Статьи IWPR по ЦА Таджикистан

Уровень доверия населения Таджикистана: правительство идет своим путем, население – своим

28.04.2015

В Таджикистане никто и никогда особенно не занимался исследованием общественного мнения относительно уровня доверия населения правительству. Возможно, это чрезвычайно щепетильная тема для нынешнего таджикского общества, пережившего гражданскую войну в самом начале получения независимости и все еще живущего в страхе перед повторением подобных событий. Тем не менее, в статье, написанной специально для Cabar.asia, авторы попытались проанализировать ситуацию на основе мини-опроса, в котором приняли участие простые люди на рынках и улицах столицы, Душанбе, а также  несколько известных в стране экспертов и аналитиков.

Эмомали Рахмон, президент страны находится у власти двадцать три года. Степень доверия населения к правительству, возглавляемому им, менялась в зависимости от периодов развития страны.

I ЭТАП: ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Независимость досталась Таджикистану дорогой ценой. Братоубийственная гражданская война 1992-1997 г.г. разделила страну на два враждующих лагеря. Действующее правительство Таджикистана пришло к власти в результате победы в этой войне и само являлось одной из конфликтующих сторон, поэтому оно, априори, не могло получить на тот момент полного доверия.   
Население Рашсткой группы районов на востоке, где базировалась Объединенная таджикская оппозиция (ОТО), ограбленное лояльными правительству, но непокорными боевиками, было запуганно. Из мест ожесточенных боев тела погибших офицеров и солдат отправлялись домой. Новости об ужасах плена в стане оппозиционных сил еще больше загоняли людей в страх.
Люди, которые на тот период страдали от отсутствия государственной власти, после ряда положительных действий нового руководителя страны, Эмомали Рахмона (тогда еще Рахмонова), выражавшего свою категоричность в деле установления мира и единства, прекращения войны, возвращения всех беженцев, обеспечения населения хлебом, нуждались в мире и спокойствии.  
Уставшее от войны население с радостью встретило весть о подписании Соглашения о мире между правительством и ОТО летом 1997 года. У них появилась надежда, что прекращение войны и кровопролития создаст все условия для развития страны, а новое правительство направит все свои усилия на решение их проблем.
Один из старейших парламентариев страны, который пожелал остаться неназванным, сказал, что в 1994 году с учетом военной ситуации в стране, когда следовало принимать срочные решения и действовать безотлагательно, большая часть полномочий парламента была передана президенту. Именно тогда президент получил всю полноту власти в стране — и законодательной, и исполнительной.

