Аналитические материалы / Туркменистан

Светлана Дзарданова: Туркменистан: анализ реформ Гурбангулы Бердымухамедова

14.03.2016

«После прихода Гурбангулы Бердымухамедова к власти международное сообщество возлагало на нового президента Туркменистана большие надежды, в том числе и по демократизации, улучшению состояния прав человека в стране, экономическому сотрудничеству и открытости. Ряд указов и действий, принятых Гурбангулы Бердымухамедовым в начале его правления, действительно, были направлены на устранение ошибок и экспериментов прошлого. Однако очень скоро стало очевидным, что эти надежды были беспочвенными», — об итогах реформ президента Туркменистана специально для CABAR.asia рассуждает политолог, координатор по исследованиям и тренингам Академии ОБСЕ в Бишкеке Светлана Дзарданова.

Dzardanova

В 2015 г. только 913 человек смогли получить туристические визы и посетить Туркменистан – страну, интерес к которой не стихает, а скорее подогревается ее закрытостью. Страна остается закрытой как для простого обывателя, исследователей, так и людей, вовлеченных в процесс принятия решений.
Получив независимость одновременно с другими республиками Центральной Азии, Туркменистан, однако, ушел гораздо дальше соседей в построении своей государственности и самоизоляции в попытке отгородиться от внешнего влияния. Это стало возможным, во многом, благодаря богатым запасам углеводородов (природного газа — 17.5 триллионов кубометров и нефти — 0.6 миллиардов баррелей на 2013 год), статусу постоянно нейтралитета, географии и сравнительно небольшому населению (около 5.5 миллионов человек по данным 2016 года).

Обеспечивая население бесплатно такими социальными благами как газ, электричество, вода и соль, субсидируя цены на топливо, государство остается абсолютно неподконтрольным и неподотчетным своему народу, продолжая практику номинальных выборов, в которых действующий глава государства по традиции, установленной еще прошлым президентом, в 2012 году получил 97.14 % голосов. При практическом отсутствии гражданского общества в стране, население остается сторонним наблюдателем процессов, происходящих в государстве, без возможности участия и влияния на правящую элиту. Транзит власти в Туркменистане произошел относительно мирно в 2007 г., когда на смену скончавшемуся Сапармурату Ниязову (Туркменбаши) пришел Гурбангулы Бердымухамедов.

Почти десятилетие спустя было бы целесообразным дать оценку его деятельности на посту первого человека страны. Какой путь развития и какую стратегию выбрал президент? Пытается ли он достичь успеха, основываясь на опыте Сингапура и Китая? Международное сообщество возлагало на нового президента большие надежды, в том числе и по демократизации, улучшению состояния прав человека в стране, экономическому сотрудничеству и открытости. Ряд указов и действий, принятых Гурбангулы Бердымухамедовым в начале его правления, действительно, были направлены на устранение ошибок и экспериментов прошлого. Однако очень скоро стало очевидным, что эти надежды были беспочвенными.

Ресурсы и власть

Тип руководства Гурбангулы Бердымухамедова характеризуется скорее прагматичным подходом и базируется на экономической целесообразности. Это заметно по избирательности, с которой он подходит к принятию новых законов, а также поддержке или отмене указов бывшего президента. В отличие от Туркменбаши, Гурбангулы Бердымухамедов не сирота и происходит из самого многочисленного клана Теке. Если Сапармурат Ниязов опирался на систему ротации кадров, то Гурбангулы Бердымухамедов выстроил клановую систему. Для укрепления своих позиций он сразу же привлек членов семьи и представителей клана на ключевые посты и сосредоточил основные активы в своих руках. В частности, новый закон Туркменистана «Об углеводородных ресурсах», принятый Меджлисом Туркменистана 20 августа 2008 года, практически отдал всю отрасль под контроль Гурбангулы Бердымухамедова, упразднив несколько профильных ведомств и создав взамен Государственное агентство по управлению и использованию углеводородных ресурсов полностью подотчетное президенту.

После подписания новой Конституции в 2008 году произошло упразднение Халк Масхалаты (Народного Совета), фиктивного и громоздкого органа (2500 членов), выполняющего фиктивную функцию придания народного участия в принятии решений. Полномочия совета разделили между президентом и Меджлисом (парламентом).

