Аналитические материалы / Казахстан

Светлана Линок: Казахстан в современных геополитических процессах

03.07.2015

«Следует отметить, что членство Казахстана в ЕАЭС существенного и, тем более, негативного влияния на сотрудничество с другими ключевыми партнерами – Китаем, Турцией, США и странами ЕС – не оказывает», — отметила в статье написанной специально для CABAR.asia Светлана Линок, доцент Восточно-Казахстанского государственного технического университета (Усть-Каменогорск, Казахстан).
Отличительная особенность Казахстана заключается в том, что из всех центральноазиатских государств именно он в наибольшей степени готов интегрироваться в мирохозяйственные связи. Это обусловлено тем, что страна дает более 60 процентов ВВП Центральной Азии и занимает ведущее место в регионе по темпам экономического роста. Казахстан лидирует среди стран СНГ по объему иностранных инвестиций на душу населения, на порядок опережает другие постсоветские государства по таким критериям, как внутренняя стабильность, адекватность законодательной базы, создание современной финансовой системы. При этом старается сохранить максимальное пространство для геополитического маневра и в двусторонних, и в многосторонних отношениях, и в рамках международных организаций.   
С этой точки зрения мы и будем рассматривать, какая стратегия развития республики может оказаться наиболее перспективной.
Казахстанская геополитика
Обычно, говоря о геополитике Казахстана, выделяют его  уникальное географическое положение на Евразийском континенте между Европой и Азией. Вследствие чего государственное и ментальное  становление Казахстана происходило под двойным воздействием – как Запада (посредством России), так и Востока. В контексте сегодняшнего дня это, все-таки, больше — «евразийство».
Такие условия, как аридная зона, большая протяженность, отдаленность от морских путей, специфика климата, географическое расположение между двумя крупнейшими игроками мировой политики (Россией и Китаем), продолжают оказывать решающую роль в формировании уклада, типа хозяйствования, специфики культуры и менталитета.
В настоящий момент приняты Концепция внешней политики на 2014 – 2020 годы, в которой определено, что «внешняя политика Казахстана основана на принципах многовекторности, сбалансированности, прагматизма, взаимной выгоды, твердом отстаивании национальных интересов страны», ряд нормативно-правовых документов, регулирующих международные отношения Казахстана. Это реализуется, как на региональном, так и международном уровне. Приоритетными являются следующие направления:
–    установление особых дружественных отношений с Россией;
–    установление устойчивых дружественных связей с Китаем, что также имеет огромный потенциал взаимосотрудничества: от обеспечения мира и стабильности в регионе до выхода Казахстана к морским портам АТР;
–    сохранение паритета с государствами Центральной Азии;
–    установление взаимовыгодного инвестиционного и экономического сотрудничества, доступ к передовым технологиям США и Западной Европы;
–    укрепление всестороннего сотрудничества с Турецкой Республикой, а также с Исламской Республикой Иран.
Инициативы, предложенные  Казахстаном, — это, прежде всего, организация региональных союзов: СВМДА, Евразийский экономический Союз, Центральноазиатский союз, Таможенный Союз. Создание этих союзов имеет многогранный характер, ибо связи между этими государствами вследствие ряда исторических причин сложились давно и затрагивают важнейшие сферы жизнедеятельности населяющих их народов. Другим элементом, влияющим на взаимоотношения, является общность границ, что определило, как позитивные тенденции взаимосотрудничества, так и негативные моменты, в частности пограничные споры и разногласия.
Это говорит о том, что, многовекторность, провозглашенная на заре независимости, остается приоритетом. По меткому выражению казахстанского политолога Д.Сатпаева «Тезис о том, что многовекторная политика переживает кризис или крах, не верен» (1)
И нахождение Казахстана между центрами притяжения диктует свои правила игры:
«На данный момент следует обратить внимание на четыре центра геополитической гравитации в лице России, Китая, Турции, и США. Тем более что передел влияния на постсоветском пространстве переходит в более активную фазу. Первые два государства пытаются закрепить за собой статус субрегиональных держав. Турция лоббирует ускорение объединения тюркоязычного мира и, параллельно, старается закрепить за собой роль одного из новых мусульманских центров модернизационного ислама. В свою очередь, Москва активно поддержала идею евразийской интеграции как инструмент работы со своими мягкими геополитическими подбрюшьями».(2)
Таким образом, на нашем пространстве возникает конкурентная борьба нескольких стратегий. Рассмотрим некоторые варианты, уделив развитию отношений с Россией отдельное внимание.