II ПЕРИОД: ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ПОДПИСАНИЯ СОГЛАШЕНИЯ О МИРЕ – ПИК ДОВЕРИЯ
На  какой-то период, в самом начале 2000-х, в стране воцарилось всеобщее воодушевление. Были расформированы и выведены из городов вооруженные формирования, возвращены беженцы. Примирение с оппозицией и выделение 30-типроцентной квоты ОТО в правительстве, интеграция бывших боевиков в мирную жизнь – все это способствовало увеличению кредита доверия населения новым властям.  В стране начался процесс миростроительства.
Власти заявили о своей приверженности демократическим процессам.  Принимались хорошие законы, появились продвижения в области прав человека. Стали развиваться независимые СМИ и гражданское общество. Воодушевленные подобными переменами граждане страны видели в президенте гаранта мира и стабильности. Это, по сути, был пиковый период доверия населения власти в Таджикистане.
III ПЕРИОД:  СТАБИЛИЗАЦИЯ И МИРНАЯ ЖИЗНЬ
Период всеобщего ликования  продлился не очень долго. Разрушенную распадом СССР и гражданской войной экономику республики необходимо было восстанавливать. Однако,  стремясь окружить себя лояльными сотрудниками, высшие эшелоны власти стали проводить неграмотную кадровую политику, что привело к усилению местничества и коррупции. Отсутствие профессиональных менеджеров и экономистов в правительстве не способствовало существенному росту промышленного производства. Не были проведены до конца все принятые реформы и программы развития страны, что привело к большому оттоку трудоспособного населения в трудовую миграцию.
Сама по себе, трудовая миграция стала положительным решением для выхода из кризисной ситуации, в условиях отсутствия рабочих мест внутри. За счет денежных переводов трудовых мигрантов, которые составляли внушительные суммы, превышающие половину ВВП, в стране было решено множество проблем, в том числе строительство жилья, рост покупательской способности населения и доходов домохозяйств. Но, в то же время, это привело к чрезмерной зависимости экономики республики от денежных переводов трудовых мигрантов.  В стране перестали производиться необходимые товары. Остановился промышленный рост. Затормозились реформы в области сельского хозяйства. Импорт значительно стал превосходить экспорт.  К тому же, трудовые мигранты, права которых в странах приема не защищались государственными структурами, стали разменной картой в руках политиков для оказания давления на таджикское правительство, особенно во взаимоотношениях с Российской Федерацией, куда выезжает основная масса таджикских трудовых мигрантов.
В последствие, кроме всего перечисленного, отсутствие мужчин, уезжающих в трудовую миграцию, привело к кризису в институте семьи и брака в Таджикистане. Многочисленные исследования на эту тему, проведенные различными НПО и исследовательскими центрами, показали, что более половины бракоразводных процессов в стране происходят в семьях, где один из супругов находится в миграции. Это стало большой проблемой для государства и привело к ухудшению социальной жизни оставленных жен и детей мигрантов.  
КРЕДИТ ДОВЕРИЯ НАСЕЛЕНИЯ – РЕЗУЛЬТАТЫ ДАЛЕКИ ОТ ОЖИДАНИЙ
Получение доверия населения для тех правительств, которые пришли к власти в результате противостояния в разделенных на части обществах, является очень сложной задачей. Таджикскому правительству необходимо было  ее решать.
Наряду с политическими необходимы были и экономические реформы, чего таджикскому правительству не удалось добиться до конца. В противоречие с обязательствами, принятыми подписанным Соглашением о мире, в 2003 году, в стране был проведен референдум, внесший изменения в Конституцию страны, в соответствие с которыми действующий президент получил право оставаться у власти еще на два семилетних срока, то есть до 2021года.
Спустя несколько лет начались аресты и гонения  на авторитетных членов оппозиции, некоторые из них были убиты при весьма сомнительных обстоятельствах. Все члены правительства от оппозиции, пришедшие в результате подписанного  Соглашения, были смещены со своих постов. Условия мирного Соглашения были забыты.   
Послевоенные проблемы, которые должны были разрешиться, такие как развитие промышленных предприятий, появление новых рабочих мест, повышение уровня жизни населения, если и решались, то не на таком уровне, который ожидался населением от властей.
Коррупция повсеместно возрастала. И если в самом начале послевоенного периода, когда коррупция в различных органах власти только начинала о себе заявлять, и народ, довольный тем, что война и кровопролитие прекратились, не придавал этому явлению особого значения, то спустя годы, ситуация не только не улучшалась, а наоборот, все более усугублялась. В 2006 году один из специалистов Центра стратегических исследований Таджикистана, участвующий в исследовании, связанной с коррупцией в государственных органах, назвал ее “покушением на национальную безопасность”. 
