Аналитические материалы / Казахстан

Яков Трофимов: Формы проявления радикализации ислама в Казахстане

18.03.2015

«В республике на апрель 2014 года действовало 2383 мусульманских объединений. Если бы каждое из них имело свой аккаунт в социальных сетях Интернета, то это было бы мощной силой в борьбе с экстремизмом и терроризмом», — отметил в статье написанной специально для CABAR.asia Яков Трофимов, профессор Карагандинского университета «Болашак» (Казахстан, Караганда)

Радикализация в исламе – это сложное многоплановое социально-политическое явление, которое в 21 веке проявляется практически на всех континентах во многих государствах. Об этом свидетельствует, в частности, участие многочисленных боевиков из стран СНГ, Западной Европы, Америки, Австралии и других стран на стороне Исламского государства в Ираке и Сирии.
Однозначного определения «радикализации ислама» дать невозможно, существует много различных определений, из которых наиболее полным является определение, данное российскими экспертами Добаевой И.П., Добаевой А.И., и Гаджибековой Р.Г.:  радикализация ислама определяется как религиозно-политический процесс, в основе которого лежит идеологическая доктрина радикального ислама (исламизма), предполагающая осуществление дифференцированной специфической политической практики – от реализации т.н. «исламского призыва» (умеренный радикализм) до тотального проведения диверсионно-террористических акций в отношении «врагов ислама», обосновывающийся «борьбой за веру» — джихадом, в целях построения исламского государства и введения норм шариата (ультра-радикализм). Данное определение предельно широкое и охватывает все формы радикализации ислама в Казахстане.
ГОСУДАРСТВЕННО – КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ
С распадом СССР в Казахстане был ликвидирован аппарат Уполномоченного Совета по делам религии при Совете министров СССР по Казахской ССР и аппараты уполномоченных по областям. Вопросы координации связей с религиозными объединениями были переданы в ведение Министерства информации и общественного согласия. Только в мае 2000 года был создан Совет по связям с религиозными объединениями при Правительстве в качестве консультативно-совещательного органа, который опирается на аналогичные структуры в областных центрах. В состав Совета входят чиновники, ученые, Главный муфтий Духовного управления мусульман Казахстана и митрополит Русской Православной Церкви. Его функционирование позволило наладить мониторинг религиозной ситуации в стране. Деятельность областных Советов по связям с религиозными объединениями нацелена на оказание содействия в оперативном решении проблем взаимоотношений религиозных объединений с органами власти, в том числе речь идет о проблемах межконфессиональных отношений и необходимости вовремя реагировать на проявления религиозного экстремизма.
На протяжении долгого времени нормализация государственно-конфессиональных отношений в стране существенно осложнялась постоянной реорганизацией органов, отвечающих за координирование религиозной политики в Казахстане. В 2008 г. решением Правительства был создан Комитет по делам религий Министерства юстиции Республике Казахстан, в 2010 г. данный комитет был передан в Министерство культуры. В 2011 г. комитет был преобразован в Агентство по делам религии Республики Казахстан. При Агентстве действовал «Научно-исследовательский и аналитический центр по вопросам религий» (образован в 2007 г.) и «Международный центр культур и религий» (образован в 2008 г.). До середины 2013 года Агентство имело свои подразделения в областных центрах, городах Астана и Алматы. В 2013 году они стали управлениями по делам религий областных акиматов, акиматов Астаны и Алматы. В августе 2014 года Агентство было преобразовано в Комитет по делам религий Министерства культуры и спорта.
В марте-апреле 2014 года во всех областных центрах были созданы коммунальные государственные учреждения «Центр изучения и анализа межконфессиональных отношений». Центры были созданы для организации системного мониторинга, направленного на изучение государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений; подготовки и выпуска методических и информационных материалов по актуальным вопросам и проблемам религиозной сферы с целью предоставления жителям полной и своевременной информации о деятельности религиозных объединений и групп; проведения обучающих семинаров и семинаров-тренингов, направленных на недопущение проникновения в современное казахстанское общество тлетворных идей экстремизма; проведения информационно пропагандистских работ среди населения и др. Пока еще рано говорить о результатах их деятельности, но можно отметить, что определенное усиление информационно пропагандистской работы по профилактике религиозного радикализма в регионах уже произошло.
В 2002 г. Правительством республики приняло курс на распространение научных знаний о религиях через систему образования путем выделения государственного заказа на подготовку религиоведов. К примеру, в 2013 году в шести высших учебных заведениях страны велась подготовка 1500 бакалавров в области религиоведения, исламоведения и теологии, и в пяти вузах готовились 95 магистров в этой области. В последние несколько лет около 390 молодых людей завершили образование по специальности религиоведение. В  2010 году в школьные учебные программы введен курс «Основы религиоведения», но в учебных программах многих колледжей и вузов данный курс отсутствует.
В соответствии с утвержденной «Государственной программой по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2013 – 2017 гг.» предполагается изменение государственных общеобразовательных программ с целью полного охвата обучающихся средних, средних специальных и высших учебных заведений объемом религиозных и светских знаний, необходимых для осознанного отношения к окружающей реальности и критического восприятия получаемой религиозной информации. На сегодняшний день пока неясно, когда и каким образом данная концепция будет внедряться в образовательные программы.
Наряду с внедрением специальных дисциплин в системе образования, государственные органы внедрили ряд других мер, нацеленных на информационно-просветительскую работу с населением. В частности, Агентством по делам религий совместно с Фондом духовного единства разработан информационно-просветительский интернет-портал «EIslam». Портал начал работать в ноябре 2013 года, его деятельность направлена на пропаганду духовных ценностей традиционного Ислама, принципа светскости казахстанского государства, а также профилактике религиозного радикализма. В 2013 начал году работать информационно-консультативный центр «Горячая линия 114», его целью является прием от граждан и организаций информации по всем вопросам, касающимся религиозной сферы, а также оказание консультативной и психологической помощи пострадавшим от деструктивной религиозной деятельности. В центре работают профессиональные психологи, юристы, религиоведы. Консультирование ведется круглосуточно, бесплатно и конфиденциально.
Все вышеперечисленные информационно-пропагандистские мероприятия, безусловно,  дадут свой результат в определенной временной перспективе. Но ожидать существенных результатов в краткосрочной перспективе невозможно.
УМЕРЕННЫЙ РАДИКАЛИЗМ В СОВРЕМЕННЫХ РЕАЛИЯХ КАЗАХСТАНА
Умеренный радикализм в Казахстане проявляется в функционировании «Хизб ут-Тахрир аль Ислами» (деятельность организации была признана экстремистской и запрещена судом Астаныв марте 2005 года) и «Таблиги джамаат» (в апреле 2013 года Сарыаркинским судом Астаны была признана экстремистской и ее деятельность также была запрещена).   
Основной задачей Хизба является утопическая идея о возрождении средневекового халифата. Задача-минимум Хизба – установление халифата в одной стране, максимум – во всем мире. По утверждению Хизба, возникшее исламское государство должно быть унитарным, отрицающим национальные государства, и при этом в нем на всех граждан Халифата распространяются законы шариата. При этом устанавливается запрет на официальное использование национальных языков. Идеологи Хизба сознают, что их идеология находится в противоречии с существующими государственными системами и интересами народов. Препятствиями на пути распространение идей Хизба они считают также патриотические и национальные чувства народа. При этом они утверждают приоритет своей идеологии над интересами народов: «Поэтому если положение будет требовать выбора между народом и идеологией, люди хизба должны крепко держаться идеологии».
Если Хизба распространяет радикальные исламистские идеи через листовки, литературу и интернет, то «Таблиги Джамаат» распространяет ее через устную пропаганду методом «от двери к двери». Несмотря на утверждаемую аполитичность движения, истинные цели «Таблиги Джамаат» такие же, как у Хизба: образование мусульманской империи, которая бы не знала границ национальных государств. По своей сути движение, открыто отказываясь от каких-либо военных и вообще насильственных действий, пытается создать глобальный мусульманский проект в качестве альтернативы современной цивилизации.
По мнению многих экспертов, в настоящее время Хизб и Таблиги  могут непосредственно и не проводить террористические акты, но они подталкивают людей на совершение насильственных акций, то есть эти организации – конвейер по производству террористов. Численность адептов этих организаций в республике экспертами оценивается в 2-3 тысячи человек. Необходимо отметить, что, несмотря на запреты, пропагандистская работа их приверженцев продолжается.
Серьезную озабоченность исламского духовенства вызывают «умеренные салафиты» —  «мадхалиты». Термин «мадхалиты» образован от имени Рабиа Мадхали, исламского ученого, входившего в ближайшее окружение короля Королевства Саудовской Аравии,  который опубликовал несколько книг с критикой идеологии «Братьев-мусульман» и обоснованием необходимости повиновения властям. Термин был введен братьями-мусульманами в целях противопоставления своего «истинного» ислама «мадхалитам». Сами «мадхалиты» считают, что именно они являются истинными мусульманами.
В республике Казахстан «мадхалитами» называют сторонников салафитского исламизма, утверждающими необходимость подчинения светским властям. Распространение идеологии «мадхалитов» опирается на поддержку ряда высокопоставленных казахстанских чиновников, придерживающихся идеологии салафизма, которые подчеркивают, что «мадхалиты» не выступают против существующей власти. Автор полагает, салафизм как радикальный исламизм все-таки представляет угрозу обществу и государству.
ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЙ УЛЬТРА-РАДИКАЛИЗМА В КАЗАХСТАНЕ
Особенность первая: криминальный характер казахстанского терроризма.
 
Идеологическим обоснованием совершения корыстных преступлений является положение салафитского учения о том, что жизнь и имущество неверующих (кафиров) «дозволены» для истинно верующих, которыми члены преступных групп считают только себя. Немаловажно и то, что они считают, что грабят не для себя, а для «джихада».
Сращивание религиозно мотивированного терроризма с уголовной преступностью отмечается многими казахстанскими экспертами. К примеру, политолог Ерлан Карин утверждает, что большинство экстремистских группировок в Казахстане – криминальные банды, промышлявшие разбоем.
О том, что деятельность экстремистских и террористических групп тесно связана с уголовными преступлениями, свидетельствуют многие факты. Так, в   марте 2009 года в Уральске был разгромлен джамаат «Саляфи-джихад», просуществовавший более года. За это время вооруженные бандиты неоднократно грабили магазины в городе и поселках области. Самыми дерзкими их преступлениями стали убийство скупщика мяса и вооруженное нападение на поселковый акимат и отделение «Казпочты». Все деньги, добытые разбойным промыслом во имя распространения радикального ислама, планировалось использовать на вербовку новых членов джамаата, приобретение оружия и распространение радикальной религиозной литературы. Суд приговорил 5 членов джамаата к различным срокам лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Амир (т.е. правитель) джамагата Ринат Аймухамбетов получил самый большой срок – 20 лет лишения свободы. Важно отметить, что религиозная составляющая преступлений в суде должного освещения не получила.
В криминализации религиозного экстремизма могут сыграть негативную роль учреждения уголовно-исполнительной системы (УИС) Казахстана, так как именно в них отбывают наказания экстремисты. По данным комитета уголовно-исполнительной системы МВД РК, за последние 9 лет число осужденных приверженцев экстремистских движений возросло в 21 раз. Если в 2004 году их было всего 24 по республике, то в настоящее время – 510.
Власти Казахстана пытаются поступательно внедрять меры по недопущению распространения радикализации ислама в местах лишения свободы. В частности,  в 2011 годупланировалось перепрофилирование одного учреждения уголовно-исполнительной системы Карагандинской области для содержания в нем лиц, осужденных за участие в организованных преступных группах и осужденных за экстремистскую деятельность. В этом учреждении в пилотном порядке было введено покамерное содержание таких осужденных. Возможно, в этом случае власти опирались на опыт Великобритании, где такая практика существует. В настоящее время от идеи концентрации таких осужденных в одном учреждении отказались, а покамерное содержание таких осужденных распространено на другие учреждения.
В целях осуществления более тщательного контроля за осужденными экстремистами, отбывающими наказание в уголовно-исполнительной системе (УИС), их покамерное содержание с 2014 года осуществляется во всех учреждениях. Важно, чтобы учреждения уголовно-исполнительной системы не превратились в «школы» экстремизма; для этого необходимо поднять уровень контрпропагандистской работы в местах лишения свободы, организовать «религиоведческое» повышение квалификации ее сотрудников. В некоторой степени в настоящей время это происходит: в учреждениях  УИС часто приезжают служители культа и проводят индивидуальные беседы с осужденными.
В тоже время, автор считает совершенно неоправданным введение штатной должности «теолога» в учреждения уголовно-исполнительной системы. Это подрывает закрепленный в Конституции принцип светскости государства так как теология – это совокупность религиозных доктрин о сущности и действии бога, построенная на основе текстов, принимаемых как божественное откровение. В соответствии с этим теолог – это человек знающий теологию. Какое отношение он может иметь к государственной службе сказать сложно. В Казахстане, в отличии от России, должности капелланов Сенатом не вводились.  В исламе улама (улемы) – признанные и авторитетные знатоки теологии и шариата: имамы, факихи, муфтии, кади и др. Однако, большинство из назначенных на должность теологов не являются улама.
 
Особенность вторая: молодежный состав террористов.
 
Для целей данного анализа молодежь – это социально-демографическая группа, переживающая период становления социальной зрелости, вхождения в мир взрослых, адаптации к нему. Границы этой группы размыты и подвижны, но их обычно связывают с возрастом от 15 до 30 лет. В Казахстане удельный вес этой группы составляет порядка 28 процентов, то есть охватывает примерно 4,76 миллиона человек. Характерные черты молодежи – стремление ко всему новому, стремление к активной деятельности. В этот период происходит формирование нравственных убеждений и принципов, которыми подросток начинает руководствоваться в своем поведении. Для молодежи характерно крайне критическое отношение к действительности, стремление преобразования ее в идеальный образец, в том числе и в мусульманский халифат.
 
Экономической предпосылкой является то, что большинство членов выявленных преступных групп являлись безработной молодежью. В 2014 году прокуратурой на основе комплексного социального анализа лиц, осужденных за последние шесть лет, был составлен следующий социальный портрет террориста в Казахстане: это безработный молодой человек в возрасте 28 лет со средним образованием и без специального религиозного образования; женат, имеет несколько детей.
Исследования показывают, что именно молодежь составляет большую часть осужденных экстремистов и террористов. К примеру, в ноябре 2013 года — марте 2014 года независимая неправительственная аналитическая организация «Центр программ безопасности» проанализировала материалы уголовных дел по статье «Терроризм» в период с 2004 по 2013 гг. и провела интервью с осужденными по статье «Терроризм», а также их родственниками и близким окружением. В отчете о результатах исследования сказано: «Социальная характеристика осужденных лиц по статье «Терроризм» такова: более 55 процентов участников уголовных дел – это лица от 17 до 29 лет, из них 36 процентов не достигшие 25 лет, а 35 процентов – в возрасте 30-35 лет. Самому молодому 17 лет, самому старшему 48 лет». В основном, данные цифры соответствуют данным, представленным другими экспертами.
Очевидно, что власти Казахстана очень хорошо осведомлены  и понимают роль и потенциальную угрозу «омоложения» процесса радикализации ислама в стране.  Учитывая, что молодежь составляет значительную часть экстремистов и террористов, правительство инициировало в 2013 году и приняло в 2015 году закон «О молодежной политике»,  длительное время обсуждавшийся в Мажилисе Сената. Данный закон и Концепция государственной молодежной политики Республики Казахстан до 2020 года необходимы для ускоренного решения накопившихся социальных проблем молодежи и снижения процента участия молодежи в радикальном исламизме. В настоящее время важно, чтобы закон и концепция не остались на бумаге.
Особенность третья: отсутствие конкретных требований террористов
Отметим, что отсутствие каких-либо конкретных требований террористов характерно как для Казахстана, так и для многих террористических актов в России, Узбекистане, Кыргызстане.
Единственным исключением из этого являлась деятельность группы, называвшей себя «Джанд аль-Халифа» (JaK), или «Солдаты Халифата», когда 24 октября 2011 года группа выступила с угрозами в адрес казахстанских властей в связи с новыми религиозными законами, требуя, чтобы они были незамедлительно отменены. JaK взяла на себя ответственность за двойной подрыв самодельных взрывных устройств в Атырау 31 октября2011 г. По данным казахстанских правоохранительных органов, три человека, арестованные за взрывы 31 октября, связывались с членами JaK по интернету. В заявлении, в котором группировка брала на себя ответственность за эти атаки, подчеркивалось, что боевики не собирались никому причинить вреда, и заявлялось, что подозреваемый в осуществлении взрыва Байыржан Султангалиев случайно подорвал бомбу. JaK, однако же, угрожало «реками крови» в случае, если религиозные ограничения не будут отменены». Добавим, что уже три года о деятельности данной группы ничего не слышно.
Особенность четвертая: отсутствие религиозного образования
Немаловажной особенностью является то, что большинство из осужденных экстремистов являлись неофитами, лишь недавно принявшими ислам и не имеющими о нем достаточных знаний. По данным исследований, лишь 6 процентов из 220 осужденных по статье «Терроризм» за 2005 – 2013 гг. посещали специальные религиозные заведения. Это говорит о том, что основная часть привлекаемых – это лица не имеющие религиозного образования», — отмечает Е.Карин.
Большинство верующих не имеет серьезного теологического образования и не разбирается в тонкостях теологии своей религий. Здесь важно то, что неофиты не знают традиций традиционного ислама в Казахстане. Существенно и то, что многие арабские проповедники, как и казахстанцы, обучавшиеся в арабских странах, зачастую не рассматривают Казахстан как исламское государство, считая, что именно они принесли истинный ислам в Казахстан. 
Особенность пятая: отсутствие единых экстремистских центров и общепризнанных лидеров
Важно и то, что в республике отсутствует единый центр экстремистов и террористов, равно как нет республиканских лидеров. В каждом известном экстремистском случае каждая группа действовала автономно. Эксперты сходятся во мнении, что в Казахстане пока еще не идет речь о появлении сформировавшейся структуры терроризма. Есть факты террористических атак, но нет речи о появлении терроризма в полном виде как организованного движения, структуры, организации и т. п. Для сохранения данного статуса, в стране необходимо не допустить появления структур, координирующих терроризм.
Особенность шестая: экстремизм направлен против силовых структур
Ряд экспертов особенностью религиозно мотивированного терроризма в Казахстане считают то, что он направлен главным образом против сотрудников КНБ и МВД.   На одном из зарубежных экстремистских сайтов в сентябре 2010 года была опубликована так называемая фетва о джихаде казахстанской полиции, в которой содержались не просто призывы к сопротивлению, а именно к организации коллективных вооруженных нападений. На этом сайте детально объясняли, как должны быть организованы теракты против сотрудников правоохранительных органов. К сожалению, казахстанские СМИ поспешили сделать эту фетву достоянием широкой общественности, выступив в роли пропагандистов терроризма.
КАЗАХСТАНСКИЕ ТЕРРОРИСТЫ ЗА РУБЕЖОМ
Важной особенностью терроризма является участие граждан Казахстана в террористической деятельности, как на территории сопредельных стран, так и в странах дальнего зарубежья.
К примеру, в июле 2009 года во время спецоперации, проведенной в Дагестане, было убито 8 боевиков, у 5 из которых, по данным источников в правоохранительных органах, обнаружены казахстанские паспорта. 19 сентября 2010 года во время спецоперации в Раштской долине Таджикистана у одного из убитых боевиков таджикские силовые органы обнаружили паспорт гражданина Казахстана Артура Набиева. В феврале 2011 года в Махачкале были задержаны двое подозреваемых в участии в незаконных вооруженных формированиях, которые являются гражданами Казахстана, — Альберт Абдикаримов (1989 г.р.) и Раинбек Ержанов (1990 г. р.).  
К сожалению, эти трагические события не вызывали в Казахстане большого общественного резонанса, так как это были единичные случаи и они широко не освещались. Ситуация изменилась только после трансляции в Интернете роликов о казахстанцах, уехавших на войну в Сирию. В октябре 2014 года Генеральная прокуратура Республики Казахстан заявила, что располагает объективной информацией о ряде граждан Казахстана, участвующих в боевых действиях на территории на территории Афганистана, Ирака и Сирии. Также имеются сведения о выезде отдельных граждан с целью участия в вооруженном конфликте на юго-востоке Украины.
В настоящее время попытки выезда граждан Казахстана за рубеж в так называемые «горячие точки», в том числе с помощью лиц, занимающихся вербовкой и отправкой желающих в зону боевых действий, продолжаются. В настоящее время проводятся многочисленные исследования причин выезда граждан Казахстана в «горячие точки», но однозначного ответа не получено. Автор полагает, что религиозный фактор имеет здесь важное значение. Как говорил имам Хомейни: «Смерть в постели — всего лишь обычная смерть, а смерть на Божественном пути является мученической смертью, гордостью и благородством для человека и людей». Идеологическая обработка отъезжающих на джихад осуществляется, по мнению автора, именно в этом ключе. К этому необходимо добавить и психологическую уверенность молодежи в своем личном бессмертии, именно это и объясняет выезд с женой и детьми.
ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В КАЗАХСТАНЕ
Государство уделяет большое внимание совершенствованию законодательства о свободе вероисповедания. Первоначально, в январе 1992 года был принят закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях».  Данный закон юридически закрепил отход государства от антирелигиозной политики коммунистического прошлого, создал условия для реальной реализации гражданами конституционного права на свободу совести. Но уже в 1995 – 1997 гг. данный закон в своих некоторых положениях перестал соответствовать новым историческим реалиям. Его чрезмерный либерализм способствовал агрессивному проникновению в страну многочисленных нетрадиционных для Казахстана религий и в обществе стала активно обсуждаться необходимость внесения в поправок в данный закон. В 2005 году в закон была введена норма об обязательной регистрации религиозных объединений, а в кодексе об административных правонарушения появилась статья 374-1, предусматривающая штрафные санкции за деятельность без официальной государственной регистрации.
В 2011 году были приняты законы «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» и «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений». Преамбула закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» гласит, что Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским государством, где подтверждается право каждого на свободу совести, гарантируется равноправие каждого, независимо от его религиозного убеждения, признается историческая роль ислама ханафитского направления и православного христианства в развитии культуры и духовной жизни народа, уважаются другие религии, сочетающиеся с духовным наследием народа Казахстана, признается важность межконфессионального согласия, религиозной толерантности и уважения религиозных убеждений граждан.
В то же время, ряд положений этого закона запрещает проведение религиозных обрядов на территории и в зданиях государственных органов и организаций. Тем самым все практикующие мусульмане лишены права совершать полуденную и послеполуденную молитвы в случае, если они являются государственными служащими. С точки зрения прав человека, данное положение нарушает право на свободу совести и вероисповедания и вызывает закономерное недовольство данным положением закона со стороны религиозных групп. К примеру, для каждого мусульманина является обязательным совершение пятикратного намаза в течение дня.
Совершенствования законодательной базы по  противодействию экстремизму и терроризму
Парламент и Правительство Республики Казахстан проводят поступательную работу по совершенствования законодательной базы по противодействию экстремизму и терроризму.  В этой связи необходимо отметить Законы Республики Казахстан «О национальной безопасности Республики Казахстан» (1998 г.), «О противодействии терроризму» (1999 г.) и Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторый законодательные акты Республики Казахстан по вопросам борьбы с терроризмом» от 19 февраля 2002 г. Во-вторых, Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения национальной безопасности» от 8 июля 2005 г., который утверждает, что преступлениями, содержащими признаки экстремизма, признаются преступления, предусмотренные следующими  статьями Уголовного кодекса Республики Казахстан:
Ст. 164. Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды (ст. 174 УК РК 2014 года).
Ст. 168. Насильственный захват власти или насильственное удержание власти либо осуществление представителями иностранного государства или иностранной организации полномочий входящих в компетенцию уполномоченных органов и должностных лиц Республики Казахстан (ст. 179 УК РК 2014 года).
Ст. 169. Вооруженный мятеж (ст. 181 УК РК 2014 года).
Ст. 170. Призывы к насильственному свержению или изменению конституционного строя либо насильственному нарушению единства территории Республики Казахстан (ст. 179 УК РК 2014 года).
Ст. 171. Диверсии (ст. 184 УК РК 2014 года).
Ст. 233-3. Терроризм  (ст. 258 УК РК 2014 года).
Ст. 236. Организация незаконного военизированного формирования  (ст. 267 УК РК 2014 года).
Ст. 337 Создание или участие в деятельности незаконных общественных и других объединений. Части вторая и третья  (ст. 404 УК РК 2014 года).
Ст. 337-1. Организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма (ст. 405 УК РК 2014 года).
В 2014 году в Уголовный кодекс РК введены две новые статьи: ст. 162-1 «Участие в иностранных вооруженных конфликтах» (ст. 172 УК РК 2014 года). и ст. 233-5 «Прохождение террористической или экстремистской подготовки» (ст. 260 УК РК 2014 года). Они предусматривают лишение свободы на срок от 3 до 7 лет.
В Республике Казахстан в 2005 г. был принят закон «О противодействии экстремизму». В августе 2009 г. принят Закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем и финансированию терроризма», в соответствии с которым создан соответствующий уполномоченный орган – Комитет финансового мониторинга Министерства финансов. Данный государственный орган в июле 2011 г. стал полноправным членом группы Эгмонт (международное объединение финансовых разведок 127 государств мира), что расширило его возможности по отслеживанию любых трансакций террористов через финансовые учреждения как внутри страны, так и за рубежом.
В июле 2009 г. принят Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информационно-коммуникативных сетей» регламентирующий механизмы пресечения и приостановления распространения в Интернете информации противоправного характера, в том числе террористического и экстремистского содержания.
8 апреля 2010 года принят Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторый законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия терроризму», которым корректируются 5 кодексов и 11 законов, в соответствии с международными нормами устанавливаются принципы и модель государственной системы противодействия терроризму.
В июне 2014 года Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Законом предусмотрены нормы по приведению законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в соответствие с международным стандартом. Закон предусматривает внесение изменений и дополнений в 33 законодательных акта, в том числе в 6 кодексов. Внесены дополнения в Уголовный кодекс РК, согласно которым устанавливается уголовная ответственность за манипулирование на рынке ценных бумаг и незаконное использование инсайдерской информации. Кроме того, предусматривается криминализация конверсии или перевода имущества, представляющего доходы от преступлений, а также конфискация и изъятие доходов от преступлений.
В качестве одной из основных внешних угроз военной безопасности Казахстана Военной доктриной Республики Казахстан, утвержденной в октябре 2011 года, определен международный терроризм. А в качестве внутренней угрозы доктрина рассматривает противоправную деятельность экстремистских националистических, религиозных, сепаратистских и террористических движений, организаций и структур, которая направлена на нарушение единства и территориальной целостности страны, дестабилизацию внутриполитической обстановки в ней.