Второе по приоритетности направление – Китай —  глобальная торговая и промышленная  держава, имеющая свои амбиции на получение статуса сверхдержавы, которая уже сейчас превращается в главное действующее лицо на постсоветском пространстве. Китай с начала 90-х гг. ХХ в. целенаправленно и довольно успешно продвигается в Центральную Азию. Не случайно, в 2014 году экспорт Казахстана в Китай составил $ 9,815 млрд., а импорт из Китая – $ 7,367 млрд. Только в период с 2005 по 2014 годы китайские инвестиции в нашу страну достигли  $ 12,741 млрд. При этом, внешний долг Казахстана Китаю на начало текущего года вырос до $ 15,969 млрд.(3)
Однако главный интерес Китая по отношению к Казахстану заключается в получении доступа к ресурсам, нефтяным, в первую очередь. Это обусловлено тем, что Китай является одним из крупнейших импортеров нефти в мире, а успешные реформы китайской экономики еще больше усиливают ее зависимость от поставок энергоносителей из-за рубежа. Соответственно, интерес Китая к разведке запасов нефти и ее добыче в Казахстане только растет.
Важно отметить, что на данном приоритетном для Казахстана направлении у Китая существует интеграционный проект — создание экономического пояса на Шелковом пути, инициированный в 2013г., который был поддержан в Казахстане. Цель его – продвижение китайских товаров через ЦА и Россию на рынки стран Европы. И еще до озвучивания этого проекта, в 2011 Китай заявил о том, что хочет создать свободные экономические зоны на границах с Казахстаном и Кыргызстаном, чтобы увеличить товарооборот между КНР и этими странами. Цена вопроса достаточно велика (показатель товарооборота с Китаем у Казахстана приближается к $ 20 млрд. в год), причем, значителен не только товарооборот, но и, как отмечалось, инвестиции, количество совместных предприятий.
А что касается реализации жизненно важных амбициозных планов Казахстана по индустриально-инновационному развитию, то для Китая это не очень привлекательно и даже, второстепенно.
К тому же, опасения по поводу «китаякоторомунужнатерритория» (причем эти опасения существуют «поверх» идеологических и этнических границ) не дают рассматривать Китай в качестве партнера номер один, и, в свою очередь, служат «противовесом» опасениям по поводу ЕАЭС.
С точки зрения геополитической стратегии интересны взаимоотношения с Центральной Азией. Они напоминают скорее вынужденную кооперацию, чем «брак по любви». От географии никуда не деться и Казахстан является частью региона, со всеми его проблемами и вызовами. Поэтому необходимо партнерство, хотя бы для решения вполне реальной водной проблемы, которая могла бы стать не источником разногласий, а материалом для взаимовыгодного сотрудничества. Кроме того, министр иностранных дел РК Ерлан Идрисов заявил о том, что в регионе есть большой потенциал в «торгово-экономической, транспортной, инвестиционной, логистической, экологической, научной и других сферах». Важно и то, что в случае экономической кооперации стран Центральной Азии инвесторы будут ориентироваться на больший по размерам рынок (почти 60 млн человек – это меньше, чем в ЕАЭС, но значительно превосходит каждый в отдельности). Но пока эта идея не «владеет умами» — слишком много пограничных противоречий и велики диспропорции в развитии стран региона.
      
Большое значение придается укреплению всесторонних связей с Турецкой Республикой, которая интересна Казахстану с точки зрения сотрудничества в рамках Союза тюркоязычных государств. С 1991 года Турция, как одна из конкурирующих в Центральной Азии сил, сумела обеспечить себе в регионе достаточно уверенные позиции. Несмотря на то, или скорее, благодаря тому, что тенденция 90-х годов, когда Турция стремилась занять нишу «регулировщика» в Центральной Азии, сменилась на  тенденцию укрепления экономических взаимосвязей.