Помимо обеспечения мира и стабильности народ ждал демократических и экономических преобразований, но эти ожидания не оправдались. Клановость и местничество стали преобладающей движущей силой в решении кадровых и других вопросов. Все усилия руководства страны, направленные на стабилизацию и демократизацию общества, разбивались об этот подводный камень. 
Правительство на протяжении вот уже более двух десятилетий не может обеспечить народ элементарными бытовыми условиями жизни, такими, например, как электричество (ежегодно, в зимний период Таджикистан, обладающий только гидроэнергетическими ресурсами, испытывает огромный недостаток электроэнергии, в большинство населенных пунктов ее подают не более 10 часов в сутки), газ и горячая вода.
По мнению большинства людей, принявших участие в опросе, основными причинами подобных неудач являются коррупция, клановость и местничество.  
Постепенно реформы, направленные на улучшение жизни населения, затормозились. 
Жесткое налоговое законодательство и непрозрачность бюджета, низкая правовая грамотность населения и несправедливость судебной системы, эти и другие проблемы привели к тому, что население Таджикистана не доверяет органам власти и предпочитает не иметь дело с ними, если на то нет особой необходимости.
Правительство настолько укрепило вертикаль власти, что любые попытки протестных акций со стороны населения жестоко подавлялись, иногда с непропорциональным использованием сил вооруженной армии. Так были проведены силовые операции с использованием армейских формирований, практически, во всех регионах страны, в 2009 году в Тавильдаре и Кулябе, в 2010 в Раште, в 2012 в Хороге.
Начиная с этого момента, правительство, манипулируя страхом населения перед ужасами гражданской войны, направляет все свои программы только на усиление, укрепление и продолжительность своей политической власти.
Положение на данный момент в Таджикистане таково, что правительство идет своим путем, а население – своим.
Один из специалистов в области политики и обществоведения, принявший участие в опросе, Мехмоншо Шарифзода, занятый исследованием и изучением политических процессов в стране, считает, что природа авторитарных режимов заключается в том, что они не обращают никакого внимания на степень доверия населения, на то, каков их электорат или общественная поддержка.
«Действительность такова, что правительство вместо того, чтобы восстановить доверие между собой и народом, занимается усилением надзирательных и контрольных ведомств. И сегодня, как можно заметить, правоохранительные органы: прокуратура, милиция, Комитет госбезопасности, которым государство дало весьма широкие компетенции и полномочия, усиливают жесткий контроль над населением. Налоговые органы и само налоговое законодательство настолько долго держит деятельность малых и средних предпринимателей в стрессовом режиме и взимает огромные суммы денег, что предприниматели вынуждены бросать своё дело, что также приводит к росту численности лиц, потерявших доверие к властям», — сказал Шарифзода.
В ситуации, когда народ и правительство Таджикистана уже давно живут и работают в разделенном обществе, подобная политика не только не позволяет говорить о доверии населения, но речь идет уже о серьезной бреши в отношениях, и об огромном недоверии между правительством и народом.
Законодательные акты и некоторые действия властей наглядно демонстрируют это. За последнее время в стране был принят ряд законов, направленных на регулирование частной жизни населения, противоречащие правовым нормам и конституции. В частности, Закон о соблюдении обрядов и традиций, Закон о свободе совести и религиозных объединениях, принятый в 2009 году, запрет посещать мечети женщинам и детям до 18 лет, Закон о браке с иностранными гражданами, принятые, вроде бы, для того чтобы облегчить жизнь, на деле увеличили бремя и скрытое недовольство населения.
ДАВЛЕНИЕ УСИЛИВАЕТСЯ, НЕДОВЕРИЕ РАСТЕТ
Особое ухудшение и свертывание демократических реформ произошло после последних президентских выборов осенью 2013 года, когда действующий президент был переизбран на последний,  полагающийся ему по Конституции срок. В стране усиливается давление на оппонентов и критиков власти. Сужается поле деятельности для представителей гражданского общества и независимых СМИ.
Парламентские выборы в марте 2015 года продемонстрировали отсутствие доверия населения к этому процессу. Несмотря на то, что Центральная комиссия по проведению выборов и референдумов заявила об участии почти 90% избирателей, эксперты в Таджикистане говорят о том, что, на самом деле, доля участия населения Таджикистана в выборах намного меньше.
По мнению Хикматулло Сайфуллозода, специалиста аналитического центра “Диалог”, члена политсовета ПИВТ, «доля населения, которая поддерживает правительство, составляет  примерно 10-15%. Число его противников составляет, также приблизительно – 20-25%, а остальные, то есть, 60-65% составляют тот слой, который не доверяет ни одной из сторон. Для них важны моменты, когда какая-то из сторон предложит им удовлетворить их потребности».