При Координационном Совете военных органов управления и уголовного преследования образована Межведомственная комиссия по противодействию экстремизму и терроризму  в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Республики Казахстан. Межведомственная комиссия ориентирована на обеспечение реализации государственной политики в области противодействия экстремизму и терроризму.
В соответствии с законом «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» (2011 г.) введена обязательная религиоведческая экспертиза ввозимой в республику религиозной литературы. Важным является и то, что «нормативно закреплен порядок помещений для распространения религиозной литературы и иных материалов религиозного содержания, предметов религиозного значения. На сегодняшний день по республике акиматами определены 212 книжных магазинов. В то же время выявляются факты распространения религиозной литературы вне установленных мест, в том числе на улицах и подъездах. Особенно этим грешат представители «Свидетелей Иеговы»6 января 2012 г. принят новый Закон «О национальной безопасности Республики Казахстан».
Принципиально значимо постановление Правительства «Об утверждении Правил погребения лиц, уголовное преследование в отношении которых в связи с их участием в террористической деятельности прекращено из-за смерти, наступившей в результате совершения ими акта терроризма, а также при пресечении совершаемого ими акта терроризма», которое устанавливает: «Тела лиц, уголовное преследование в отношении которых в связи с их участием в террористической деятельности прекращено из-за смерти, наступившей в результате совершения ими акта терроризма, а также при пресечении совершаемого ими акта терроризма для захоронения не выдаются, и о месте их захоронения не сообщается».
В январе 2013 г. был принят закон «О внесении изменений и дополнений в некоторый законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия терроризму». Одним из его результатов стало создание в областях Казахстана региональных антитеррористических комиссий. В законе проведено разграничение понятий «терроризм» и «акт терроризма». Так, ст.1 п.5 гласит: «терроризм – идеология насилия и практика воздействия на принятие решения государственными органами, органами местного самоуправления или международными организациями путем совершения либо угрозы совершения насильственных и (или) иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу, государству». Ст.1 п.6 устанавливает: «акт терроризма – совершение или угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений государственными органами Республики Казахстан, иностранными государствами или международными организациями, а также посягательство на жизнь человека, совершенное в тех же целях, а равно посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность».
В 2013 г. на законодательном уровне установлен перечень из 21 государственного органа (ранее этот перечень состоял из 5 госорганов), осуществляющих противодействие терроризму, с определением их компетенции в этой сфере. Впервые в общегосударственную систему противодействия терроризму введен Антитеррористический центр при КНБ.
В августе 2013 года указом Президента Казахстана утверждены правила организации и функционирования государственной системы мониторинга информации и оповещения населения о возникновении угрозы акта терроризма. По мнению политолога, секретаря НДП «Нур Отан» Ерлана Карина, указ определяет порядок информированности, зону ответственности каждой службы. На территории Казахстана в случае возникновения угрозы будут устанавливаться уровни террористической опасности – к примеру, умеренный («желтый» — при наличии информации, требующей подтверждения, о возможности совершения акта терроризма); высокий («оранжевый» — при наличии подтвержденной информации о реальной возможности совершения акта терроризма); критический («красный» — при наличии информации о совершенном акте терроризма и при подтвержденной информации о возможном совершении повторного акта терроризма).
24 сентября 2013 года указом Президента Казахстана утверждена «Государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2013 – 2017 годы». Цель программы: «Обеспечение безопасности человека, общества и государства посредством предупреждения проявлений религиозного экстремизма и предотвращения угроз терроризма». В октябре 2013 года Правительством разработан план мероприятий по ее реализации.
3 ноября 2014 года Президент Казахстана Н.Назарбаев  подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия экстремизму и терроризму». Законом вводится запрет на въезд в Республику Казахстан лицам, о которых у органов национальной безопасности имеются сведения о причастности их к экстремизму или террористической деятельности.
Кроме того, согласно новым нормам, выезжающих на войну казахстанцев будут предупреждать об уголовной ответственности. Также закон позволяет в порядке особого судебного производства признавать организации экстремистскими и террористическими, независимо от их территориального статуса. Решения судов по этим делам будут немедленно исполняться. Закон дает возможность в судебном порядке признавать информационные материалы террористическими. До настоящего времени это было возможно лишь в отношении экстремистских материалов.
Еще одним нововведением является конфискация и обращение в доход государства имущества организаций, признанных судом экстремистскими. Внесена также норма, обеспечивающая проведение финансового мониторинга за всеми лицами, осужденными за террористические преступления или попадающими в сферу деятельности правоохранительных органов или специальных служб по таким преступлениям.
Комитету по правовой статистике и специальным учетам при Генеральной прокуратуре предоставлено право вести единый список организаций, информационных материалов, признанных судом экстремистскими или террористическими и размещать его на своем ведомственном сайте.
На совещании руководителей мировых спецслужб в январе 2011 года в Екатеринбурге пришли к выводу о том, что Интернет стал «университетом» для террористов и радикалистов. В связи с этим для государственных органов противодействие распространению экстремизма и терроризма в Интернет-ресурсах стало актуальнейшей задачей. В Казахстане предусмотрен ряд требований, позволяющих бороться с распространением незаконного контента. Согласно действующему законодательству, любой интернет-ресурс имеет статус средства массовой информации и, соответственно, ему запрещено распространять сведения, пропагандирующие идеи терроризма и экстремизма, порнографии, детского суицида. Однако в полном объеме данная юридическая норма работает только на казахстанском сегменте Интернета, который составляет незначительную часть мировой паутины. Изолировать казахстанский сегмент от остального Интернета практически невозможно и нецелесообразно, так как это резко снижало бы значимость Интернета и противоречило бы праву граждан на получение информации. Необходимо отметить и то, что только 34% казахстанцев посещают сайты доменной зоны KZ. На мобильный интернет в Казахстане приходится всего 15% общего интернет-трафика .
