой, в Казахстане нет четкой продуманной антибуллинговой политики. Как и нет понятий «травля» и «буллинг» в законе «Об образовании». 

«Если взять любую ситуацию школьного буллинга, то совершенно отсутствует протокол реагирования. Что делать учителю в этой ситуации? Как добиваться нулевой терпимости к насилию в школе? Нет четкой инструкции, что в конкретной ситуации должен делать каждый участник обучающего процесса», – отмечает она.

По ее словам, в Казахстане не ведется статистика по подобным ситуациям. В лучшем случае подсчитывают суициды и суицидальные попытки подростков, но мало кого волнуют причины.

Главное фото: fergana.agency


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: