Аналитические материалы / Кыргызстан

Замира Мураталиева: Проблемы «мягкой силы» России в Кыргызстане

14.05.2015

«В реализации мягкой силы одной из самых важных целевых групп является молодежь, пассионарность которой может обеспечить успех при той или иной задаче. При этом российские агенты мягкой силы уделяют недостаточное внимание молодежи Кыргызстана, делая акцент на высших эшелонах власти», — отметила в статье, написанной специально для CABAR.asia Замира Мураталиева, кандидат политических наук и эксперт Института стратегического анализа и прогноза  КРСУ (Кыргызстан, Бишкек).
Понятие «мягкая сила» вошло во внешнеполитический лексикон и практику Российской Федерации относительно недавно. В концепции внешней политики РФ 2013 г.  «мягкая сила» впервые упоминается в качестве одного из форматов ее внешней политики в современных геополитических реалиях. При этом США активно используют «мягкий инструментарий» уже на протяжении 25 лет, разработав внушительное количество различных тактик и накопив значительный опыт. В силу данных обстоятельств для России представляется целесообразным взять на вооружение наработки Вашингтона, но с другим содержательным наполнением.
Основоположник концепции «мягкой силы» профессор Гарвардского университета Дж. Най определяет «мягкую силу» как «способность влиять на людей посредством привлекательности своих идей, а не принуждения» и выделяет три ее источника: культура (те аспекты, которые привлекательны для других), политические ценности (которые принимают в других государствах) и внешняя политика (когда она воспринимается другими государствами в качестве легитимной и имеющей моральные основания) [1]. Следовательно, «мягкую силу» в контексте системы международных отношений можно определить в терминологии французского социолога П. Бурдье как инструментарий «символической борьбы» за влияние [2]. В процессе этой борьбы конструируются новые социальные группы и формируется новое видение должного социально-политического и мирового порядка посредством представления в выгодном свете тем или иным государством мировому сообществу своей системы ценностей.
У США после распада СССР фактически не осталось именно идеологических конкурентов. При этом капиталистически-социалистическая модель государства в КНР или социализм латиноамериканских стран (Куба, Венесуэла) не могут выступать в качестве действительных альтернатив ввиду того, что первая делает ставку на экономическое измерение  своей внешней политики, а вторые демонстрируют низкий уровень социально-экономического развития, что мешает построению имиджа государства-образца для других стран. В силу этого представители американского научного сообщества в начале 1990-х гг. могли делать достаточно амбициозные заявления в контексте идеологического «конца истории», универсальности и справедливости демократических ценностей, а также миссии США по их распространению. В выстраивании образа  генератора демократической морали в США огромную роль сыграли американские аналитические центры и НПО. «Фабрики мысли» через выступления их представителей на круглых столах, конференциях, открытых лекциях, публикации в СМИ и Интернет-пространстве представляют собой, с одной стороны, «менеджеров по рекламе» национального бренда государства, с другой стороны, используя механизмы непубличных консультаций для государственных органов, предлагают конкретные механизмы и тактики по продвижению этого бренда.
Следует отметить роль НПО в качестве «мини-витрин» политических и культурных ценностей США. Финансируя ряд социально значимых проектов в масштабе местных сообществ, США имплицитно демонстрируют преимущества  своего образа жизни, социального и политического порядка.
Таким образом, представляется, что основная задача, которая должна стоять перед РФ в контексте формирования привлекательного для Кыргызстана образца для подражания и превращения в один из центров притяжения должна состоять в концептуальном оформлении своего видения международного порядка.
Метафорично разработку инструментария «мягкой силы» России в Кыргызстане можно представить как разработку нового железнодорожного коридора. Поезд, который должен пройти по нему – новое видение Россией мира и себя в нем, маршрут – долгосрочная внешнеполитическая стратегия, рельсы – агенты влияния (аналитические центры, НПО). Евразийский концепт должен не просто раскрывать уникальное местоположение России между Востоком и Западом, в нем должно быть обозначено, почему Кыргызстану будет выгоднее углублять сотрудничество именно с Россией в культурном и политическом аспектах. В этом отношении ключевую роль должны сыграть аналитические центры, а также программы по обмену студентами и экспертные площадки.
В последнем случае Россия добилась некоторых результатов, учитывая тот факт, что за последние два года Кыргызстан посетило большое количество российских экспертов, был проведен ряд круглых столов и конференций с участием представителей российских общественных организаций (РСМД, Россотрудничество, Фонд публичной дипломатии А.М. Горчакова, Фонд «Евразийцы – новая волна») и посольства РФ в КР. В результате, КР стала лидером по публикациям о евразийских интеграционных процессах [3]. Однако экспертный диалог  и последующая рефлексия участников этого диалога в СМИ классифицируется некоторыми специалистами не в качестве «мягкой силы», а «мягкой пропаганды», что в некоторых случаях имеет место быть вследствие непрофессионализма отдельных агентов влияния [4].
Говоря о российской мягкой силе, следует уделить отдельное внимание системе образования, которое выступает составным элементом в выстраивании привлекательного образа той или иной страны.
Если сравнивать с опытом Турции, то Россия некачественно или практически не работает в регионах. Турецкие школы и турецкое образование по факту широкой сетью покрыло всю республику, а также пользуется большой популярностью среди широких слоев населения. Турецкая система образования адаптивна, быстро впитывает и использует инновационные методы обучения. Турецкие лицеи превратились для многих граждан в Кыргызстане в образец качественного и перспективного образования. Если говорить открыто о российской системе образования в Кыргызстане, то оно более классическое, очень медленно воспринимает новшества и активные методики обучения. При том, что образование является наиважнейшим компонентом мягкой силы, образом, который ассоциируется со страной и ее народом, центром притяжения молодежи и воспитания новых поколений. Однако, к сожалению, пока говорить об успешном опыте российского образования рано. Необходима системная и комплексная работа по усовершенствованию образования и создания условий для его популяризации и выхода на качественно новый уровень.
Говоря о высшем образовании, наиболее успешным  представляется американский опыт. Американский университет в Центральной Азии (АУЦА) объективно представляет собой сильный мозговой центр, куда стекаются одни из самых академических студентов, т.е. личности, которые мотивированно обучаются и целенаправленно поступили ради получения знаний, а не диплома. Проводимые в АУЦА круглые столы и конференции отличаются результативностью и широким освещением в прессе, имеют эффект обратной связи, когда по итогам мероприятия вырабатываются конкретные предложения и рекомендации. Если говорить о подобных российских мероприятиях, то наибольшая часть проводится для отчетности и формальности. Зачастую организаторы сами не понимают целей и задач мероприятия, занимаясь списыванием денежных средств. Справедливости ради стоит отметить, что распил средств может иметь место везде: и в американском, и в европейском, и в турецком опыте. Однако направление и назначение использования российских денежных средств могли бы быть оптимизированы.
В реализации мягкой силы одной из самых важных целевых групп является молодежь, пассионарность которой может обеспечить успех при той или иной задаче. При этом российские агенты мягкой силы уделяют недостаточное внимание молодежи Кыргызстана, делая акцент на высших эшелонах власти. К примеру, если обратиться к кейсу создания кыргызско-российского фонда, то в данном случае можно выявить ряд недостатков и недочетов. Так, широкие слои населения, представители бизнеса, молодые предприниматели Кыргызстана до сих пор не знают, каким образом можно получить кредит из этого фонда, каково его назначение, чем фонд отличается от обычного банка? «Мягкая сила» должна ориентироваться, на наш взгляд, в первую очередь, на широкие слои населения, на социальные страты, и уже потом на политическую элиту. Тогда образ государства будет пользоваться большим успехом и обладать влиянием, которое можно будет использовать в нужном русле.
В этом аспекте напрашивается весьма положительный опыт Китая в выделении денежных средств для укрепления собственной мягкой силы. Во-первых, китайские деньги в Кыргызстане редко когда списываются и обязательно очерчиваются временными рамками для их возврата, во-вторых выделение средств сопровождается созданием рабочих мест для китайского населения, в-третьих, как правило, на китайские деньги закупаются китайские товары и оборудование, что позволяет развивать собственную экономику, в-четвертых,  китайские сферы вложения средств отличаются рентабельностью. При этом агенты китайской мягкой силы прилежно заботятся о том, чтобы в СМИ намерения Поднебесной при выделении тех или иных средств выглядели максимально альтруистическими и бескорыстными.
Принимая во внимание тот факт, что в КР, как и в других центральноазиатских государствах, фактически отсутствуют налаженные каналы внедрения рекомендаций экспертов в процесс принятия политических решений, экспертный диалог, безусловно, являясь важной составной частью «мягкой силы», не может стать ее единственным источником. Необходимо влияние на уровне местных сообществ через НПО. Это доказывает кейс Кыргызстана: эксперты раскрывают плюсы вхождения КР в ТС, а население получает помощь в решении значимых для них проблем от американских НПО, которые формируют положительный имидж США и могут использовать полученный кредит доверия  для реализации собственных целей.
Опыт США доказал, что «мягкая сила» предполагает, прежде всего, адресный подход, что, с одной стороны,  обусловливает значительные финансовые вливания, но, с другой – гарантирует  долгосрочность ее результатов. При этом РФ может задействовать отличные от американских методы работы НПО. Например, выступать с предложениями финансирования тех или иных проектов на условиях 50:50, культивируя идею коллективного решения проблем, что особенно важно, в частности, для кыргызстанских производителей, развитие которых в евразийских структурах напрямую зависит от укрупнения их предприятий.
Кроме того, у России имеется уникальный источник оказания влияния на Кыргызстан, которого нет у США – мигранты. Здесь важна хорошо продуманная миграционная политика, с одной стороны, направленная на удовлетворение социально-экономических потребностей России, с другой – на формирование своего привлекательного имиджа. В этом отношении также важным механизмом могут выступить НПО. В частности, они могут заниматься разъяснением прав мигрантов в России или выступать посредниками в организации предпринимательской деятельности отдельной группы мигрантов с привязкой к  стране их проживания (например, сбыт произведенной продукции, закупка материалов для производства или организация дилерских фирм – посредников между российскими и центральноазиатскими рынками), что поможет трудоустроить и определенное число граждан центральноазиатских республик на территории их проживания.  При этом финансирование данных НПО может осуществляться не только из государственного бюджета, но, используя практику США, идти от крупных компаний в обмен, например,  на налоговые  послабления.
Стоит также заметить, что у России, как  правопреемнице СССР, есть такой уникальный инструмент мягкой силы как единая история. Так празднование 70-тилетней годовщины дня победы показало, что этот праздник может быть достаточно сильным консолидирующим фактором для миллионов людей не только на пространстве СНГ, но и за его пределами. Важно помнить общую историю, которая может послужить объединяющим началом для реализации тех или иных интеграционных проектов. В 2015 году акция бессмертный полк объединила 12 млн. человек во всем мире, включая граждан таких государств как Эстония, Израиль, Монголия, Норвегия, Германия, Греция и др.
Исходя из вышеизложенного, представляется, что России для успешной реализации мягкой силы в Кыргызстане большое значение играют следующие моменты:
     прежде всего, необходимо содержательно наполнить концепцию евразийства, чтобы она вызывала четкий ассоциативный ряд, как, например, США ассоциируются с демократией и правами человека. Представляется целесообразным подчеркнуть ее несводимость к коммунизму в качестве идеологической основы восстановления СССР. При этом можно апеллировать к  трудам западных политологов, которые квалифицировали евразийство в качестве альтернативы коммунизму (З. Бжезинский: «Впервые евразийство возникло в XIX веке, но стало более распространенным в XX столетии в качестве четко сформулированной альтернативы советскому коммунизму [5];
    во-вторых, важно культивировать развитие аналитических центров, занимающихся прикладными исследованиями на территории республик ЦА (при этом представляется  целесообразным открытие филиалов российских «фабрик мысли» в центральноазиатских республиках и привлечение к работе местных экспертов), что будет закладывать основу стратегии и тактик внешнеполитического поведения России, а также  эффективной деятельности российских НПО. При этом эффективность тандема «фабрика мысли» НПО доказана США;
   отдельным направлением следует выделить работу на местах как в понимании генерации и реализации региональных проектов, так и в направлении усиления внимания к потребностям и ожиданиям широких слоев населения;
    в-третьих, есть потребность в разработке долгосрочной миграционной политики в условиях функционирования Евразийского союза;
  в-четвертых,  немаловажное значение играет общая история, которая при грамотном подходе может выступить элементом мягкой силы для консолидации и мобилизации широких слоев населения далеко за пределами государственных границ России;
   в-пятых, работать в направлении популяризации русского языка, в том числе через организацию языковых центров (включая деятельность по подготовке  потенциальных мигрантов), стажировок преподавателей, программ по обмену школьниками и студентами, а также в направлении продвижения культурных особенностей российского общества (принцип работы AmericanCorners). При этом, учитывая многонациональный характер российского социума, представляется целесообразным поощрять культурные обмены с отдельными субъектами РФ (Башкортостан, Татарстан и др.). Кроме того, важно и в дальнейшем контактировать с выпускниками российских вузов в целях углубления связей с молодежью стран ЦА и «закрепления» позитивного опыта мягкой силы.
В целом, России необходимо усилить работу над всеми составными элементами для успешной реализации мягкой силы в Кыргызстане. Следует отметить, что инструменты «мягкой силы» являются дорогостоящими и рассчитанными на длительное, но непрекращающееся последовательное воздействие. Их влияние фактически незаметно в краткосрочной перспективе, но гарантирует долгосрочные результаты. В этом контексте применима метафора поезда. Поезд пойдет только по построенным железнодорожным путям. Более того, в пункте назначения его будут принимать и ждать только при условии  наличия в нем нужного товара – идей. Российским экспортными продуктами должны стать идея и привлекательный образ РФ, основанный на концепции евразийства, общей истории, культуре, а также взвешенного внешнеполитического курса.
Замира Мураталиева — эксперт Института стратегического анализа и прогноза, доцент кафедры политологии КРСУ, кандидат политических наук.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR
Литература:
1. CSIS Commission on Smart Power. A Smarter, More Secure America / Edited by Armitage R., Nye J. // URL:http://csis.org/files/media/csis/pubs/071106_csissmartpowerreport.pdf (2007)
2.    Бурдье П. Практический смысл // URL: http://gtmarket.ru/laboratory/basis/3069/3078
3. Денисенко Е.Кыргызстан вышел в лидеры по публикациям о ТС и ЕАЭС // URL:http://www.vb.kg/doc/297534_kyrgyzstan_vyshel_v_lidery_po_pyblikaciiam_o_ts_i_eaes.html(22 декабря 2014)
4.     Shakirov O. Russian Soft Power under Construction // URL: http://www.e-ir.info/2013/02/14/russian-soft-power-under-construction/  (14 февраля 2013)
5. Бжезинский З. Великая шахматная доска: господство Америки и ее геостратегические императивы // URL: http://read.virmk.ru/b/bzezinsky/index.htm

Последнее

Популярное