«В выборах принимает участие именно первые две части населения, то есть, максимум 30-35%”, — сказал  Сайфуллозода, сделавший эти заключения из своего опыта многолетнего участия в политических выборах.

Оппозиционные партии, Коммунистическая (КПТ), Партия исламского возрождения (ПИВТ) и Социал-демократическая (СДПТ), имеющие стабильный электорат, не прошли 5%-ный порог и не попали в парламент. Партии не признали результатов выборов и заявили, что уверены в их фальсификации. Тем не менее, ни одна из оппозиционных партий так и не обратились с жалобой в таджикский суд, чтобы оспорить результаты выборов. 
Шоди Шабдолов, председатель КПТ, один из старейших депутатов парламента Таджикистана и Мухиддин Кабири, председатель ПИВТ, заявили, что суды в Таджикистане находятся под влиянием исполнительной власти и не являются независимыми. Обращаться с жалобами в подобных условиях бесполезно.
Для того чтобы легче было манипулировать результатами голосования, состав комиссий на избирательных участках в Таджикистане определяется без участия представителей партий и инакомыслящих организаций. Все обращения организаций гражданского общества и рекомендации наблюдателей ОБСЕ с тем, чтобы изменить ситуацию, правительство проигнорировало. 
Сайфуллозода считает, что более 65% населения являются сторонниками реформ и изменений, но их можно назвать “конъюнктурным” слоем. “Поскольку доверие большинства из них может повернуться за мгновение, если они ощутят, откуда бы то ни было, признаки изменений в лучшую сторону”, — сказал эксперт.
Однако на сегодняшний момент, эти 65% населения не доверяют ни правительству, ни оппозиционным, политическим силам.
Народ стремится наладить свою жизнь таким образом, чтобы не взаимодействовать с государственными органами. И, по мере возможности, старается избежать общения с ними. Недемократические и полные подлогов выборы, отсутствие справедливого судопроизводства, коррупция в системе здравоохранения, образования и правоохранительных органах, невозможность разрешения самых простых вопросов без взятки в любых государственных органах, организация правительства на основе непотизма, а также создание огромного числа препятствий на пути к конфессиональному равенству являются основой недоверия населения правительству, считает Сайфуллозода.
В последнее время правительство инициировало ряд жестких распоряжений, в том числе запрет на ношение хиджабов и бород, а также выезд в хадж людей, не достигших 35 лет, запрет на родственные браки и т.д. Причем эти распоряжения выполняются жесткими методами, путем облав на рынках и насильственного бритья бород у мужчин, а женщин, носящих хиджабы, штрафуют и увольняют с работы. И если раньше хиджаб запрещали носить только государственным служащим и сотрудницам банков, то теперь дело коснулось и простых граждан, имеющих свой небольшой бизнес на рынках и в торговых центрах. 
Правительственные чиновники объясняют подобные действия необходимостью борьбы с усиливающимся в стране радикализмом, однако недовольство населения растет.  
В последнее время правительственные чиновники, обеспокоенные участившимся участием таджикской молодежи в рядах ИГИЛ и других радикальных группировок, ведут активный поиск мер, способных противодействовать этому. Однако пока государство не в состоянии обеспечить население хорошей социальной жизнью. Разница между богатыми и бедными в стране растет. Задача усложняется экономическим кризисом, разразившимся в Российской Федерации, и отсутствием новых рабочих мест внутри страны, способных прокормить собственных граждан, вернувшихся из миграции. Собственное промышленное производство не развивается либо развивается очень медленными темпами. В стране отсутствуют программы поддержки развития предпринимательства и отечественного производства. Рейдерские захваты имущества бизнесменов стали обычным явлением.  В стране действуют минимальные ставки пенсий и пособий для социально-уязвимых слоев населения. Народ не рассчитывает на пенсии, а пытается самостоятельно решить проблемы собственного обеспечения, в основном продолжают уезжать в трудовую миграцию. Все эти причины, скорее наоборот, подталкивают народ обращать свои взгляды к ведущим агитацию радикальным группам, которые обещают большие деньги и сказочные условия бедным людям.
Между тем, необходимо отметить, что и оппозиция также не имеет большое число сторонников внутри страны. Отсутствие программ по улучшению социальной жизни  и  слабость ее лидеров, не вызывает доверия  таджикистанцев, помнящих об ужасах гражданской войны.
«Не доверяю я этим исламистам. Они столько зла натворили во время войны», — ответил на вопрос о доверии к ПИВТ принявший участие в опросе таксист  из столицы, не захотевший называть свое имя.
Люди выражают свое недовольство в беседе, но открытого афиширования опасаются. Ситуация напоминает события в СССР, где все разговоры с критикой властей происходили на кухнях.  
«Власти в последнее время давят всех и вся. Боятся они. Всего боятся. Боятся влияния мулл, боятся влияния Запада. Конечно, будут бояться. Не смогли справиться с правлением. Чтобы народом править, нужны крепкие  руки», — сказал другой, принявший участие в опросе таксист, также без афиширования своего имени.   

