Статьи IWPR по ЦА Кыргызстан

Вступление в ЕАЭС – не помеха для контрабанды в Кыргызстане

17.06.2015

Стратегическое положение и прозрачные границы делают страну идеальным местом для торговли, а также контрабанды.

www.iwpr.net  Анна Яловкина, контрибьютор IWPR в Кыргызстане 

Теперь, когда Кыргызстан формально вступил в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), он должен применять такие же меры пограничного и таможенного контроля, как и другие члены Союза. Однако аналитики сомневаются, что это напрямую повлияет на снижение оживленной прибыльной торговли товарами, перевозимыми контрабандой через границы центральноазиатского государства.

Кыргызстан, имеющий протяженные границы с Китаем, Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном, превратился в торговый хаб после обретения независимости в 1991 году. Будучи членом Всемирной торговой организации (ВТО), он выигрывал, в частности, от низких таможенных пошлин с Китаем, который также является членом ВТО, откуда товары народного потребления в большом количестве ввозятся, а затем реэкспортируются в другие центральноазиатские государства.
Оптовая торговля является источником дохода для сотен тысяч семей в Кыргызстане. И она не всегда законна; границы прозрачны и часто плохо обозначены, а чиновники иногда замешаны в контрабанде.
8 мая Кыргызстан формально вступил в Евразийский экономический союз, торговый блок России, Беларуси, Казахстана и Армении. Как только договор о его присоединении ратифицируют парламенты всех стран-участниц, граница Кыргызстана с Казахстаном будет открыта, и стране придется ужесточить контроль со странами, не являющимися членами Союза, включая Китай, посредством введения повышенных ввозных пошлин на товары, ввезенные из таких стран.
Эти положения были разработаны Таможенным Союзом, который существовал с 2010 года, и в который входили Россия, Беларусь и Казахстан. Таможенный союз был преобразован в Евразийский экономический союз, который был наделен более широкими полномочиями в прошлом году.
Вслед за повышенными таможенными сборами последует комплекс мероприятий по усилению безопасности границ и пресечению контрабанды.
ОГРОМНЫЕ МАСШТАБЫ КОНТРАБАНДЫ
По данным министерства экономики Кыргызстана, теневая экономика составляет 39% ВВП. Контрабанда идет через официальные контрольно-пропускные пункты, а также в других пунктах вдоль часто неопределенной границы, часто называемой «зеленой границей».
По данным Таможенной службы Кыргызстана, в прошлом году она задержала контрабандистов по 3000 делам на сумму 250 миллионов сомов (5,24 млн. долларов США) на официальных контрольно-пропускных пунктах, и остановила движение товаров стоимостью 8,5 млн. сомов через «зеленую границу» в 69 случаях. В этом году цифры составили 104 млн. и 5 млн. сомов, соответственно.
Эксперты полагают, что это лишь малая часть от общего объема незаконной торговли.
granitsa2Экс-вице-премьер-министр по безопасности и вопросам границ Токон Мамытов в интервью IWPR сообщил, что объем нелегальной торговли Кыргызстана с Узбекистаном и Таджикистаном составляет 30%.
С Китаем, по его словам, он составляет 80%. Это подтверждается разницей между цифрами торгового оборота, о которых сообщают правительства двух государств. По словам Кыргызстана, годовой торговый оборот с Китаем составляет 1-1,2 млрд долларов. Китай говорит о пяти млрд долларов.
Вдобавок к китайским потребительским товарам, предназначенным для других центральноазиатских рынков, Кыргызстан также импортирует товары для внутреннего потребления. По словам таможенников, нефтепродукты, в том числе бензин, дизельное топливо и смазочные материалы, составляют основную часть ввозимых контрабандных товаров. Фрукты и овощи поступают из Таджикистана и Узбекистана, а сигареты и алкоголь – из Казахстана.
«Ввоз фруктов и одежды с Таджикистана по сравнению с контрабандой ГСМ – мизер», — рассказал в интервью IWPR Мирлан Алымбеков, заместитель начальника по борьбе с контрабандой Государственной таможенной службы.
Официально завозимого топлива из Казахстана не хватило бы и на треть автомобилей в Кыргызстане. Большая часть топлива поступает через шланги через реку Чу на границе с Казахстаном на севере и западе, или в грузовиках.