За годы независимости подписано более 100 договоров и соглашений, охватывающих все области сотрудничества между Казахстаном и Турцией. Приоритетом являются торгово-экономические отношения. Так, по итогам  2013 года объем двусторонней торговли между Казахстаном и Турцией составил  $ 3,495 млрд., в т.ч.  экспорт – $ 2,595 млрд., импорт – $ 0, 9 млрд. (Статистические данные Агентства РК по статистике по состоянию на январь 2014 г.). Общий объем турецких инвестиций в экономику Казахстана, по словам  Министра по инвестициям и развитию Республики Казахстан  Асета Исекешева,  за период с 2005 года составил более $ 1,5 млрд. В Казахстане работает порядка 1500 турецких компаний (4). Также развивается сотрудничество Казахстана и Турции в многостороннем формате – в рамках ООН, ОЭС, ОИК, СВМДА, саммитов глав тюркоязычных государств и др.
Помимо экономических связей Казахстан и Турцию связывают родственность языков, религии и культуры, что способствует сотрудничеству в области образования, науки и культурных связей. В Казахстане действуют Международные казахстанско-турецкие университеты — имени Х.А. Яссави в Туркестане и имени Сулеймана Демиреля в Алматы, казахско-турецкие лицеи во всех областях республики и т.д. Хотя иногда в СМИ появляются негативные отклики на деятельность турецких образовательных учреждений, связанные с обеспокоенностью по поводу возможности распространения религиозных идей и образовательных программ на их основе. Это вызвано тем, что, системы ценностей в Казахстане и Турции исторически сложились разные, что предопределяет некоторую осторожность в сотрудничестве в сфере культуры и образования на фоне развитых экономических связей.
Понятно, что активность Турецкой Республики основывается на ее желании выступить в качестве «ворот» как для стран Центральной Азии и Казахстана, так и для западных держав. Такая ситуация делает ее одним из важных региональных партнеров Казахстана. И потенциал для углубления двусторонних и многосторонних отношений между РК и Турцией достаточен и препятствий для реализации любых проектов практически нет. За исключением, может быть географии, которая предопределяет более тесные взаимодействия с ближайшими соседями – РФ и КНР.
Отношения с США и странами Европейского союза рассматриваются как приоритетные, в первую очередь, с точки зрения инвестиционного и экономического сотрудничества.
По словам Государственного секретаря РК Гульшары Абдыкаликовой  валовый объем американских инвестиций в экономику Казахстана превысил $21 млрд.,в республике работает более 470 предприятий с участием американского капитала. США заинтересованы в сотрудничестве с Казахстаном на взаимовыгодных условиях, особенно на отраслевом уровне – в нефтяном бизнесе и военно-технической сфере, прежде всего.
Кроме того, США инициируют развитие проекта «Нового Шелкового пути», предполагающего восстановление утраченных позиций региона на мировом рынке и превращение его в перекресток международной торговли с развитой инфраструктурой. Вместе с тем, стратегия нацелена на диалог с центральноазиатскими элитами и возможность повлиять на те группы, которые готовы к взаимодействию с США. Это должно позволить одновременно лучше продвигать и американские интересы (в частности, добиться большего дистанцирования стран ЦА от России и, возможно, Китая) и ценности (т.е. западные стандарты демократии и прав человека). Таким образом, в дополнение к российскому и китайскому проектам, дается «прозападный ориентир», что находит свой отклик, особенно в молодежной среде, но, в некотором роде, перебивается информационным воздействием.
Еще одна перспектива — европейский путь — представляется более имиджевым проектом. При значительной географической удаленности и разнице политических систем, Казахстан может быть выгоден Европе только как поставщик сырья, о чем свидетельствует структура внешней торговли Казахстана со странами ЕС.
И, все-таки, можно сказать, что «российский вектор» наиболее силен во внешнеполитической деятельности нашей страны. Это обусловлено и тесными экономическими связями с Россией,  и значительной численностью этнических русских в Казахстане, а также наличием длиннейшей в мире сухопутной границы между РК и РФ (5 866 км), и усилением позиций России (как экономических, так и политических) на постсоветском пространстве, и, конечно же, участием Казахстана в ЕАЭС. При этом следует отметить, что членство Казахстана в ЕАЭС существенного и, тем более, негативного влияния на сотрудничество с другими ключевыми партнерами – Китаем, Турцией, США и странами ЕС – не оказывает (в последнее время торговля Казахстана с третьими странами развивается даже быстрее, чем внутри ЕАЭС).