Во всех государствах мира осознается необходимость борьбы с распространением незаконного контента, при этом единого понимания термина «незаконный» в мире нет. Тесно связана с проблемой распространения незаконного контента и проблема национальной кибербезопасности. В 2011 г. свою Концепцию национальной кибербезопасности приняла Великобритания, в 2013 г. – Нидерланды, Индия, Испания, Турция, Венгрия и Польша. В январе 2014 г. в России текст Концепции, которую готовили при участии IT-бизнесменов и НКО, представили на общественное обсуждение. По данным отчета, опубликованного в конце января 2014 на сайте Всемирного экономического форума, в 2013 г. мировые расходы на кибербезопасность составили рекордные 69 млрд. долларов.
В Казахстане, к сожалению, такой концепции пока нет. Работа по борьбе с незаконными Интернет-ресурсами до 2014 года проводилась стандартным способом:  мониторинг – религиоведческая экспертиза – рассмотрение результатов религиоведческой экспертизы прокуратурой – направление материалов в суд – решение суда. При этом принятие окончательного решения затягивалось на срок от 2 до 6 месяцев. В 2014 году прокуратурой впервые было применено досудебное блокирование доступа к информации экстремистского содержания путем внесения предписания в уполномоченный орган.
Прокуратурой республики проводится существенная работа по борьбе с незаконными Интернет-ресурсами. В 2014 году по заявлениям прокуроров судами признана незаконной продукция 703 Интернет-ресурсов и признано экстремистскими 198 информационных материалов. Однако если учесть сведения о наличии в сети свыше 5 000 экстремистских и террористический сайтов, то получается, что работы для прокуратуры еще очень много.
Особую сложность в борьбе с незаконными Интернет-ресурсами представляют всевозможные социальные сети: «Одноклассники», «ВКонтакте», «Twitter», «Facebook», «YouTube» и др. Некоторые участники этих социальных сетей намеренно публикуют в них провокационные и экстремистские материалы и статьи. В зависимости от редакционной политики эти материалы или быстро убираются или остаются в сети. Блокировка какой-либо конкретной социальной сети в принципе возможна, но она означала бы нарушение принципов демократии и вызывала бы протесты у многих пользователей. Блокировка же конкретных страниц возможна только по согласованию с владельцами социальной сети. Правоохранительными органами тщательно отслеживаются социальные сети для выявления возможного участия казахстанских граждан в экстремистской и террористической деятельности.
В республике на апрель 2014 года действовало 2383 мусульманских объединений. Если бы каждое из них имело свой аккаунт в социальных сетях Интернета, то это было бы мощной силой в борьбе с экстремизмом и терроризмом. Есть препятствие – многие имамы не владеют интернет-технологиями. Однако это препятствие можно легко обойти. Во всех мечетях много молодежи, которая ими владеет. В связи с этим, необходимо создавать тандемы из опытного духовного наставника – имама и молодого верующего, владеющего новыми технологиями, и в этой паре смело выходить в Интернет. При этом будет и повышаться уровень религиозных знаний у молодежи, и реализовываться ее цель – служить Исламу, умме.
УЧАСТИЕ КАЗАХСТАНА В МЕЖДУНАРОДНЫХ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯХ
В Казахстане большое значение придается укреплению международного сотрудничества по линии борьбы религиозным экстремизмом и терроризмом. Казахстан подписал и ратифицировал тринадцать международных универсальных конвенций о борьбе с терроризмом. Республика неукоснительно выполняет требования Резолюции Совета безопасности ООН по борьбе с терроризмом и ежегодно представляет Национальный доклад о проделанной работе в Контртеррористический Комитет ООН. В соответствии с решениями Совета безопасности ООН в стране налажена система по противодействию отмыванию денег и финансированию террористической деятельности.
Осуществляется практическое взаимодействие с государствами-участниками СНГ, входящими в состав Антитеррористического центра созданного по инициативе Президента Казахстана в 2000 году.  
25 – 28 января 2005 года в Алматы состоялось IV Специальное заседание Контртеррористического Комитета Совета Безопасности ООН, что свидетельствует о признании международным сообществом важной роли, которую играют страны Содружества в борьбе против международного терроризма. Показательным выступает взаимодействие государств-членов СНГ в рамках Договора о сотрудничестве в борьбе с терроризмом от 1990 года.
В 2003 году по распоряжению Президента Казахстана создан и функционирует межведомственный Антитеррористический центр Комитета национальной безопасности (АТЦ). В состав АТЦ входят 10 государственных органов, к компетенции которых относятся вопросы противодействия терроризму (Комитет национальной безопасности, Служба охраны Президента, министерства внутренних дел, обороны, по чрезвычайным ситуациям, юстиции, культуры, связи и информации, транспорта и коммуникаций, Комитет таможенного контроля Министерства финансов). Основными задачами Центра являются:
·         координация антитеррористической деятельности государственных органов;
·         сбор и анализ информации о террористических и иных экстремистских угрозах;
·         обеспечение готовности государственных органов к действиям в случае возникновения террористической угрозы;
·         организация и проведение информационно-пропагандистской работы;
·         разработка нормативных актов, совместных планов и программ;
·         сотрудничество с международными центрами и организациями;
·         подготовка и проведение антитеррористических мероприятий.
