Статьи IWPR по ЦА, Статьи IWPR по ЦА Кыргызстан

Тарек Убру: имамов во Франции наказывают, если их проповеди противоречат ценностям республики

16.04.2018

Верховный имам французского города Бордо рассказал, как работают исламские служители религии во Франции и когда придет закат насильственному экстремизму и радикализму.


Тарек Убру, верховный имам г. Бордо (Франция). Фото: IWPR

Смотря на этого интеллигентно выглядящего человека в костюме и очках с аккуратной бородой сложно сказать, что он является глубоко верующим мусульманимом и более того – уже несколько лет выполняет обязанности верховного имама в небольшом, но известном своими традициями виноделия городка Бордо на юго-западе Франции.

Тарек Убру говорит, что одевает что-то религиозное во время пятничной проповеди, в остальные дни он ничем не отличается от остальных людей, идущих по улице.

«Имам одевается так, как обязывает культура или традиция данного народа или страны. Одежда — это не часть религии, это часть культуры. Часть культуры хорошо одеваться», — замечает Убру.

Верховный имам города Бордо Тарек Убру приехал в Бишкек с группой французских экспертов на региональную конференцию по радикализации, которая была организована Французским институтом исследований Центральной Азии (IFEAC). После окончания мероприятия он дал интервью порталу CABAR.asia.

CABAR.asia: Что вы думаете о тенденции в Кыргызстане, когда определенная часть мусульман следует пакистанской, арабской традиции в одежде?

Тарек Убру: Это глобализация. Эффект глобализации. Одни люди одеваются как европейцы, другие как индусы, третьи как очень серьезные и важные люди. Люди выбирают ту одежду, которая им нравится. Люди уже живут в глобализированном мире. Глобализация идёт во всех направлениях. В Европе сейчас мода носить индийские, японские, восточные одежды, наряды.

CABAR.asia: Как во Франции становятся имамами?

С самого начала я был биологом и научным сотрудником и чисто случайно стал имамом. Сам учил религию, то есть я самоучка. Занимался религией, работал, то есть я признан защитить практики. Меня признают практиком в западных странах. Для того, чтобы стать имамом на западе, не нужно проходить какое то определенное обучение. Я не типичный имам, я не родился в религиозной семье. В медресе я не учился канонам ислама.

Имам получает зарплату от ассоциации (ассоциация его назначает) и это своего рода это контракт. Есть имамы, которые добровольно занимаются этой деятельностью. Медики, инженеры, но когда у них есть время – они добровольно занимаются деятельностью имама в пятничный намаз. Есть имамы, которые занимается только деятельностью имама. Все зависит от харизмы имама и той ситуации, в которой он находится. Нет какого-то стандартного имама.

CABAR.asia: Как организована работа имама во Франции?

Проповедь должна быть в соответствии с ценностями Французской Республики. Любая проповедь, которая идёт вразрез общественному правопорядку, карается законом. Например, призыв к ненависти, к расизму, к совершению преступления; любая речь, которая идёт вне рамок права. Имамы выбираются ассоциациями, потому что именно ассоциации управляют проповедями и, в зависимости от компетентности того или иного имама, его выбирают. Франция — это светское государство и государство не вмешивается во внутренние дела религии. Религии и представители религиозных течений сами организовывают свою работу.

Вы не имеете права оскорблять людей. Вы не можете высказывать расистские лозунги, призывать мусульман к несоблюдению французского законодательства. Любое слово имама, как и любого гражданина, призывающее к насилию или несоблюдению законодательства – карается законом.

Франция – это правовое государство. У вас есть право быть религиозным человеком и принадлежать к той или иной религии, к какой вы хотите. Вы занимаетесь любой деятельностью, какой вы хотите. Вам дается большая свобода, при условии – не нарушать правопорядок.

Сейчас проблема радикализации во Франции актуальна как никогда ранее. Потому что вы видели, какие были серьезные террористические атаки во Франции. И все больше и больше имамы обращают внимание на этот вопрос в своих речах перед прихожанами.