Нурали Давлат, журналист – аналитик, считает, что уровень доверия населения правительству можно определить двумя способами, первый – это выборы, а второй – это проведение неправительственными организациями изучения общественного мнения.

Выборы в Таджикистане никогда не проходили демократически и прозрачно, считает он, а исследований на эту тему ни одна отечественная организация не проводила. Тем не менее,  Нурали Давлат приводит данные одного опроса, по результатам которого можно сделать выводы, что доверие населения властям с каждым годом уменьшается. 
Исследование [по другой тематике], которое недавно проводила преподавательница Славянского университета города Душанбе, Мария Тжова, показало, что более 7% граждан Таджикистана готовы покинуть страну и переехать в Россию для постоянного проживания. Среди них очень мало русских, поскольку большинство из них уже покинули Таджикистан в прошлые годы и получили гражданство в той стране. То есть, лица, которые хотят переехать в Россию, являются таджиками. И, как отмечает представительство ФМС России в Душанбе, численность лиц, желающих жить и работать в России, из Таджикистана постоянно растет. По официальным данным, в прошлом году 5 тысяч семей покинули Родину, рассказал он.

Наблюдения показывают, что множество образованных таджиков хотят переехать за рубеж. Этому свидетельствует лотерея “Грин-карт” посольства США в Душанбе. Все больше людей интересуются способами участия в ней. Но поскольку пользователей интернета в Таджикистане еще мало, и не все знают на каких сайтах ее искать, то пока их еще не так много. Причиной разочарования в жизни на родине тех, кто хочет покинуть Таджикистан, является отсутствие доверия правительству, экономический кризис, тотальная коррупция и исчезновение социальной справедливости в сегодняшнем обществе, считает Н. Давлат.

Увеличение тенденции недоверия правительству, особенно сейчас, в условиях  экономического кризиса, когда денежные переводы от трудовых мигрантов значительно сократились, когда правительство проводит жесткие непопулярные меры, особенно, связанные с религией, могут привести к самым негативным и неопределенным последствиям, среди которых могут быть и социальные взрывы.
РЕКОМЕНДАЦИИ
Что же необходимо сделать правительству, чтобы вернуть доверие своего народа? Ответ на этот вопрос настолько легок для населения, насколько сложен для нынешней власти. Сейчас все свои усилия власти должны направить на увеличение уровня жизни населения, на проведение реформ как в области экономики, промышленности, сельского хозяйства, так и в социальной жизни,  поддержать малый и средний бизнес, облегчить налоговое бремя, искоренить коррупцию. Но, в первую очередь, необходимо провести кадровую реформу и пригласить ведущих специалистов-менеждеров, возможно, из-за рубежа, либо успешных профессионалов внутри республики, назначить их на ключевые позиции и  вручить им карт-бланш на проведение этих реформ. В стране имеется много незадействованных ресурсов, которые можно и нужно использовать.
И как бы банально это не звучало, служить интересам своего народа нужно больше, чем своим собственным. Это основная заповедь любого успешного правления.
Евгения Азимова, Ромиши Ромин, аналитики, пишущие под пседонимами из Душанбе

Последнее

Популярное