С момента создания Центра рассмотрен ряд проектов законов, соглашений, концепций и других нормативных правовых актов в области борьбы с терроризмом, в том числе международного характера. Обеспечено участие АТЦ в работе Антитеррористического центра стран СНГ, Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества и ряда других международных организаций.
В 2013 году Указами Президента Республики Казахстан утверждены положения об Антитеррористическом центре Республики Казахстан и об антитеррористических комиссиях в регионах страны. Механизм его функционирования успешно апробирован в ходе крупномасштабного совместного учения специальных служб и органов безопасности стран Содружества «Каспий-Антитеррор-2005».
С 1992 года действует Совет министров внутренних дел государств-участников СНГ, в рамках которого 8 сентября 2000 г. подписано Соглашение о сотрудничестве в борьбе с терроризмом. Рабочим органом Совета министров внутренних дел является Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений.
Важным в укреплении международного сотрудничества в антитеррористической деятельности является членство Казахстана в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), основанной 15 июня 2001 года лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. Первыми документами, принятыми ШОС, стали «Декларация о создании Шанхайской организации сотрудничества», «Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» и «Совместное заявление о подключении Узбекистана к механизму «Шанхайской пятерки». Подписаны также соглашения ШОС о подготовке кадров для антитеррористических формирований и о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Ратифицировано Положение о политико-дипломатических мерах и механизмах реагирования ШОС на ситуации, ставящие под угрозу мир, безопасность и стабильность в регионе. C 2003 года на регулярной основе проводятся антитеррористические учения воинских формирований стран-членов ШОС под кодовым наименованием «Мирная миссия». В рамках ШОС с 1 января 2004 года действует Исполком антитеррористической структуры (РАТС) в г. Ташкенте. С момента создания РАТС налажено взаимодействие с региональным представительством Управления ООН по наркотикам и преступности в Центральной Азии.
Политическое решение проблем обеспечения безопасности на азиатском континенте также связывается с казахстанской инициативой по созыву Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Саммиты СВМДА прошли в 2002 и 2006 годах в Алматы. Проведенные в рамках СВМДА за последние два года встречи высокого уровня уже стали важным шагом в создании действенного механизма безопасности в Азии. С принятием в 2002 году «Декларации об устранении терроризма и содействии диалогу между цивилизациями» и в 2004 году «Каталога мер доверия» сотрудничество в этой области приобретает все более системный и углубленный характер.
В формате Организации Договора о Коллективной безопасности (ОДКБ) подписано Соглашение о Коллективных силах оперативного реагирования (КСОР),  к задачам которых отнесена и борьба с терроризмом. Соответствующими нормативными правовыми актами регламентированы организационные аспекты создания КСОР. Принят перечень организаций, признанных террористическими и экстремистскими на территориях государств-участников ОДКБ. В целях укрепления в формате ОДКБ на территории Казахстана проведено стратегическое оперативно-тактическое учение «Взаимодействие – 2009» (октябрь 2009 г.) Коллективных сил оперативного реагирования, рассматриваемых в качестве компонента постоянной готовности сил и средств ОДКБ для адекватного реагирования на вызовы и угрозы, в том числе возможные террористические действия и чрезвычайные ситуации. Контртеррористические вопросы отрабатываются в ходе ежегодных совместных учений Коалиционных сил ОДКБ.
С 2001 года стало практикой проведение совместных учений по вопросам борьбы с терроризмом государствами-участниками СНГ. В 2012 году такое учение «Дон-Антитеррор-2012» было проведено при координирующей роли АТЦ СНГ на территории Казахстана, России и Украины. В ходе проведения подобных мероприятий приобретается практический опыт взаимодействия правоохранительных органов, спецслужб и воинских подразделений в ведении борьбы с террористическими формированиями, применяющими повстанческо-партизанскую тактику. 21 ноября 2013 года в Москве в ходе 65-го заседания Совета министров обороны государств-участников СНГ было принято решение об объединении опыта подготовки спецподразделений.
В последнее время реальной угрозой для безопасности государств СНГ стало «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Это обусловлено тем, что ИГИЛ активно вербует молодежь стран СНГ для участия в боевых действиях в Сирии и Ираке. В связи с этим, на прошедшем 21 ноября 2014 г. 37-м заседании Совета руководителей органов безопасности и специальных служб стран СНГ было принято решение о совместных действиях в данном направлении. Так, в России в связи с этим были внесены соответствующие поправки в действующие нормативно-правовые акты. Аналогичные меры предпринимаются в Казахстане и других странах СНГ. В Казахстане вопросом предотвращения попадания наших граждан в «Исламское государство» занимаются не только силовые структуры, но и другие госорганы, подключенные к работе Антитеррористического центра страны, а также неправительственные организации. С начала 2014 года совместными усилиями на пространстве СНГ была прекращена деятельность 7 международных террористических групп, ликвидированы 59 глав экстремистских группировок, более 120 человек задержаны и находятся под судом.
Помимо этого, Казахстан участвует в реализации контртеррористических мероприятий в рамках  Индивидуального плана действий партнерства с НАТО. Расширяется сотрудничество с Советом Евро-Атлантического партнерства. Показателем доверия к Казахстану стало проведение в Астане 24-26 июля 2009 года 3-го Форума безопасности НАТО/СЕАП и межпарламентского семинара Роуза-Рота.

Яков Трофимов, профессор Карагандинского университета «Болашак» 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR

Последнее

Популярное