Образ евразийской интеграци
Идей евразийства сегодня множество, все они транслируются через СМИ, поэтому понимание идеи евразийства среди казахстанцев существенно разнится:
1.         Евразийский экономический союз  — как новая экономическая реальность.
2.         Евразийство под лидерством Турции – как вектор сплочения тюркского мира
3.         Евразийство, как реализация китайского Великого шелкового пути.
Все же приоритет принадлежит идее №1 – объединение в рамках ЕАЭС Российской Федерации, Республики Казахстан, Республики Беларусь и Республики Армения. ( 8 мая 2015 года к ЕАЭС присоединился Кыргызстан и теперь протокол о его присоединении должен пройти ратификацию в парламентах стран-участниц.)
Есть множество разнообразных мнений по поводу реализации идеи ЕАЭС — негативно воспринимающие, не принимающие, сомневающиеся, принимающие вынужденно, принимающие осторожно, с условиями и восторженные. Все зависит от места проживания, сферы деятельности и принадлежности к тем или иным структурам.
Нам данная идея представляется наиболее оптимальным вариантом для развития Республики Казахстан. Поскольку с одной стороны – это продолжение многовекторного внешнеполитического курса, выстраивание баланса между крупными игроками. С другой стороны — евразийская интеграция рассматривается как противовес растущей экономической экспансии со стороны Китая.  Кроме того, она способствует процессу «притирки» в экономике и прагматичному принятию решений  для получения  определенных льгот по экспорту своих энергоресурсов в Россию и транзиту через нее в другие страны.
Думается, что несомненной выгодой ЕАЭС является формирование общего (170 млн. человек) рынка, имеющего значительный потенциал для роста объемов внешней торговли республики с Беларусью и Россией.  Это должно стать стимулом роста экспортных отраслей перерабатывающей промышленности. В этом плане хорошие перспективы открываются у бизнеса в казахстанских индустриально развитых областях (ВКО, Павлодарская область, СКО, Карагандинская область и др.), непосредственно прилегающих к российской границе. В данном случае речь идет не о конкурентной, а о «дополняющей» экономике.
Далее — дополнительный приток иностранных инвестиций в экономику и создание совместных предприятий, поскольку уровень налогов в Казахстане по действующему законодательству ниже, чем в Беларуси и России. Тем самым, РК выступит в роли окна для выхода иностранного бизнеса на единый рынок ЕАЭС. В том числе и для достижения этой цели, был разработан и принят закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования инвестиционного климата». Его подписание состоялось сразу после выступления Нурсултана Назарбаева на 27 заседании Совета иностранных инвесторов 12 июня 2014г.
Еще один позитивный фактор от создания ЕАЭС — мобильность рабочей силы в рамках единого рынка труда (нет квотирования на привлеченную рабочую силу из стран-участников, не требуется разрешение на работу).
Однако, эти же плюсы, с другой стороны, оборачиваются минусами: отсутствием преференций собственным производителям, оттоком квалифицированной рабочей силы, повышением ввозных пошлин на ряд товаров из третьих стран, что отражается на деятельности занимающихся импортом субъектов МСБ и т.д. 
Следовательно, процессы эти имеют разнонаправленные векторы развития.

Пример Восточно-Казахстанской области

На ситуации в приграничной с Российской Федерацией Восточно-Казахстанской области начало действия ЕАЭС, несомненно, отражается. Основа экономики ВКО – горно-рудная промышленность, цветная металлургия и машиностороение, в которых ведущую роль играют крупные и средние предприятия, в том числе, со значительным участием иностранного капитала.
Они сориентированы, в первую очередь, на мировой рынок, а не на рынок ЕАЭС. Соответственно, на деятельности таких гигантов как, например, «Казцинк» и «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат» начало деятельности ЕАЭС практически не сказалось. «Ульбинский металлургический завод» (атомная промышленность) также пока не испытывает особых изменений, поскольку занимает монопольное положение, в том числе, в поставках своей продукции в РФ.