Продолжая курс фасадных изменений, Гурбангулы Бердымухамедов хотя бы внешне, стремится создать многопартийную общественно-политическую систему, добавив к Демократической партии и Партии промышленников и предпринимателей, Аграрную партию Туркменистана в 2014 г. Тем не менее, в стране, по мнению многих наблюдателей все поделено на сферы влияния между родственниками президента. Его зять является представителем Туркменского государственного агентства по контролю и использованию углеводородных ресурсов в Лондоне. Племянники контролируют рынок бытовой техники и строительный бизнес. По данным издания Гундогар, находившийся ранее в тени, сын Сердар в последнее время становится более заметной фигурой, получил недавно докторскую степень, занимает пост руководителя ассоциации «Туркменгалла» при Министерстве сельского хозяйства Туркменистана. Прогнозируют, что в скором времени его повысят до заместителя министра сельского хозяйства.

Не смотря на это Сердар, скорее всего не рассматривается президентом как преемник, для этой роли он готовит внука Керимгулы, которому сейчас 12 лет и который пользуется огромной популярностью у местных СМИ. Президент часто берет его на официальные приемы и встречи. Такая забота о многочисленных представителях семьи президента отнюдь не является неправомочной, ведь статья 74 звучит так: «Обеспечение, обслуживание и охрана Президента Туркменистана и его семьи осуществляется за счет государства». Чтобы еще больше упрочить свои позиции в 2016 году была инициирована очередная конституционная реформа, куда помимо других изменений уже внесли предложения о продлении срока полномочий президента (с пяти до семи лет) и о снятии максимального возрастного ограничения для исполнения обязанностей главы государства [1]. Что неудивительно, заседания по «совершенствованию» проходят под председательством самого Гурбангулы Бердымухамедова.

Экономика и образование

Гурбангулы Бердымухамедов понимал, что в то время как политическая ситуация полностью им контролируется, дальнейшее экономическое развитие страны зависит от качества специалистов, привлеченных в наиболее важные отрасли экономики. Поэтому, практически сразу после вступления в должность, в 2007 году его указы сначала вернули 10-летнюю систему школьного образования и отменили требование обязательного двухлетнего опыта работы перед поступлением в ВУЗы. А в 2013/14 академическом году произошел переход на 12-летнюю систему. Учитывая, что сырьевая политика требует высококвалифицированных кадров, а также желая снизить зависимость от иностранных специалистов, новая администрация также поддерживает обучение местных специалистов за рубежом в таких странах как Малайзия и Турция по ряду специальностей.

Были созданы новые высшие учебные заведения: Туркменский государственный институт нефти и газа, Туркменский государственный университет архитектуры, гражданский институт инженерии и международный университет гуманитарных наук и развития (2014 год). В университетах были также введены новые специальности. Однако, образование за рубежом не отвечающее государственным потребностям, остается проблематичным.

Так в 2010 г. правительство ограничило свободу передвижения туркменских студентов, обучающихся в Американском университете Центральной Азии в Бишкеке. Студенты не смогли продолжить учебу после летних каникул. Кроме того, на оставшихся за рубежом учащихся оказывалось давление, чтобы заставить их вернуться домой. Другим указом в 2011 году туркмено-турецкие школы были расформированы в общеобразовательные.

Такая же удручающая ситуация остается и с исследованиями о Туркменистане внутри страны из-за ограниченного режима для въезда. Высказанные недавно опасения Гурбангулы Бердымухамедова по поводу иностранной исследовательской деятельности лишь подтверждают это. По его мнению » Иностранные ученые должны публиковать свои научные исследования только после их проверки министерством культуры и научными советами Академий наук Туркменистана» [2]. Такие сигналы туркменского руководства ставят под вопрос эффективность проводимых реформ в сфере образования. При отличной технической оснащенности учебных заведений доступ к информации в сети ограничен. Интернет остается доступным в основном через мобильные приложения на уровне популярных социальных сетей, таких как Одноклассники и Вконтакте. Кроме того остро стоит проблема с доработкой учебных программ и учебников, отсутствием высококвалифицированных преподавателей и исследователей, причиной чему явилась повальная миграция во время правления Сапармурата Ниязова. И хотя очевидно, что Гурбангулы Бердымухамедов выстраивает более продуманную образовательную политику, по сравнению с первым главой государства, но для кардинальных изменений ему потребуются не столько ресурсы, сколько политическая воля.

