Статьи IWPR по ЦА Таджикистан

Таджикистан: ограничение доступа к информации

05.08.2015

Новый закон ограничивает возможности негосударственным СМИ и профессиональные способности журналистов, считают эксперты.

www.iwpr.net

Журналисты Таджикистана встревожены принятием нового распоряжения, согласно которому правительственные органы должны направлять информацию сначала государственному новостному агентству, а потом – другим СМИ.

 
Согласно протоколу, подписанному Президентом Эмомали Рахмоном и одобренному на заседании правительства 30 июня, вся официальная информация должна направляться информационному агентству «Ховар», которое затем должно распространять информацию другим средствам массовой информации.

Как объяснил анонимный источник из правительства  журналистам таджикской службы  Радио «Свободная Европа» /Радио «Свобода», президента Рахмона раздражала медлительность «Ховара» в составлении материалов. Президент желал, чтобы государственное информационное агентство работало более оперативно и  достоверно.

Однако пресс-секретарь аналитического центра при Президенте считает, что у принятой меры есть свой более рестриктивный  мотив.
«Я думаю, что каждое правительство всегда должно иметь все средства массовой информации под присмотром, держать под контролем все сайты, потому что в нашем современном мире угрозы и опасности обсуждаются именно через эти сайты», — сказал Махди Собир, сотрудник Центра стратегических исследований.

Те, которых, вероятно, затронут новые правила, не согласны с такой точкой зрения.

Эксперт по СМИ и юрист Фаррухшох Косими считает, что новое распоряжение противоречит конституции Таджикистана.
«Подобные инициативы направлены на усиление контроля над средствами массовой информации. К сожалению, в обществах с разрушенной экономикой, где государственные институты не активны должным образом, в таких условиях, когда правительство не в состоянии выполнять свой долг перед населением, оно будет стараться принимать все меры,  чтобы сохранить свою власть», — сказал Косими.

«Это та же политика, которую мы имели в советские годы, – держать людей в неведении, с целью остаться у власти и реализовать интересы и цели очень маленькой группы людей».

Медиа юрист Сергей Романов уверен, что таким образом государство отвечает на увеличение журналистских материалов на тему нарушений прав человека.
«За последние годы увеличилось количество журналистских расследований и аналитических статей, которые рассказывают о нарушениях прав человека со стороны должностных лиц в различных областях – медицине, деятельности правоохранительных и судебных органов и т.д.», – сказал Романов.

Журналисты в Таджикистане всегда испытывали трудности в доступе к официальной информации; они опасаются, что новое распоряжение усугубит ситуацию.

Согласно информации вашингтонской группы по мониторингу свободы СМИ Freedom House, за последний год ситуация со свободой СМИ в Таджикистане ухудшилась. Таджикистан, который  и ранее находился в категории «несвободных» стран, опустился на четыре позиции в рейтинге свободы прессы по сравнению с 2014 г. и сейчас занимает 179 место среди 199.

Некоторым СМИ был отказано в аккредитации, другие пострадали от судебных исков за диффамацию. Проверяются электронные почты журналистов, прослушиваются их разговоры с мобильных телефонов, взламываются личные страницы в социальных сетях.
Теперь они обеспокоены дальнейшими шагами по ограничению свободы их действий.

Журналист, пишущая на политические темы, Хумайрои Бахтиёр считает, что многие журналисты и владельцы СМИ ответили на оказываемое давление принятием более мягкой редакционной политики, включающей элементы самоцензуры.

«Этот проект правительства в настоящее время реализуется руками работодателей, потому что правительство заинтересовано в том, чтобы независимые средства массовой информации не исчезли полностью», — сказала она. «Дело дошло до того, что теперь журналистов вынуждают воздержаться от освещения политических тем не правительство, а сами работодатели».

Активист гражданского общества Хилватшох Махмуд согласен с тем, что в условиях нарастающего давления, СМИ склонны подвергаться самцензуре.
«Отсутствие сильных [оппозиционных]политических партий и слабость гражданского общества  вынудили журналистов оказаться в авангарде социальных, политических  движений, и естественно, что именно они приняли первый удар и ощутили на себе давление», — сказал Махмуд.«Частое приглашение журналистов в соответствующие органы [спецслужбы], визиты работников указанных ведомств в редакции СМИ, получение «легких предупреждений» журналистами оказали своё воздействие, что можно легко наблюдать на страницах печатных и электронных СМИ».

Некоторые журналисты сменили профессию или выехали из страны после оказанного на них давления, угроз в соцсетях и вызовов к спецслужбам.

Нуриддин Каршибоев, председатель Национальной ассоциации независимых СМИ, сообщил, что его организация предоставила юридическую помощь и консультацию журналистам с жалобами на преследование – оскорбительные телефонные звонки, публикацию личной информации (иногда имеющей интимный характер) о них в социальных сетях.

Он сказал, что милиция отклонила заявления о таком запугивании, назвав всё это делом рук Интернет-троллей.

«Все случаи связаны с их профессиональной деятельностью, и первоначальной целью этих действий является ограничение их журналистской деятельности. Их вывод из сферы СМИ, нарушение тайны их личной жизни, оказывает влияние на психологическое состояние жуналистов. Они не могут должным образом осуществлять свою профессиональную деятельность, — сказал Каршибоев.

Автор: IWPR Central Asia

 

Последнее

Популярное