Прихожанами мечетей являются как местные жители, так и иммигранты. Но большая часть – французы.

CABAR.asia: Что необходимо делать для предотвращения радикализации?  

Есть несколько подходов. Во-первых, это степень ответственности, которую должны нести в равной степени представители разных органов. Родители должны воспитывать детей. Школа должна обучать детей уважению и соблюдению ценностей. Имам должен преподносить религию, призывать к миру. СМИ должны давать точную и педагогическую информацию. Агенты безопасности должны выявлять любого подозрительного человека, который может совершить теракт. Политический деятель должен работать с социальной несправедливостью. Много действующих лиц должны участвовать в том, чтобы предотвращать и предупреждать проявления радикализации.

CABAR.asia: Насколько Франция успешна в выполнении всех этих факторов?

Ой, нет-нет, что вы…Пока этот феномен новый, я имею в виду насильственный экстремизм. Потому что фундаментализм, который проявляется у отдельного человека, он никого не интересует. Он интересует только его самого. А когда фундаментализм переходит в стадию терроризма, это уже касается всех. Это новый феномен для французского общества. Терроризм стал делом всех: имамов, школ, СМИ, психиатров…

Это не вопрос иммигрантов. Этот феномен проявляется даже у тех, кто является французами в третьем поколении и тех, которые были обращены в ислам. Радикализация во Франции затрагивает вопрос молодых мусульман, которые родились во Франции, французов, которые были  обращены в религию и стали последователями ислама. Это именно франко-французский феномен.

Большинство из них это те, кто отчаялись. У них проявляется нетерпимость к представителям других религиозных течений. И это касается людей среднего класса, интеллектуалов и даже очень успешных людей. Но на данный момент во Франции теракты совершались молодыми людьми, уже состоящими на учете в полиции.

CABAR.asia: Радикализация, как и любое другое явление, имеет свое начало и конец. Когда наступит конец и что этому послужит причиной?

Я думаю, что это явление, которое не будет длиться вечно. Скорее, может быть, оно перейдет в другую форму. Я рассматриваю терроризм и радикализм как конец эпохи, потому что мы переходим из одной эпохи в другую. Это своего рода как подготовка новой площадки. Если бы была смена режимов, экономических, политических, глобальных… Когда глобализация не сбалансирована, всегда есть проявления этого насилия. Это также связано с глобализацией экономики, с насильственным капитализмом. И теперь нужно умерить пыл этого капитализма, создав равенство между народами, потому что на сегодняшний день богатство у малого количества людей, проживающих на планете. Это они управляют миром.

Ближний Восток, войны и терроризм, которые оттуда происходят, связаны с нефтью, газом и т.д. – это вопрос также экономический. Как я и объяснял, война происходит по экономическим причинам. Этот радикализм на самом деле прикладной радикализм к новой экономике. То есть, эта несправедливость, которую чувствуют многие мусульмане, находясь в мусульманских государствах, связано с тем, что богатства этих стран подпитывают демократию западных стран. А они благами этих богатств не пользуются.

CABAR.asia: Когда придет конец этой эпохе? Через 100, 200 лет?

Конечно же не 100, надеюсь, что не 100 лет. Может и не 10 лет, может, даже раньше. Это связано со стабилизацией региона Ближнего Востока. Опять же не стоит забывать палестино-израильский мир. Это своего рода неврологическая зона мусульманского мира. До тех пор, пока не будет признания палестинского народа и территорий, многие мусульмане будут чувствовать несправедливость и вот это недовольство будет использоваться определёнными течениями, основными акторами политического мира. Политики всего мира должны сыграть важнейшую роль в решении этого вопроса.

Но возникает вопрос: а эти политики, они намерены завершить эту эпоху? Американцам, например, понадобились афганцы, чтобы воевать с советскими войсками. Джихадизм приветствовался в Афганистане по политическим мотивам, то есть перед всем этим есть своего рода ответственность у западных стран. Я думаю решение есть и оно в руках таких больших стран, как США, Россия и ведущих политических лидеров.

Автор: Тимур Токтоналиев, IWPR

Последнее

Популярное