Нейтралитет: внешняя политика и безопасность

В прошлом году Туркменистан пышно отметил 20-ю годовщину международного признания постоянного нейтралитета. Учитывая все плюсы статуса, Гурбангулы Бердымухамедов продолжил продвигать идею внешней политики невмешательства и мудро использовал ее как для наращивания миротворческого авторитета страны, обеспечения мирного соседства с Афганистаном, так и лавирования между Россией, Китаем и западными партнерами.

Но современные реалии заставляют задуматься о том насколько страна готова справиться с нарастающими угрозами безопасности и ставят под сомнение эффективность и приемлемость доктрины нейтралитета, особенно в свете тревожной ситуации на афгано-туркменской границе. Туркменистан не только начал укреплять свои границы и увеличил расходы на оборону, но и принял новую военную доктрину в январе этого года. Она, тем не менее, не привносит хоть каких-либо изменений относительно статуса нейтралитета и более того, по словам президента «нацелена на укрепление мира на всей планете, развитие дружественных, братских, добрососедских отношений со всеми странами»[3].

Внешняя обеспокоенность, связанная с нейтралитетом Туркменистана и его оборонных возможностях, представляется все же преувеличенной. Поскольку, хотя нейтралитет и исключает участие в военных альянсах, он не только не лишает государства права на самооборону, но и не ограничивает двусторонние договоренности по обеспечению безопасности. Необходимо также помнить, что Туркменистану удалось поддерживать дружественные отношения с Афганистаном даже во время режима талибов, сохраняя дипломатическое присутствие, принимая беженцев и не прекращая поставок электричества и гуманитарной помощи, предотвратив, таким образом, прогнозируемую открытую конфронтацию с Талибаном. Постепенно наращивая военную мощь, боевую готовность армии для охраны границ и придерживаясь, уже проверенного добрососедского курса, Туркменистан, на наш взгляд, способен и в этот раз избежать конфликта.

Культ личности и ужесточение авторитарного режима

После прихода к власти Гурбангулы Бердымухамедов и не пытался менять уже прижившийся авторитарный режим и развенчал культ личности Туркменбаши только для того, чтобы заменить его своим собственным. Рухнаму сменили книги, написанные Гурбангулы Бердымухамедовым, многочисленные портреты Туркменбаши постигла та же участь, а эпитеты, используемые по отношению к бывшему президенту, такие как Туркменбаши («глава туркмен»), Сердар («вождь») и Вечно Великий Сапармурат Туркменбаши сменили на еще более всеобъемлющий титул Аркадаг («покровитель»). Кроме того глава государства удостоился звания человека года в том же 2010 году, правда по версии Института международных отношений и экономического сотрудничества Румынии.

По этому случаю народный писатель республики Гозель Шагулыева сочинила оду воспевающую президента и его заслуги перед государством и народом. Эпоха Возрождения (официальное название периода правления Гурбангулы Бердымухамедова) характеризуется неограниченной властью президента, все его указы пусть и неофициальные исполняются беспрекословно.

Так, например, с начала года в стране неофициально запретили продажу сигарет сразу после массового уничтожения контрабандной партии табачных изделий (в рамках кампании по борьбе с курением). Цена пачки на черном рынке достигала 50 манат (14.7 долларов), в приграничных районах, например с Казахстаном, люди были вынуждены пересекать границу только чтобы купить сигарет. По словам местных жителей, это было сделано для того, чтобы бизнес перешел в руки сестры и племянников президента. На данный момент цены вернулись в пределы нормы около 10 манат за пачку (2.9 доллара) и сигареты вернулись в свободную продажу в магазинах.