Другое дело – машиностроение, в котором одни предприятия (например, усть-каменогорские арматурный и конденсаторный заводы) пытаются расширить свой рынок сбыта в РФ, а другие (ВКМЗ) испытывают экономические трудности  вследствие конкуренции со стороны российских предприятий. Очень сложная ситуация сложилась в автомобилестроении на заводе «Азия-Авто» (так называемое «отверточное производство»), продукция которого слабо реализуется в последнее время из-за сравнительно высоких цен. Кроме того, малый бизнес в ВКО, в значительной мере, «кормится» от крупного и на нем, соответственно, сказывается изменение положения предприятий региона. Например, автосалоны по продаже автомобилей, включая известный в Казахстане «Бипек-Авто», испытывают большие трудности и даже сокращают сотрудников. Вместе с тем, на рынке РФ, в приграничных регионах (Алтайский край, Новосибирская область) представлена молочная продукция из ВКО (предприятий «Эмиль», «Восток-молоко», «Исток» и др.), известная своим высоким качеством.
Что касается потребителей, то они, прежде всего, теперь имеют большую возможность выбора товаров и услуг. Плюсом для потребителей можно считать и высокие требования к качеству выпускаемой продукции, отвечающему мировым стандартам, из стран, входящих в ЕАЭС.
В последнее время, потребители ВКО, как и другие казахстанцы, активно покупают в приграничных областях РФ автомобили, различную бытовую технику и т.п. Значительно активизировались жители области и в покупке подешевевшего для казахстанцев (в связи с падением курса рубля) жилья в Новосибирске, Барнауле и др. российских городах. Следует отметить, что от этого выигрывают те слои населения, у которых уровень доходов позволяет делать такие покупки, а также перекупщики. Однако население понимает, что выигрывая в цене сегодня, можно проиграть завтра – из-за сокращения производства на некоторых отечественных предприятиях, а также вследствие возможной девальвации тенге.
Таким образом, для производителей и потребителей ВКО складываются разнонаправленные тенденции от начала действия ЕАЭС. Наблюдается некоторый дисбаланс интересов предпринимателей и потребителей.
Конечно, в полной мере преимущества союза за столь короткий промежуток времени еще не проявились, но их, как показывает практика, больше, чем минусов.
Что делать?
ЕАЭС для Казахстана — это, своего рода «евразийская многовекторность», возможность развивать многовекторную внешнюю политику при приоритете российского вектора.
К 2025 году ЕАЭС должен «заработать». Эксперты предлагают различные сценарии его работы от негативных – превращение в «неработающее» соглашение, до позитивных, способствующих укреплению внутрирегионального сотрудничества между республиками Центральной Азии и сближению позиций пяти республик региона по общим нерешенным проблемам (5).
Представляется, чтобы улучшить развитие ситуации, необходима постоянная координация действий участников ЕАЭС на уровне правительств и регионов.
Возможно, со временем, понадобятся наднациональные органы, решения которых будут обязательны для правительств всех стран, пожелавших вступить в союз (это касается торговых войн, тарификаций и мер нетарифного регулирования).
И, может быть, вторая половина успеха будет зависеть от достаточно подробного освещения деятельности союза в СМИ. Но, кроме информативности, не менее важна и адаптация информации под конкретную целевую аудиторию: газеты – традиционно старшее поколение, ТВ – средний и старший возраст и приложения для смартфонов и соцсети – молодежная среда.
Таким образом, Казахстан, занимая выгодное географическое положение, является регионом переплетения стратегических интересов России, Китая, Турции, европейских стран и США. Поэтому курс ведения внешней и внутренней политики Казахстана и все связанные с ним изменения будут иметь существенное значение для всего Азиатского региона и за его пределами.
В итоге в системе геополитических приоритетов Республики Казахстан можно выделить многовекторность и развитие в составе ЕАЭС, что опирается на здоровый прагматизм и, в то же время, на осознание цивилизационной близости.
Светлана Линок, к.п.н., доцент Восточно-Казахстанского государственного технического университета
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR
Список использованных источников
4.         http://q99.it/3Vc6nhp.
 

Последнее

Популярное