На юге бензин поступает контрабандой из Узбекистана. Служба по борьбе с экономическими преступлениями Кыргызстана полагает, что в Баткенскую область ежедневно поставляется 30-40 большегрузных машин с ГСМ из соседнего Узбекистана. Это в десять раз больше потребности этой маленькой области, и 90% грузовиков направляются в соседний Таджикистан.
Контрабанда стала образом жизни для многих. По оценкам таможенной службы, 80-90% контрабандистов, которых они задерживают, проживают в приграничных зонах Кыргызстана или в соседних странах.
ЧИНОВНИКИ УТВЕРЖДАЮТ В СПОСОБНОСТИ ПРЕСЕКАТЬ КОНТРАБАНДУ
Несмотря на распространенность контрабанды, таможенники оптимистично настроены и считают, что смогут прекратить поток товаров, как требует этого членство в Евразийском союзе. Страна получила гранты на сумму 200 млн. долларов от России и 100 млн. – от Казахстана для модернизации пограничного оборудования и усиления контроля.
granitsa3Контрольно-пропускные пункты оснащаются оборудованием для проведения ветеринарных, санитарных проверок, а также приборами для рентгена и сканирования. Также модернизируются системы обмена информацией с центром, налоговой и другими государствами-участниками Евразийского союза.
Алымбеков в интервью IWPR рассказал, что все эти меры сведут контрабанду к минимуму.
«Помимо модернизации таможенных постов, мы усиливаем оперативные подразделения таможенных органов и открываем Оперативную таможню «Юг», обеспеченную оружием, транспортом, оборудованием. Мобильные группы должны проводить профилактические работы, — рассказал он. — Контрабанда тоже на месте не стоит… Но мы к этому готовимся, увеличиваем штат сотрудников».
Однако не все так оптимистичны. Заместитель председателя Государственной пограничной службы Искендер Мамбеталиев говорит, что большая часть контрабанды проходит через официальные контрольно-пропускные пункты, расположенные на установленной границе с Китаем. Но основной поток незаконной торговли проходит через «зеленую границу» на часто неоформленных участках границы, и его ликвидация займет много времени.
«Контрабандисты проходят через зеленую границу, в большинстве случаев, на неописанных участках, где мы не можем возводить инженерные сооружения [заборы и т.д.]. Все сразу понимали, что мы не успеем утвердить линии границ до присоединения к Таможенному союзу. Эта ситуация продлится еще лет 20, и через эти участки по-прежнему будет идти нелегальная торговля», — сказал он.
Мамбеталиев согласен с тем, что новое оборудование по контролю за качеством и за документацией на контрольно-пропускных пунктах даст возможность лучше отслеживать движение товаров. Но это просто подтолкнет контрабандистов к поиску новых маршрутов через неописанные участки, и так уже загруженным пограничникам добавится работы.
Помимо фруктов, овощей, бензина и китайских DVD-плееров, перевозимых в регионе, есть и другая сторона контрабанды – транзит героина из Афганистана. Один маршрут проходит через Таджикистан, а затем Кыргызстан.
Москва подняла этот вопрос в процессе присоединения Кыргызстана, поскольку по данным его посольства в Бишкеке ежегодно через страну проходит семь тонн героина, т.е. 10 от общего объема, поступающего в Россию.
Александр Зеличенко, координатор Программы по предотвращению распространения наркотиков в Центральной Азии, считает, что сканеры и рентген –  крупному наркобизнесу не помеха.
«Ситуация никак не изменится, — рассказал он в интервью IWPR. — У наркоконтрабанды границ вообще не существует, у них уже отлаженные каналы. Ну, может быть, добавится количество глотателей презервативов с героином, но никак существенно это на объемы не повлияет. Масштабы слишком большие. Чтобы 70 тонн затащить в Россию [годовая оценка] – нужен направленный мощный поток. А я думаю, что он даже больше, учитывая, что наркозависимых официально более 2 млн. в России. Здесь подключены воздушные мосты, железнодорожный транспорт. Через блокпосты же можно провести максимум килограмм 20 с огромным для себя риском».
Анна Яловкина – журналист IWPR в Бишкеке.
 

Последнее

Популярное