Статьи IWPR по ЦА Кыргызстан

Выборы 2015: Устойчивая беспринципность партий

01.10.2015

Рыночные отношения между электоратом и политическими силами определяют схему и содержание избирательного процесса Кыргызстана.
www.iwpr.net  Эмиль Джураев

juraevemil4 октября граждане Кыргызстане пойдут на избирательные участки, чтобы выбрать депутатов парламента на следующие пять лет.

Это будут вторые по счету выборы с момента принятия новой конституции в 2010 году, в которой Жогорку Кенеш был наделен большими полномочиями. В предвыборной гонке участвуют четырнадцать партий со списками кандидатов, которые получат места по пропорциональной системе.

ОДНИ И ТЕ ЖЕ КАНДИДАТЫ

Политики уходящего парламента высокого мнения о собственных заслугах. Избиратели, напротив, в большинстве своем, разочарованы и обеспокоены тем, что 92 из 120 депутатов нынешнего парламента являются кандидатами в следующий созыв. Если это и не удивительно, то определенно необычно то, что большинство из них идут на выборы не с партиями, представителями которых они являлись в уходящем созыве парламента, а с другими политическими объединениями.

Эти две тенденции указывают на две основные проблемы предстоящих выборов. Во-первых, вновь возвращается огромное количество «старых» политиков. Это предвещает то, что правительство  в следующие пять лет будет знакомым и посредственным в равной степени. Во-вторых, здесь очевидна проблема того, что большинство партий лишены идей и идеалов. Когда политики и партии сватаются друг к другу, их в последнюю очередь беспокоит согласование своих идейных убеждений. По-видимому, согласовывать нечего.

Почему эти явления повторяются вновь и вновь, даже при том, что все в Кыргызстане о них знают и отвергают? И сторонники, и критики парламентской системы, созданной конституцией 2010 года, комментируют плачевное состояние политических партий и беспринципное, расчетливое поведение политиков. Несмотря на это, эти выборы состоятся так же, как и раньше, и цикл вновь повторится.

СПРОС И ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Если есть спрос на положительные изменения, то стоит подумать, почему они не происходят; иными словами, почему у нас те же самые старые политики и партии, как и раньше, и почему они будут избраны вновь.

Одно из объяснений недостатков политического ландшафта Кыргызстана заключается в аналогии рынка, которую американский политолог Генри Гейл применил к ситуации в России.

Судя по этой аналогии, предложение удовлетворяет спрос и, наоборот, спрос будет подстраиваться под предложение. Так, если электорат Кыргызстана голосует за определенные виды партий определенное время, то такие партии укореняются. Поставщик не заинтересован в затратах времени, денег и интеллектуальных усилий для улучшения существующего продукта, если более дешевая и простая версия уже хорошо продается, и если, тем более, улучшенный продукт может и не окупиться, или может оказаться непопулярным среди клиентов. А построение сильной, стабильной и идеологически непоколебимой партии в Кыргызстане – это определенно затратное дело.

Рыночная аналогия применима и к медленно меняющимся лицам политической элиты. Как и экономический рынок, «политический рынок» может быть до отказа забит группой долгосрочных монополистов со связями, делая вхождение новых игроков чрезвычайно сложным. Перспективные молодые кандидаты могут быть скуплены крупными игроками, тогда как новичок, попытавшийся копировать и вытеснить существующие фигуры, скорее всего, проиграет борьбу за существование.

Таким образом, говоря языком рынка, предложение в Кыргызстане пресыщено и – с точки зрения взглядов – консервативно, самовосстанавливающееся и прагматично.

ПОКУПАТЕЛЬ ВИНОВАТ

Продолжая аналогию рынка, взглянем на сторону спроса. Спрос формирует предложение, равно как и формируется им же. Все кандидаты в депутаты заинтересованы притянуть к себе как можно больший сегмент электората.

С точки зрения их спроса  и ожиданий, избиратели в Кыргызстане больше сконцентрированы на конкретных проблемах – безработица, коррупция, связи с Россией, этнические отношения и так далее. Также они предпочитают практические решения – ремонт дороги, школы или детской площадки, строительство моста или мечети, установка нового водяного насоса.

Причины такого поведения, вероятно, заключаются в сочетании привычки, укоренившегося недоверия к сложным программам и обещаниям партий, и, следовательно, предпочтения моментальных вознаграждений. На электорат Кыргызстана не действуют идеологические факторы, и он мало заинтересован в философии управления государством и экономикой партий. Трудно сказать, возникло ли это безразличие из-за фактического отсутствия разницы между партиями, или же, наоборот, партии лишены конкретных взглядов, так как электорат, в основном, безразличен.