Другой указ лишил население возможности покупать валюту, теперь ее можно только продать по официальному курсу. Население остается заложником политической воли президента и его непосредственного окружения, не имея права голоса. Оппозиции в стране нет. Немногочисленная оппозиция в изгнании никоим образом не влияет на ход событий и является номинальной. Все три партии, как и прежде единодушны в проявлении поддержки главы государства.

Местное телевидение транслирует заседания, сенокос и танцы в лучших традициях советской пропаганды. В страну сложно попасть и сложно из нее выехать. Любое проявление критики или вмешательства в государственные дела наказывается. Ярким примером служит выдворение в 2010 из страны международной медицинской гуманитарной организации «Врачи без границ», которая неоднократно указывала на проблемы в местной системе здравоохранения. Принято замалчивать многочисленные случаи туберкулеза, СПИДа и других инфекционных заболеваний в стране. Кроме того Волонтеры Корпуса Мира также были вынуждены покинуть страну из-за постоянного сокращения количества мест, а также постоянных препятствий в работе, особенно в области здравоохранения. В большинстве случаев, деятельность международных организаций и представительств ограничена проведением семинаров и тренингов по наращиванию потенциала в разных сферах и строго контролируется государством.

Итоги и прогнозы

За время своего срока правления новый лидер Туркменистана сумел не только упрочить свои позиции, окружив себя родственниками и организовав прочный тыл, проводя необходимые конституционные реформы, но и смог укрепить и диверсифицировать свои экономические связи. Богатые запасы газа и нефти способствовали такому курсу развития. Новое руководство приложило усилия, чтобы увеличить приток иностранных инвестиций, особенно в энергетический сектор, который обеспечил ему необходимую экономическую поддержку для дальнейшего упрочения власти. Президент действует стратегически продуманно, позиционируя Туркменистан как надежного и более или менее предсказуемого партнера с понятными правилами игры для стран, с которыми его связывают тесные экономические связи.

Многое из того, что происходит в стране, работает на имидж президента и призвано демонстрировать богатство и развитие государства, как внешним наблюдателям, так и местному населению. Ашхабад меняется и разрастается с каждым годом, беломраморный город известен своими широкими улицами, многочисленными парками и еще более многочисленными фонтанами, которые как бы отражают успехи руководства и быстрый экономический рост. Туркменистан активно готовится к Азиаде — 2017, что предполагает еще большие вложения во внешний вид города. К сожалению, несмотря на огромное количество отелей, и довольно развитой туристической зоны на Каспии, Туркменистан остается закрытым для туристов.

Несмотря на сомнения по поводу состоятельности статуса нейтралитета и способности Туркменистана сохранить его в сложившейся непростой международной обстановке, именно нейтралитет и транслируемые вовне дружественные сигналы в связке с двусторонними договоренностями по обеспечению безопасности смогут гарантировать Туркменистану необходимую международную поддержку в случае обострения ситуации.

На дипломатическом поприще тоже нельзя не отметить успехи, связанные со статусом нейтралитета, а также попытках зарекомендовать себя в миротворческой деятельности. Так Туркменистан не раз становился площадкой для ООН и других международных форумов по вопросам гуманитарной помощи и миротворчества в Афганистане. В 2007 году была создана штаб-квартира Регионального центра ООН по превентивной дипломатии в Центральной Азии (UNRCCA) в Ашхабаде, чтобы помочь региону в поддержании мира и безопасности. Тем не менее, трудно сказать, что Туркменистан сильно обеспокоен критикой со стороны международных организаций, таких как ООН и ОБСЕ и другие по поводу ухудшения ситуации с демократизацией, свободами и правами человека.

Использованная литература:

[1] Зачем Бердымухамедову новая Конституция Туркменистана? – эксперт (05.02.2016) // www.ca-portal.ru/article:24996
[2] Turkmen president calls to restrict foreign academics (15.08.2015) http://www.thejakartapost.com/news/2015/08/15/turkmen-president-calls-restrict-foreign-academics.html
[3] Утверждена новая военная доктрина Туркменистана (26.01.2016) http://www.turkmenistan.ru/ru/articles/41436.html

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR.asia и Академии ОБСЕ

Последнее

Популярное