Что касается взглядов, избиратели редко относят себя к социалистам, либертарианцам или либералам. Они и не голосуют подобным образом; вместо этого, они выбирают партии, исходя из партийных списков. Им может нравиться  или не нравиться определенный лидер партии, и они проголосуют соответственно. Либо у них может быть «свой собственный» кандидат, за которого они проголосуют. Тогда как лидер партии – величина постоянная, партийный список может меняться, и все партии внесли в свои списки перспективных, уважаемых кандидатов со всех регионов страны.

Другой фактор заключается в текущем нахождении у власти. Партия власти, как обычно, получит большинство голосов в силу своих ресурсов. Это может быть в силу того, что люди отдают предпочтение стабильности, но и из-за привычки, которую они приобрели – в прошлом, принудительно – выбирать безопасный вариант. Это все еще предположение, так как Кыргызстан имеет мало опыта в проведении свободных и честных выборов.

Исходя из таких подходов к голосованию, вполне объяснимо, почему политические партии не меняются существенно от выборов к выборам, и что в их списки в основном попадают одни и те же знакомые лица.

ВСЕ ЛИ ТАК ПЛОХО?

Насколько серьезна проблема, если избирателям предлагают один и тот же выбор на этих выборах?

В большинстве демократий, политики обычно желают быть переизбранными. После того, как они побывали в кресле депутата, немногие упустят возможность вновь занять это кресло. Совершенно нормально, что три четверти депутатов выставили свои кандидатуры на выборы. Те, кто жалуется по этому поводу в Кыргызстане, возможно, просят слишком много.

Средний возраст политиков в Кыргызстане относительно молодой. Тех, кому за 60, меньшинство в правительстве и в парламенте, а многим по тридцать с лишним лет. На эти выборы несколько основных партий выставили еще более молодых кандидатов. На листовке одной из партии говорится, что их самому старшему кандидату 63 года, а самому молодому – 23 года.

Когда речь идет о наборе новых элиты кадров, многие партии, кажется, прислушиваются к электорату. Все основные партии выдвинули почти в начале своих списков кандидатов, которые никогда не занимали выборные должности или правительственные посты, которые неизвестны как политики, и, в крайних случаях, которые мало чего вообще достигли в жизни. Будущее покажет, пройдет ли кто-нибудь из этих новобранцев в парламент.

Таким образом, жалобы на то, что партии бесконечно приводят одних и тех же людей, не выглядят обоснованными.

А более обоснованное беспокойство заключается в репутации некоторых прошлых политиков. Многие из этих знакомых лиц запомнились нелестными достижениями на госслужбе в прошлом. В стране, где привычно сочетание высокого государственного поста и частного бизнеса, существует твердое общественное опасение в отношении многолетних бизнесменов-политиков на том основании, что они могли использовать служебное положение для личной выгоды.

Другое обвинение, которое можно обоснованно предъявить к политическим партиям, заключается в недостаточности у них идей. Трудно выявить существенную разницу между разными партиями с точки зрения их подходов к управлению экономикой, их определения социальной справедливости, или того, в каком направлении они поведут страну в конституционном плане.

Почти всем партиям не хватает подробностей и глубины по этим вопросам. Все они стремятся состязаться друг с другом в том, кто предложит более заманчивые обещания по искоренению коррупции, созданию рабочих мест, доступности кредитов, усилению института семьи и объединению страны. Когда дело доходит до того, каким образом они воплотят эти обещания, у них мало идей.

Такое отсутствие многообразия подчеркивается наличием большого количества политиков, поменявших партии на предстоящих выборах. Крайне примечательно, что действующие депутаты от партий, и даже лидеры парламентских фракций, не постеснялись записаться кандидатами от других партий. В одном случае, партия в правящей коалиции приняла в свои ряды несколько самых громких оппозиционных депутатов. Большое число перебежчиков в сочетании со многими кандидатами, которые только что вошли в партии, указывает на то, что партии мало интересуют мнения и взгляды индивидуумов.

Используя термин политического философа Эрнеста Геллнера, политические партии Кыргызстана являются «модульными»: они могут быть разобраны на части и вновь собраны в любом сочетании их членов, если не их лидеров, и все равно все у них будет по-старому.

Эмиль Джураев – преподаватель политологии в Американском университете в Центральной Азии и доктор политологии (Ph.D) Университета Мэриленд.

Последнее

Популярное